Главная городская газета

Свершилось

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Свершилось | ФОТО из архива редакции

ФОТО из архива редакции

Воспоминания, что вы видите на этой странице, из архива редакции, который начал складываться еще в 70-е годы прошлого века, когда мы объявили акцию «Память». А снимок называется «Первый поезд на Большую землю».

Удивленные и радостные лица - свершилось! После многих месяцев осады из Ленинграда ушел первый поезд на восток. Замечательное событие произошло в полдень 7 февраля 1943 года. А за несколько часов до этого на Финляндском вокзале ленинградцы встречали тоже первый поезд - с Большой земли. Он пришел в город с продовольствием по секретной железной дороге, которую возвели вдоль южного берега Ладоги за рекордные восемнадцать дней. Многие граждане так и не ушли с перрона, желая и встретить, и проводить долгожданные поезда.

Мы не будем писать общие слова о значимости события, вернувшего отрезанный город в лоно страны. У нашей газеты есть уникальная возможность дать сегодня слово людям, которые все происходящее тогда в полной мере испытали на себе.


Два января

Эти воспоминания из октября 1985 года. Два листа бумаги, заполненные с двух сторон аккуратным почерком. Подпись - Анатолий Иванович Незлобин, улица Губина, и больше ничего. Ни где работал во время блокады, ни как дальше, в мирные дни, сложилась жизнь. Время ушло, и нам на эти вопросы, возможно, никто уже не ответит. Но когда вы прочтете написанное, поймете - мы знаем об этом человеке все.


1942 год

Находимся на казарменном положении. Делаем запалы. Ничтожное количество электроэнергии получаем от трактора. Смерть стала у нас частой гостьей. Умерших от голода товарищей относим в бывший гараж. Мне неожиданно дали увольнительную, сказав: «Сходи посмотри, что с твоим домом». А дорога дальняя - в Коломяги. Дойду ли?

Давно заполночь, а я все еще бреду. С большим трудом дается каждый шаг - непослушные, тяжелые ноги. Наконец Скобелевский проспект, больница имени Скворцова-Степанова, а за ней большое пустынное поле. На нем трупы, свезенные со всего города. Я вижу женщину, застывшую в скульптурной позе. Она полулежит, опершись на локоть. Голова откинута, распущенные волосы выбелены морозом. Лицо молодое и даже красивое. В широко открытых глазах, отражается луна. Я смотрю на нее, и мне кажется, что она сейчас закричит пронзительно, на все поле.

Эту ночь я помню всегда. И если бы владел кистью - написал картину. Под названием «Блокада».

1943 год

Снаряды точим дни и ночи,
Не отличая ночь от дня.
Снаряды точат дни и ночи
Домохозяйки, ребятня.

Станки старые, изношенные, поэтому их не повезли в эвакуацию на восток. Очень плохо с режущим инструментом. Пластинки твердого сплава нам выделяют в весьма ограниченном количестве. Поломка резца - ЧП, каждый осколок на учете и перепаивается многократно. Приводные ремни на счету, но задание мы выполняем. Ночью приходит трамвай и забирает изготовленные снаряды.

Сменные мастера, контролеры, инструментальщики работают с полным напряжением сил. У станков в основном женщины и ребята 15 - 16 лет, еще не окончившие ФЗУ. Мы им помогаем, настраиваем станки. 17-го вечером разошлись поздно, оставив рабочие места ночной смене. Я вновь отправился к себе в Коломяги. В шестом часу утра мне постучали в окно соседи: «Вывешивай флаг - блокаду прорвали!». Кажется, остановилось сердце, закружилась голова... Бегу на работу, глотая слезы. На стыке смен - митинг. Выступает партгруппорг цеха, за ним передовые работницы. Все говорят об одном: нужно работать еще лучше и теперь мы все обязательно доживем до победы.

В воскресенье цех остановили на профилактику. Конец войне еще не виден, а нам других станков никто не даст - надо дотягивать на этих. Всех пригласили в Выборгский дом культуры на концерт. В зрительном зале холоднее, чем на улице. Сидим в ватниках, валенках, на голове ушанки, руки в рукавицах.

Одним из первых выступил народный артист СССР Павел Захарович Андреев. Он был в шубе и шапке. Пар, во время пения вырывавшийся из его рта, закрывал лицо, но «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?..» из оперы «Руслан и Людмила» все слушали в полном тяжелом молчании. Последний номер - танец из «Бахчисарайского фонтана». Балерина в сценическом костюме. В финале она ложилась на скамью. Как же ей, наверное, было холодно. Но поднялась, раскланялась, исчезла.

Вышли на улицу, и опять «концерт» - артиллерийский обстрел. Разрывы снарядов загнали нас в подворотню. Мы долго ждали отбоя, но настроение все равно было праздничным.


