Главная городская газета

Тифлисский «экс»

  • 24.12.2014
  • Александр Калмыков
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Тифлисский «экс» | ФОТО предоставил Музей политической истории России<br>Бутылка с остатками сургуча на горлышке и вложенной в нее самой крупной купюрой Российской империи стала музейным экспонатом 80 лет назад

ФОТО предоставил Музей политической истории России
Бутылка с остатками сургуча на горлышке и вложенной в нее самой крупной купюрой Российской империи стала музейным экспонатом 80 лет назад

Как известно, во время первой русской революции для пополнения партийной кассы большевики нередко использовали вооруженные «экспроприации». Одной из самых прибыльных стала знаменитая Тифлисская, устроенная 13 июня 1907 года

В результате дерзкого налета боевиков под предводительством Симона Тер-Петросяна (Камо) на экипаж, перевозивший деньги в Тифлисское отделение Госбанка, было захвачено 241 тыс. рублей. Из них 23 тыс. революционеры оставили на подготовку новых «эксов» в поддержку местных кавказских организаций большевиков, а 218 тыс. передали на общепартийные дела.

Отчаянно рискуя, Камо перевез всю эту сумму из Тифлиса в Петербург. Он положил ее в большую картонную шляпную коробку, которая лежала в вагонном купе 2-го класса у всех на виду, не вызывая подозрений. Деньги он сдал «узкой коллегии» большевистского центра.

Там решили 118 тыс. рублей мелкими купюрами расходовать в России на издательские дела и помощь боевикам Камо в случае их ареста. Оставшиеся 100 тыс. были в пятисотенных банкнотах, и сбыть их оказалось трудно, поскольку Госбанк публично огласил номера похищенных пятисоток. Добытые с боем крупные деньги становились не просто мертвым, но и опасным капиталом...

Неоднократные попытки разменять эти купюры в России и за рубежом привели к арестам и конфискациям денег. В Мюнхене полиция изъяла 18 пятисоток, в Париже – 12, в Италии – 4, в США – 15. Есть сведения о захвате некоторого количества банкнот в Софии, Роттердаме, Копенгагене и, возможно, в нескольких городах России. В то же время большевикам удалось успешно обменять пятисотки на иностранную валюту в Мюнхене, Штутгарте и Карлсруэ (по одной), в США – 33 банкноты и 5 – 6 – во Франции. Возможно, некоторое количество пятисоток было разменяно и в России.

Но оставалось еще около 90 купюр, то есть примерно 45 тыс. рублей. По поручению Красина с ними в феврале 1908 года на конспиративной даче в Териоках (ныне Зеленогорск) «работала», то есть подделывала номера, 19-летняя студентка Училища технического рисования барона Штиглица Афанасия Шмидт (Фаня Беленькая). До этого она уже изготавливала для нужд Боевой технической группы (БТГ) большевиков фальшивые печати и паспорта. Однако с одной из банкнот еще в самом начале работы произошел казус: первая цифра в номере вышла меньше остальных. Красин ее забраковал, но посоветовал в шутку спрятать и сохранить для будущего музея революции...

Попытка обмена похищенных денег широко освещалась в зарубежной печати и бросала тень на всех русских социал-демократов. Этот факт, а также то, что большевики открыто игнорировали запрет на экспроприации, принятый на V съезде РСДРП в Лондоне в 1907 году, вызвали яростную полемику между обеими частями ЦК – большевиками и меньшевиками. На январском пленуме объединенного ЦК в 1910 году меньшевикам удалось вынудить Ленина согласиться на сожжение всех банкнот, не попавших в руки полиции. Секретные сотрудники департамента полиции, присутствовавшие на заседаниях пленума в качестве делегатов, донесли, что Заграничное бюро ЦК сожгло все оставшиеся пятисотки (18 штук), кроме тех, что были у Красина. Сколько их у него оставалось, непонятно: по одним данным, 38, по другим – 53.

Что же касается упомянутой выше испорченной банкноты, то ответственный организатор БТГ Александр Игнатьев вложил ее в бутылочку и закопал на территории своего имения Ахи-Ярви недалеко от Райволы (ныне Рощино). В конце 1920-х годов Николай Буренин, первый ответственный организатор БТГ и близкий друг Игнатьева, тайно откопал реликвию (уже оказавшуюся на территории независимой Финляндии). В 1934 году он передал ее в Музей революции – нынешний Музей политической истории России. Там она хранится и поныне.


Александр КАЛМЫКОВ,
заведующий отделом научно-экспозиционного проектирования Музея политической истории России, кандидат исторических наук

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook