Третья революция

Весной 1921 года Петроград приходил в себя после Кронштадтского мятежа. Кого-то отмечали наградами. С теми же, кто находился по другую сторону баррикад, разговор был короткий... Произошедшие тогда события долгие годы имели одну оценку, не подвергавшуюся сомнениям, – контрреволюционный мятеж.

В последующие годы оценки варьировались, но окончательный «приговор» так и не вынесен. Историки продолжают спорить о причинах и движущих силах восстания. Наш собеседник, научный сотрудник Музея истории Кронштадта Владимир КРЕСТЬЯНИНОВ, занимается этой темой два десятка лет, является автором книги «Кронштадтский мятеж. Хроника событий». Однако и ему удалось найти ответы не на все вопросы.

Третья революция | Кадр из фильма о подавлении восставшего Кронштадта. Он был снят через несколько дней после разгрома мятежа, и его участники повторили свои действия на камеру. На снимке – участники штурма возвращаются на берег Финского залива. Март 1921 г. ФОТО из Централ

Кадр из фильма о подавлении восставшего Кронштадта. Он был снят через несколько дней после разгрома мятежа, и его участники повторили свои действия на камеру. На снимке – участники штурма возвращаются на берег Финского залива. Март 1921 г. ФОТО из Централ

– Владимир Яковлевич, с тем, как начался мятеж в Кронштадте, казалось бы, все ясно. И то, что он не стал неожиданностью для руководства Петрограда, никто сомнению не подвергает?

– Действительно, события, приведшие к мятежу, назревали. За несколько месяцев до него, в декабре 1920 года, в докладе начальника 1-го спецотделения Особого отдела ВЧК говорилось об «ухудшении политической физиономии Балтфлота». Говорилось об «усталости» моряков, которая усугубляется «удручающими вестями с родины», о том, что более 40% «членов РКП организации Балтфлота» вышли из партии.

Практически накануне мятежа, в феврале 1921 года, в Петрограде проходили забастовки и «волынки» рабочих. Требования были политические: главным образом – «свободные Советы». Эсеры, меньшевики и анархисты пытались подхлестнуть это движение. Рабочие выходили на митинги, курсанты разгоняли их, стреляя поверх голов. Пошли слухи о том, что, мол, в Петрограде стреляют в рабочих. Кронштадтцы отправили в город своих гонцов. Когда те вернулись обратно и рассказали о положении дел, на двух самых мощных линкорах – «Петропавловске» и «Севастополе» – началась буза. Моряки поддержали требования рабочих Петрограда.

Однако, несмотря на тревожную обстановку, руководство флота как будто бы не замечало ситуации. «Побузят, побузят и успокоятся», – заявил комиссар Кронштадтской крепости Новиков. А моряки не успокоились. И 1 марта вышли на митинг на Якорную площадь. С главным лозунгом – «Советы без коммунистов»...


– Понятно, что большевикам надо было как-то объяснить гражданам страны, почему в контрреволюционном выступлении участвовали «краса и гордость революции» – моряки Балтийского флота...

– Ответ «нашли» еще до подавления восстания. Было объявлено, что настоящих революционных моряков в Кронштадте не было: они ушли на советскую и партийную работу, а на Балтику прибыло пополнение из кулацких сынков, махновцев, пленных колчаковцев и деникинцев. Они-то-де и подняли бунт! На самом деле это неправда: восстали как раз те моряки, которые активно участвовали в революциях 1917 года и Гражданской войне.

Вообще же с первого дня кронштадтского выступления руководство большевиков объявило, что речь идет о «мятеже белогвардейского генерала Козловского». Имелся в виду Александр Козловский, назначенный в декабре 1920 года начальником артиллерии Кронштадтской крепости. На самом деле никаким белогвардейцем он не был: приветствовал Февральскую революцию, после Октябрьской пошел добровольно на службу в Красную армию, участвовал в Гражданской войне. Его старший сын был членом партии большевиков и депутатом Петросовета, еще два сына, курсанты училища комсостава флота, участвовали в боях против армии Юденича...

Затем версия изменилась: виновными «назначили» иностранные разведки, эсеров, меньшевиков и прочих врагов советской власти. Именно такая версия и доминировала вплоть до конца 1980-х годов. Затем возобладала точка зрения, что восстание в Кронштадте было стихийным антибольшевистским выступлением. Однако, на мой взгляд, есть некоторые детали, которые позволяют усомниться в том, что заговора вообще не было. Вовсе не с целью реабилитировать советский официоз, а чтобы разобраться, как было на самом деле. Чтобы собрать на митинг моряков, прошедших огонь и воду, нужно пользоваться у них авторитетом и тщательно все подготовить. Один человек здесь сделать ничего не может. Должна быть организованная группа или группы. Подготовка, безусловно, была. Но можно ли было назвать ее заговором?..

К слову, особоуполномоченный ВЧК Яков Агранов в своем докладе 5 апреля 1921 года в президиум ВЧК отмечал, что установить связи организаторов и вдохновителей мятежа с контрреволюционерами в Советской России и за рубежом не удалось. И далее указывал: «восстание возникло стихийным путем». А петроградский лидер Григорий Зиновьев в письме Ленину от 29 марта 1921 года считал, что стихия и заговор в произошедших событиях – в соотношении 50 на 50. Заговорщиками он называл Антанту, эсеров и контрреволюционных офицеров.


– К вопросу об Антанте... То есть заграница все-таки пыталась помочь?

– У русских эмигрантов известие о восстании в Кронштадте действительно вызвало большой энтузиазм. Они начали сбор средств, обращались за помощью к правительствам стран, еще недавно участвовавших в походе против большевиков, отмечая, что подобного взрыва внутри Советской России может не повториться.

Однако западные страны отмолчались. В США только что прошли президентские выборы, и пришедший к власти республиканец Уоррен Гардинг был озабочен другими проблемами. Великобритания пережила острый социально-экономический кризис, премьер-министр Ллойд Джордж сделал выбор в пользу сотрудничества с Советской Россией. Больше других европейских стран борьбу против большевиков поддерживала Франция, но и она не стала вмешиваться в кронштадтские события.

Не собирались снова воевать против Советской России ни Эстония, ни Польша. Они нуждались в передышке. Как раз 18 марта 1921 года Польша подписала мирный договор с РСФСР, по которому получала значительные репарации...

Ближе всех к Кронштадту была Финляндия. Оттуда 8 марта, после первого штурма, отбитого мятежниками, прибыли представители Русского Красного Креста и были встречены с восторгом. Появилась надежда, что за ними и другие отзовутся на порыв кронштадтцев и подадут руку братской помощи. Восставшие рассчитывали на продовольствие и медицинскую помощь. Однако официально Финляндия разрешила провезти через границу только небольшое количество медикаментов. Разрешения на поставку в Кронштадт продовольствия Русский Красный Крест так и не получил.


– В своей книге вы пишете, что есть еще одна версия событий в Кронштадте – заговор чекистов...

– Да, историки иногда высказывают подозрение, что восстание спровоцировали сами большевики, чтобы затем упрочить свое пошатнувшееся положение и решить внутрипартийные проблемы. Версия невероятная, но тем не менее многие факты в нее достаточно логично укладываются.

Судите сами. К началу 1921 года внутренний враг, казалось бы, побежден, но было непонятно, что делать дальше. Экономика разрушена, мировая революция отложена до лучших времен, в партии большевиков идет борьба между фракциями и «платформами». В такой обстановке кронштадтский мятеж дал повод объявить о том, что война продолжается и партии необходимо жесткое единство. И на Х съезде, который в те же самые дни, когда случилось восстание в Кронштадте, проходил в Москве, было принято решение о запрете фракций.

Кстати, есть некоторые детали, которые могут работать в пользу версии о провокации ВЧК. Когда ситуация в Кронштадте стала выходить из-под контроля, часть чекистов и партшкола просто ушли с острова на материк, более того – председатель Петроградской ВЧК лично дал указание чекистам Кронштадта покинуть мятежный город. В результате бунтовщикам практически никто не оказывал сопротивления, когда они захватывали то, что полагалось брать по «ленинскому» плану вооруженного восстания, – почту, телеграф, телефон...


– А как сами восставшие называли свое выступление?

– «Третьей революцией». Под первой подразумевались события 1905 – 1907 годов, под второй – свержение царя в феврале 1917 года. Захват власти в октябре 1917-го большевики сами называли не революцией, а переворотом. Восставшие объявили себя «защитниками власти Советов, стоящими на страже завоеваний Социальной Революции».

Мятежный ревком особенно подчеркивал в своем воззвании, что Кронштадт поднялся «против владычества коммунистов для восстановления подлинной власти Советов», что коммунистов свергли в Кронштадте «без единого выстрела, без капли крови», и что первым открыл огонь «кровавый фельдмаршал» Троцкий.

Кстати, впоследствии, уже в эмиграции, руководитель восстания, председатель кронштадтского ревкома, матрос Степан Петриченко настаивал, что восставшие принципиально не желали проливать ни одной капли крови. И хотя сразу после начала выступления арестовали местных коммунистов (около четырехсот), никого из них не расстреляли.

Напомним, что восстание в Кронштадте в 1921 году стало четвертым по счету мятежом в крепости после октября 1905 года, июля 1906 года и февраля 1917 года. И всякий раз с кровопролитием и беспорядками в городе. Причем некоторые из участников событий 1921 года были очевидцами или даже участниками предыдущих восстаний. Но тогда все было понятно – моряки восставали против царского режима...


– Какую стратегию избрали власти против мятежного Кронштадта?

– Они сразу же стали сосредотачивать силы и приняли все меры для его изоляции, дабы не допустить агитаторов в Петроград. Фактически развернули грамотную «информационную войну». И в результате массированной пропагандистской обработки большинство красноармейцев были уверены, что во главе мятежников действительно белогвардейские офицеры и генералы.

Руководство большевиков пресекало любые попытки сочувствия восставшим. В Петрограде действительно проходили отдельные собрания рабочих в поддержку Кронштадта, но их зачинщиков сразу же арестовывали. Беспощадно подавляли и выступления красноармейцев и курсантов, не желавших штурмовать Кронштадт. Так, было жестоко пресечено выступление 1-го морского гидродивизиона в Ораниенбауме.


– Известно ли сегодня точное количество жертв восстания?

– Точных цифр нет. В советских изданиях 1920 – 1930-х годов фигурировали 600 – 700 погибших при атаках на Кронштадт. Однако только 7-я армия потеряла при штурме 1300 человек. Но ведь в захвате мятежного Кронштадта участвовали еще и коммунистические отряды Москвы, Петрограда, Северо-Запада, делегаты Х съезда партии, моряки. Погибли также некоторое количество возчиков, мобилизованных на южном берегу Финского залива для Красной армии. Они на подводах и телегах подвозили боеприпасы, продовольствие, медикаменты, вывозили раненых.

Что же касается мятежников... Кронштадт пал 18 марта, и расправа была скорой и жестокой. Смертные приговоры приводили в исполнение немедленно. Казнили в самом Кронштадте, а также в Мартышкине, Сестрорецке, Лисьем Носу, Детском Селе и Гатчине.

Данные о количестве мятежников – расстрелянных, погибших при штурме и бежавших в Финляндию – не стыкуются между собой. Есть документ особого отдела охраны финляндской границы, датированный концом апреля 1921 года. Согласно ему, за участие в Кронштадтском мятеже были расстреляны 2185 человек, в том числе четыре женщины, одна из них – 19-летняя медсестра Вера Бабур, которая оказывала помощь восставшим. По моим общим оценкам, всего расстреляны были в пределах трех тысяч человек.

Специальное следственное дело было заведено даже по Морскому собору – за сочувствие «контрреволюционерам», которые 5 марта установили под куполом храма наблюдательный пункт. Двое священников и председатель церковного совета были расстреляны, сторожа и староста получили по пять лет. Не было пощады отступникам, вышедшим во время мятежа из партии большевиков. Членов семей «кронмятежников» выселяли из города без права возвращения.


– Хорошо помню, насколько тема Кронштадтского мятежа была популярна в печати в годы перестройки...

– Да, в Ленинграде в 1991 году даже был создан общественный комитет «За правду о Кронштадте». Результатом его деятельности стал указ президента России Бориса Ельцина от 10 января 1994 года о реабилитации участников мятежа и создании им памятника в Кронштадте. Было выбрано два места, установлен даже закладной камень у Морского собора (в прошлом году рядом с этим местом воздвигли монумент флотоводцу Ушакову), проходил конкурс, однако памятник так и не появился. Но в Кронштадте не забывают об этой идее.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 059 (5676) от 06.04.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.