Как брали Гонтовую Липку

Николай СМОРОДИНОВ,
командир роты 131-го стрелкового полка

Когда нашу 71-ю стрелковую дивизию в начале октября 1942 года перебросили с Карельского фронта на Волховский, мы почувствовали - впереди прорыв блокады Ленинграда.

Операция эта, как известно, получила название «Искра». И нас к ней готовили три месяца ежедневными тренировками. В расположении дивизии построили укрепления, подобные немецким, и мы учились их брать.


13 января заняли позицию у противотанкового рва невдалеке от «Рощи Круглая». Поступил приказ наступать, но ожесточенный артиллерийский и минометный огонь противника из рощи и с высоты Гонтовая Липка, которую мы должны были взять, вынудил нас залечь.

Я прыгнул в воронку, припорошенную снегом, и оказался по грудь в воде. Через несколько секунд рядом со мной приземлился командир роты автоматчиков старший лейтенант Владимир Августыняк. Мы выбрались из воронки, и наша одежда тут же превратилась в ледяной панцирь.

- До утра недотянем, замерзнем к черту насмерть. Давай лучше посмотрим, что творится у высотки - в темноте фрицы нас могут не заметить, - предложил Августыняк, и мы поползли. На высотке находился немецкий дзот, периодически посылавший в наше расположение пулеметные очереди. На отроге траншеи стоял немецкий солдат, время от времени пускавший осветительные ракеты.

Крутой северный склон высоты, к которому мы подобрались, был специально полит водой. И она, замерзнув, покрыла его ледяной коркой. Я попробовал пробить ее кинжалом - получилось. И мы начали осторожно подбираться к ракетчику.

Выпустив очередную ракету, немец повернулся к нам спиной. В это время я вскочил в траншею, зажал ему рот рукой и всадил кинжал. Вслед за мной прыгнул в траншею Владимир. Немного переждав, мы отправились к дзоту. Откинули плащ-палатку, прикрывавшую входной проем, и увидели четырех немцев, игравших в карты. И еще одного за пулеметом. Они опешили, и наши автоматы завершили дело.

- Останься в дзоте у пулемета, чтобы не вызвать у немцев подозрений, а я приведу остальных, - сказал старший лейтенант...

К утру Гонтовая Липка была в наших руках, о чем мы доложили командованию полка. Но оно почему-то этого не поняло, не отреагировало, и мы вскоре оказались под разрывами наших снарядов.

Целый день 14 января мы отбивали ожесточенные немецкие контратаки. Осколком снаряда был ранен в живот Августыняк, и мне пришлось возглавить остатки двух рот, в которых оказались около ста человек. Ночью 15 января нас сменили морские пехотинцы, а мы получили приказ выдвинуться в «Рощу Круглая» и зачистить ее от засевших там немцев.

Рощи как таковой не было. Вместо деревьев стояли пни разной высоты, расщепленные снарядами, вокруг валялись обломки стволов и ветвей. Я послал вперед разведчиков, которые, вернувшись, доложили, что обнаружили четыре дзота и несколько блиндажей. «Там все тихо, но топятся печи», - сказал один из них. Решили просочиться мимо дзотов и атаковать блиндажи с тыла.

Атака оказалась удачной. Полуодетые немцы выскакивали из блиндажей и пытались бежать, но их встречал огонь наших пулеметов и автоматов. Мы огляделись. Всюду были видны следы ранее состоявшегося боя. Валялись наши винтовки и автоматы и даже стоял пулемет «Максим» с заправленной в приемник лентой.

Я решил достойно угостить убегавших. Развернул пулемет, нажал на предохранитель и спусковой рычаг, но очереди не последовало. В это время из блиндажа, находившегося ближе ко мне, вылетела немецкая граната. Я поймал ее на лету и забросил обратно. Раздался взрыв. Заглянув в блиндаж, увидел рацию и убитого немца, который уткнулся головой в карту.

К вечеру мы выкурили весь остаток немецкого гарнизона из дзотов и блиндажей. Заняв один из них, дождались ужина. Верхнее обмундирование и оружие положили на нары. Только разлили по кружкам «наркомовские» сто грамм, как в блиндаж вошел немец с автоматом на груди. Мы, оказавшись безоружными, оторопели. Но он не схватился за автомат, а поднял руки вверх, одновременно пытаясь нам что-то объяснить. Оказалось, что это француз из Эльзас-Лотарингии, который пришел сдаваться нам в плен.

Ночью немцы предприняли контратаку, и мы были вынуждены отбиваться, теряя товарищей. Из тылов дивизии нам прислали пополнение. Это были еще те бойцы: ездовые, повара, связисты, пекари, которые не умели ни стрелять, ни бросать гранаты. Учить приходилось их по ходу боя.

В ночь на 23 января я угодил под немецкую пулеметную очередь, которая перебила мне обе ноги. В госпитале находился до сентября. И тогда, и в последующие дни жизни гордился, что я - участник операции «Искра», в результате которой была прорвана вражеская блокада моего любимого города.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook