Главная городская газета

«Кронштадтская республика»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
«Кронштадтская республика» | Кронштадт. ФОТО Ольги НИЛОВОЙ

Кронштадт. ФОТО Ольги НИЛОВОЙ

В художественном фильме «Адмирал», посвященном Александру Колчаку, есть яркий эпизод, наглядно иллюстрирующий события в Кронштадте во время Февральской революции 1917 года: матросы устраивают расправу над своими вчерашними «угнетателями» - офицерами. Происходит это возле главной площади города - Якорной, напротив Морского собора. Некоторые офицеры пытаются спастись бегством, но спрятаться им негде... Было ли такое на самом деле и что вообще происходило тогда в городе на острове?

Кронштадтские матросы восстали вслед за петроградским гарнизоном. Главный командир Кронштадтского порта и военный губернатор города Р. Н. Вирен и комендант крепости А. П. Курош, пытаясь изолировать Кронштадт, запретили частным лицам въезд и выезд, а также пользование телефоном и телеграфом. Но известия о событиях в столице все равно просачивались. 28 февраля Вирен запретил собрания, а также увольнения и сход на берег, офицеры ночевали на кораблях и в казармах.

Восстание в Кронштадте началось в 23.00 28 февраля, то есть речь шла о скоординированном выступлении. В нескольких частях крепости после вечерней проверки нижние чины отказались читать молитву. По условному сигналу - несколько пулеметных очередей - они вышли на улицу. Сотни матросов и солдат заполнили город. Освободив из тюрем заключенных, они в два часа ночи подошли к Усть-Рогатке, где стояли боевые корабли. Экипажи присоединились к восставшим. С офицерами, пытавшимися оказать сопротивление, расправлялись на месте.

Активное сопротивление оказали полицейские одного из участков. Но одним выстрелом из трехдюймовой пушки шестеро полицейских были убиты, остальные сдались.

Рано утром 1 марта толпа матросов и солдат подошла к дому адмирала Р. Н. Вирена. Произошедшее дальше описывается по-разному. Наиболее беспристрастным можно считать воспоминания вдовы адмирала Надежды Францевны, впервые опубликованные в 1934 году в Париже в книге А. П. Лукина «Флот. Русские моряки во время Великой войны и революции»:

«Вся ночь на 1-е марта прошла без эксцессов, а утром, в шестом часу, морская команда подошла к дому главного командира, прося разбудить его и выйти к ней. Когда доложили о том мужу, нашли его совсем готовым. Одев пальто и фуражку, в перчатках, он вышел на улицу; поздоровался с командой, и та ответила ему по уставу, титулуя его «Ваше Высокопревосходительство». Затем команда его окружила, и все вместе, скорым шагом, пошли по направлению к Морскому собору. Сколько можно было узнать из расспросов, муж что-то говорил команде и ближайшие его слушали, как вдруг раздались два выстрела, и он упал, смертельно сраженный ими в спину».

Тогда же в дом адмирала вошли вооруженные матросы, искавшие оружие. Ими руководил «вожак», которому Надежда Францевна дала весьма точную характеристику: «Молодой, маленького роста, в фуражке с козырьком, в бушлате, при сабле и орденах и с Анненской лентой через плечо, вожак этот, судя по нескольким погрешностям в терминах, оставил впечатление агитатора не из кронштадтской среды, не из матросов. [...] Он был криклив, вульгарен, но увещевал матросов не грабить и, очевидно, пользовался авторитетом».

В ту же ночь началась расправа над офицерами. Это была и стихийная ненависть нижних чинов к особо требовательным командирам и, не исключено, спланированная акция, грамотно использовавшая эту вражду. Агитаторы от революционных партий целенаправленно настраивали нижних чинов, выставляя офицеров в самом неблагоприятном свете. Надо сказать, те нередко сами давали повод...

Были убиты вице-адмирал А. П. Курош, начальник штаба крепости контр-адмирал А. Г. Бутаков, начальник учебно-артиллерийского отряда контр-адмирал Е. Н. Одинцов и еще несколько десятков офицеров. Их тела сбросили в доковый овраг рядом с Якорной площадью. Около пятисот офицеров были арестованы.

Начиная с 1 марта в Кронштадте проходили ежедневные многолюдные митинги. 3 марта состоялось гарнизонное собрание с участием комиссара Временного правительства В. Н. Пепеляева, на котором был избран исполнительный орган - «Совет десяти», председателем которого и стал Пепеляев. Собрание постановило, чтобы каждая воинская часть выделила по два представителя в Совет военных депутатов.

4 марта были избраны депутаты и в Совет рабочих депутатов, а 5-го состоялось его первое заседание. Совет установил в Кронштадтском порту и на пароходном заводе 8-часовой рабочий день, повысил заработную плату, ввел избрание руководителей работ местными комитетами, принял решение о создании рабочей милиции. Некоторых рабочих переселили из подвалов в квартиры арестованных офицеров.

После 21 марта оба органа власти объединились в Кронштадтский совет рабочих и солдатских депутатов. А вот с Временным правительством у кронштадцев сложились напряженные отношения, поскольку кровавые расправы над офицерами не на шутку встревожили петроградских романтиков революции.

Но главным был все-таки вопрос о власти. 10 марта Временное правительство потребовало от Кронштадтского гарнизона и экипажей кораблей подчинения. В ответ совет послал телеграмму: «Свободному народу присягать не нужно. Не народ должен дать присягу верности Временному правительству, а Временное правительство народу».

Правительство настаивало на своем праве назначать военное командование крепости и комиссара. Но 15 марта Совет военных депутатов сам избрал начальство: комендантом крепости - генерала Герасимова, начальником всех морских сил - старшего лейтенанта Ламанова. Совет фактически стал единственной властью в городе, а его распоряжения - обязательными для коменданта и начальника морских сил.

Кронштадтский «сепаратизм» крайне беспокоил Временное правительство, считавшее положение на острове «угрожающим и совершенно недопустимым». Сюда один за другим стали приезжать представители новой власти из Петрограда. В их числе - министр юстиции Керенский (28 марта) и командующий Петроградским военным округом генерал Корнилов (5 апреля). По всей России разнесся слух о «Кронштадтской республике», не признающей Временное правительство, о городе, где царствуют анархия и разбой.

Противоречия удалось разрешить только в конце мая, когда два дня министры Временного правительства И. Г. Церетели и М. И. Скобелев вели переговоры с Кронштадтским советом. В конце концов он признал власть правительства, но настоял на своем праве выбирать комиссара. Правительство его отныне не назначало, а утверждало. Наступило некоторое успокоение, которое оказалось затишьем перед бурей.

КСТАТИ

Палаш адмирала Роберта Вирена, «трофей» восставшего народа, находится ныне в историко-краеведческом музее «Нарвская застава». В свое время палаш принесли сюда родственники человека, служившего в 1917 году в Кронштадте.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook