Слава и трагедия капитана Щастного

Ледовый поход Балтийского флота, случившийся весной 1918 года, зачастую называют уникальной операцией, равной которой до этого не было. Но как же случилось, что ставший героем командующий флотом капитан 1-го ранга Алексей Щастный уже спустя несколько месяцев был обвинен в контрреволюции и расстрелян? А большинство спасенных кораблей было съедено ржавчиной и впоследствии сдано на металлолом?
О происходивших событиях мы беседуем с кандидатом исторических наук доцентом Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Евгением ГУРЬЕВЫМ.

Слава и трагедия капитана Щастного | На картине художника Митрофана Берингова запечатлен Ледовый поход Балтийского флота. Она была написана в 1928 году, а спустя шесть лет была напечатана в качестве почтовой открытки. Из коллекции Центрального музея вооруженных сил, Москва

На картине художника Митрофана Берингова запечатлен Ледовый поход Балтийского флота. Она была написана в 1928 году, а спустя шесть лет была напечатана в качестве почтовой открытки. Из коллекции Центрального музея вооруженных сил, Москва

- Евгений Павлович, что заставило флот отправиться в Ледовый поход?

- Чтобы ответить на этот вопрос, придется «отмотать» историю еще на несколько лет назад. До Первой мировой войны основные силы Балтийского флота были сосредоточены в Ревеле и Гельсингфорсе (нынешних Таллине и Хельсинки). Они фактически перекрывали вход в Финский залив.

С двух его сторон еще до начала войны начали возводить (хотя и не все успели достроить) мощные береговые батареи. Линию Ревель - Гельсингфорс перегородили минами, и если посмотреть журналы походов крупных кораблей, то их маршруты во время Первой мировой войны - это постоянные переходы Ревель - Гельсингфорс. Главным образом, для патрулирования и поддержания боеготовности. Добавлю, что Петроград и Кронштадт при таком положении были тыловыми базами флота.

Основные силы Балтийского флота не участвовали в боевых операциях, поскольку с началом Первой мировой войны командование приняло оборонительную стратегию. Немцы же не пытались штурмовать с моря минно-артиллерийскую позицию Ревель - Гельсингфорс, однако в сентябре 1917 года с суши захватили Ригу. Пользоваться портом они не могли: выход в Рижский залив закрывал Моонзундский архипелаг, который защищали силы Балтфлота. Тогда немцы начали операцию «Альбион» по захвату Моонзундских островов. Русские моряки сражались храбро, понесли большие потери. Фактически это была последняя боевая операция под Андреевским флагом. Однако итог был плачевным: Моонзундский архипелаг был потерян, наши корабли отступили в Ревель...

В феврале 1918 года, когда брестские переговоры были сорваны, флот в Ревеле оказался под угрозой захвата. 18 февраля немцы начали наступление от Риги и стремительно двигались к Ревелю. Уже на следующий день был издан приказ Совнаркома за подписью Ленина о перебазировании кораблей в Гельсингфорс.

- И здесь - удивительное обстоятельство: в едином порыве спасти флот объединились и матросы, и офицеры, которые с Февральской революции были фактически злейшими врагами...

- Да, это действительно так. Вынужден напомнить, что за год до того, в марте 1917 года, сразу же после победы Февральской революции, моряки Балтийского флота устроили резню офицеров. Кровавая вакханалия началась с Петрограда, Кронштадта и Ревеля и достаточно быстро докатилась до Гельсингфорса.

За что матросы так ненавидели своих командиров? Наружу выплеснулась злоба, копившаяся годами. Причин было множество.

Служба на флоте всегда была очень тяжелой, дисциплина - строжайшей. А когда люди сконцентрированы в замкнутом пространстве боевого корабля, ситуация только усугубляется... Были среди офицеров, увы, откровенные садисты, которые матросов за людей не считали. Были и более миролюбиво настроенные, не считавшие, что матросу за любую провинность нужно обязательно платить рукоприкладством и сажать в карцер. Тем не менее недовольство нижних чинов копилось.

Кроме того, матрос в начале ХХ века был вовсе не тем, что прежде. Он считал себя грамотным, «ученым». Техника усложнялась, и нельзя было брать на флотскую службу людей, совершенно с нею не знакомых. Поражение русского флота в Цусимской битве это четко показало, и после Русско-японской войны на флот стали брать в большей степени рабочих, а не крестьян, как в армию. Преодолевая при этом сопротивление адмиралов, которые считали: мол, не нужны нам на флоте эти рабочие, которые устраивают бунты и беспорядки, - всем памятны были мятежи на «Потемкине» и «Очакове» в 1905 году.

Соответственно, матросская среда была активная, связанная с городом, с береговым рабочим движением. Ведь корабли регулярно приходили на ремонт, соответственно, происходило общение матросов с рабочими.

Более того, матросы считали, что, поскольку они находятся в таких отчаянных условиях, уж точно знают, почем фунт лиха. И самое главное - знают, что такое правда и справедливость.

Было и еще одно обстоятельство: руководство флота фактически само спровоцировало ситуацию, когда экипажи кораблей стали неуправляемыми. Дело в том, что благодаря оборонительной стратегии главные силы Балтфлота бездействовали. Пассивность вела к тому, что дисциплина на линкорах и крейсерах катастрофически падала. На миноносцах, подводных лодках, тральщиках подобного не было - они активно действовали. Такая оценка часто встречается в трудах академических историков.

Вообще старый принцип, идущий со времен Древнего Рима: воин должен быть постоянно чем-то занят, иначе он начинает заниматься непонятно чем.

- Подобный антагонизм между матросами и офицерами, выплескивавшийся в бесчинства, был характерен только для России?

- Нет, не только, и Первая мировая война в этом плане весьма показательна. Три революции из четырех, которые произошли в итоге этой войны - в России, Германии, Австро-Венгрии и Турции, начались именно со взбунтовавшегося флота. Про Россию понятно: о событиях марта 1917-го я уже сказал, а в октябре именно матросы стали главной движущей силой вооруженного восстания в Петрограде. Ноябрьская революция 1918 года в Германии началась с «кильской недели», революция в Австро-Венгрии - тоже с мятежа моряков.

Известны выступления матросов греческого флота во время Первой мировой войны, волнения на итальянском флоте, а также бунт на французской эскадре в 1919 году во время интервенции на Черном море, когда моряки категорически не желали оставаться в России. А вот британцы избежали подобного развития событий. Главным образом потому, что их флот очень активно действовал, а значит, матросам, грубо говоря, было не до болтовни. Потому что революционные настроения на флоте возникали, не побоюсь так сказать, от безделья моряков.

Почему в отличие от Балтийского флота Черноморский до самого конца 1917 года продержался в боевом состоянии: он был гораздо более активен во время войны...

А теперь вновь вернемся к событиям на Балтике в конце зимы - весны 1918 года. Флот был ослаблен антагонизмом между матросами и офицерами. Фактически с марта 1917 года ни один командир не мог действовать без одобрения судовых комитетов и Центробалта - Центрального комитета депутатов Балтийского флота, дублировавшего функции штаба флота. Офицеры были запуганы и без одобрения матросов боялись что-либо делать.

И вот в таких условиях Центробалт 15 февраля 1918 года обратился с воззванием ко всем морякам Балтийского флота: «Товарищи, наступил решающий момент и, быть может, последний - защитить грудью революцию от покушения белой гвардии». Моряков призывали оставаться на своих местах «всем, кому дорога свобода и родина». Под белой гвардией имелись в виду белые финны, потому что в январе 1918 года в Финляндии началась гражданская война.

Это был тот редкий случай, когда «царские» офицеры и Центробалт сплотились в едином порыве: флот надо выводить, немцам он не должен достаться ни при каких обстоятельствах. Офицеры действовали из патриотических соображений, они вообще считали, что война с Германией не закончена Брестским миром; матросы демонстрировали приверженность делу революции. Для моряка корабль - это дом, сдавать который предательство. Многие служили на своих кораблях с момента их спуска на воду, это рождало особое отношение.

С 20 по 28 февраля состоялся так называемый малый Ледовый поход в Гельсингфорс. Его совершили пять крейсеров и пять подводных лодок. Командовал походом капитан 2-го ранга Сергей Зарубаев. Конвой из Ревеля вели четыре ледокола, включая знаменитый «Ермак» - первый российский ледокол арктического класса, который служил на Балтике и в Первую, и во Вторую мировые войны.

Прежде ничего подобного - прохождение флота через мощнейшие льды - не случалось. Когда немцы вступили в Ревель 25 февраля, российского флота уже не было. Там пришлось бросить лишь несколько неисправных кораблей - одну канонерскую лодку, семь субмарин, пять минных заградителей и одно посыльное судно. В дальнейшем подводные лодки были вывезены немцами на металлолом, остальные суда вошли в состав эстонского флота. Что же касается жертв похода, то ею стала лишь подводная лодка «Единорог» - ее раздавило льдами.

- Малым Ледовым походом дело не закончилось...

- Да, поскольку Балтийский флот, выведенный в Гельсингфорс, не был в безопасности. 3 марта был заключен Брестский мир, в котором было две статьи, напрямую касающиеся Балтфлота. Согласно одной, его надлежало вывести из Финляндии в русские порты, а затем разоружить. Согласно другой, корабли, остающиеся в Финляндии, до вскрытия Финского залива ото льда должны оставаться с сокращенными «перегоночными командами». То есть с такими, которые в случае чего не смогут сдвинуть корабли с места или как-то противодействовать их захвату. А был риск, что корабли могут быть захвачены не только белыми финнами, но и немцами, которые, как только в Финляндии началась гражданская война, планировали им помочь.

Именно этот фактор подтолкнул советское руководство, в первую очередь Ленина, к решению, что флот надо срочно спасать из Гельсингфорса. Хотя у Троцкого (с 14 марта он был наркомом по военным и морским делам) была другая позиция. Он был готов сдать флот, пожертвовать им ради достижения выгодных договоренностей с немцами. Он вообще считал, что стране такая дорогая «игрушка», как флот, абсолютно не нужна. Ленин же полагал, что сдавать немцам флот, который был построен на народные деньги и может еще пригодиться, нецелесообразно. И лично курировал переход флота из Гельсингфорса в Кронштадт.

Забегая вперед: в апреле на Балтике начала действовать немецкая эскадра контр-адмирала Мойрера, с которой 3 апреля на Ханко, а 7 апреля в окрестности Або высадилась Балтийская дивизия фон дер Гольца (10 тысяч человек) в помощь белым финнам. То есть финской контрреволюции, как и предвидели большевики, была оказана прямая военная поддержка.

- К этому времени значительная часть Балтийского флота уже успела покинуть Гельсингфорс?

- Да, большой Ледовый поход проходил в три эшелона. Всего надо было эвакуировать 236 кораблей. Практически все они были спасены, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.

Первый конвой вышел из Гельсингфорса 12 марта. Последние корабли прибыли в Кронштадт 18 апреля. Сначала двигались ледоколы, их катастрофически не хватало. Дело в том, что в марте финны захватили в Котке два лучших ледокола - «Волынец» и «Тармо». Соответственно, из крупных ледоколов остался только «Ермак». В качестве ледокола использовался также мощный бронированный корпус линкора «Андрей Первозванный». Сторожевое судно «Ястреб», переоборудованное из ледокольного парохода, проводило подводные лодки - они шли в надводном положении, чтобы, если бы их раздавил лед, можно было спасти экипаж.

В нормальных условиях переход Гельсингфорс - Петроград занимал около суток, здесь он в чрезвычайных обстоятельствах занял двое-трое. То есть это была колоссальная операция, требовавшая огромного количества усилий и завершившаяся успешно, с минимальными потерями.

В Гельсингфорсе пришлось оставить неисправными одну канонерскую лодку, три эсминца, шесть минных заградителей, шесть тральщиков и четыре посыльных судна. Они вошли впоследствии в состав финского флота. В Ханко пришлось затопить четыре наши подводные лодки и находившиеся в Гельсингфорсе шесть английских субмарин, которые во время Первой мировой войны действовали вместе с Балтфлотом. Их экипажи потом сложным путем через Архангельск вернулись на родину.

Настоящим героем Ледового похода из Гельсингфорса в Кроншадт стал капитан 1-го ранга Алексей Щастный. 20 марта он был назначен начальником морских сил Балтийского моря. Руководителем его штаба был капитан 2-го ранга Зарубаев.

До этого Щастный был офицером штаба командующего Балтфлотом, отвечал за радиосвязь. Вообще он был специалистом по минному делу и радиосвязи - занимался этим начиная с Русско-японской войны. Щастного выдвинули Центробалт, наркомвоенмор Лев Троцкий и начальник главморштаба Василий Альтфатер.

- Почему большевики доверяли Щастному, в недавнем прошлом царскому «золотопогоннику»?

- Большевикам нужен был грамотный морской офицер, который мог выполнить операцию, которую с полным правом можно назвать подвигом.

Несколько слов об Алексее Щастном. Храбрый офицер, хороший специалист. Выходец из дворянской семьи, его отец был генерал-майором артиллерии. С 1903 года служил на Дальнем Востоке. Прошел Русско-японскую войну, участвовал в обороне Порт-Артура, вырвался оттуда на крейсере «Диана» в Сайгон, где корабль был интернирован французами.

Можно привести характеристику, которую во время Русско-японской войны дал ему, тогда еще мичману, его непосредственный начальник командир крейсера «Диана» капитан 2-го ранга Ливен. «Своей бодростью, распорядительностью, присутствием духа выказал боевые способности, которые трудно ожидать при его молодости. Это высокого качества боевой офицер, он и в обыкновенное время хорошо служил, но не всякий служака в мирное время оказывается в бою на высоте призвания, как он».

После окончания Русско-японской войны Щастный оставался на Балтике, преподавал радиодело - кстати, современники отмечали его прекрасные качества преподавателя. С начала Первой мировой был старшим офицером линкора «Полтава», в 1916 - 1917 годах командовал эскадренным миноносцем «Пограничник». Революцию он не приветствовал, но умел ладить с матросскими судовыми комитетами.

- Что, однако, его не спасло...

- Да, он стал жертвой разногласий между Лениным и Троцким по поводу судьбы флота. Весной 1918 года немцы угрожали Петрограду: большевики в надежде на мировую революцию тянули с исполнением условий Брестского мира, и был риск, что вчерашние враги могут отказаться от договоренностей. Как, кстати, произошло летом 1918 года в Крыму, когда немцы начали наступление и попытались захватить Черноморский флот.

В апреле-мае 1918 года Троцкий отдал приказ о минировании кораблей. Щастный, который спас Балтийский флот и приобрел тем самым немалый авторитет после Ледового похода и в матросской, и в офицерской среде, естественно, был категорически против. Троцкий воспринял это как личный вызов.

27 мая Щастного вызвали в Москву и по личному распоряжению Троцкого арестовали - на основании материалов, которые подготовила служба Военного контроля (так в то время у большевиков называлась военная контрразведка). Формально - «за преступления по должности и контрреволюционные действия». В ходе суда над Щастным Троцкий, который выступал обвинителем, заявил: «Щастный настойчиво и неуклонно углублял пропасть между флотом и советской властью. Сея панику, он неизменно выдвигал свою кандидатуру на роль спасителя. Авангард флота в лице минной дивизии открыто выдвинул лозунг «Диктатура флота».

Щастный действительно был популярен, и это крайне не нравилось высшему руководству флота. Что же касается паники - ее больше сеяли сами большевики, давая указание готовить только что спасенный флот к взрыву. Никакого заговора против советской власти Щастный не устраивал, хотя в большевиках разочаровался достаточно быстро. Вообще он был одним из тех офицеров, которые в первые месяцы после Октябрьской революции видели в большевиках ядро новой государственности. Старого государства уже не существовало, белые были очень далеко - на Дону...

В итоге его судили и 22 июня 1918 года расстреляли. Перед смертью он успел написать записку детям: «В революции люди должны умирать мужественно. Перед смертью я благословляю своих детей. Когда они вырастут, прошу сказать им, что я иду умирать мужественно, как подобает христианину».

- Как в итоге распорядились власти спасенным Балтийским флотом?

- Увы, не самым лучшим образом. Только часть кораблей использовалась в боевых действиях. Дело в том, что в конце 1918 года, когда с Балтики ушли немцы, туда пришли англичане - эскадра адмирала Синклера из пяти крейсеров и десятка миноносцев, которая военным путем поддерживала «буржуазные» правительства Эстонии, Латвии и Литвы и наступление белых войск на Петроград. Начались военные действия в Финском заливе у Копорской губы.

Из кораблей Балтфлота, которые были в более-менее пригодном состоянии и на которые смогли подобрать боеспособный экипаж, был сформирован так называемый Действующий отряд судов под командованием бывшего контр-адмирала Сергея Дмитриева. Под флагами РСФСР, под командованием красных военморов они противостояли английскому флоту в Финском заливе в течение всего 1919 года. Но это, как говорится, отдельная история...

Что же касается остальных кораблей Балтфлота, спасенных из Гельсингфорса, то они просто стояли на Неве и в Кронштадте и ржавели. После Гражданской войны большая часть устаревших судов была продана на металлолом. А после 1925 года началось создание нового, советского, флота.

Правда, самое ценное - надо отдать должное - все-таки постарались сохранить. И многие из спасенных Щастным кораблей воевали и в Великую Отечественную войну. «Гангут», ставший «Октябрьской революцией», и «Петропавловск», ставший «Маратом», защищали Ленинград во время блокады. «Севастополь», переименованный в «Парижскую коммуну», в годы Великой Отечественной войны участвовал в битве за Севастополь.

#Балтфлот #ледовый поход #Щастный

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.