Шереметевский крестник

«Ревизоры», подобные гоголевскому, встречались в России во все времена

В одном из выпусков журнала «Русская старина» за 1906 год мне встретилось описание курьезного случая, точь-в-точь напоминавшего историю, что впоследствии легла в основу «Ревизора». Однако этот эпизод произошел в правление Петра Великого, задолго до гоголевских времен. А известен в начале ХХ века он стал благодаря документам из раздела «Сибирские приказы» московского архива Министерства юстиции. Ныне этот фонд хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в Москве.

 Шереметевский крестник | Источник: illustrada.ru

Источник: illustrada.ru

...В начале зимы 1704 года Сибирь была взволнована упорно распространявшимися слухами о том, что Петр I собирается предпринять «государево шествие» по сибирским городам. Молва об этом зародилась в Поморье и оттуда проникла в Сибирь. Из уст в уста передавались рассказы о дивном и справедливом «царе-работнике», который одним воздаст по заслугам, другим – по грехам.

Вскоре молва о посещении государем Сибири будто бы получила подтверждение: на пути царского шествия объявился некий посланец из Москвы, готовивший путь для царя. «Посланец» называл себя полковником Семеном Ивановым – крестным сыном «ближнего боярина» Бориса Шереметева.

Сначала «шереметевский крестник» появился в Великом Устюге, куда он приехал в сопровождении солдата. Остановившись на постоялом дворе, «полковник» немедленно потребовал к себе представителей земства, которым объявил поразившую их весть. Мол, «государево шествие», двигаясь в Сибирь, пройдет мимо Устюга, а Петр I едет с боярином Шереметевым и с «иными начальными людьми». Ожидать монарха следовало «днем и ночью в скорых числах»...

Доложив об этом устюжским властям, Иванов приказал верстать 200 подвод, а в самом городе приготовить 50 дворов для государя и его свиты. «Полковник» явно торопился: для себя он потребовал 25 подвод, предъявив властям «закрепной лист» боярина Шереметева. В грамоте сообщалось, что крестный сын боярина Семен Иванов «послан от Москвы по всем городам для государева дела, чтоб ему, Семену, в городах нигде остановки не было» и т. д. В случае отказа в помощи последнему было велено слать отписку «великому государю к Москве». К листу прилагалась именная «печать» Шереметева с боярской росписью.

Земские власти поверили этой «грамоте» и отпустили Иванову требуемые подводы. Но, как оказалось, «полковник» нуждался лишь в восьми: за остальные он взял деньгами. И в тот же день выехал из Устюга на Верхотурье...

Устюжские бургомистры и старосты немедленно принялись исполнять приказания царского «посланца». Впрочем, вскоре у местных властей возникли смутные подозрения. Дело в том, что их прямое начальство – московская ратуша, ведавшая делами торговых и промышленных людей и посадских всего государства, – молчала о таком важном событии, как «государево шествие», и не делала никаких распоряжений. Молчал об этом деле и мирской челобитчик Петр Ярышкин, посланный устюжским миром в Москву.

Ему послали письмо, в котором передавали подробности о приезде на Устюг «шереметевского крестника» и просили своего земляка проведать об этой более чем странной истории. Но пока письмо шло до Москвы, «полковник» Семен Иванов успел уже уехать далеко от Устюга. В ночь на 25 ноября 1704 года он прибыл в Верхотурье и, явившись к воеводе Калиткину, предъявил ему царский «проезжий лист». Здесь «полковник» назвался уже Семеном Пройдошиным (!) и заявил, что Петр I «изволит ехать в Сибирь в Тобольск», и велел приготовить на ямских станций 300 подвод. Для себя же Пройдошин потребовал по обыкновению 25 подвод. В итоге снова уехал на восьми, а за остальные 17 взял деньгами...

Через три дня ловкий мошенник предстал перед тюменским воеводой Осипом Тухачевским. Здесь Пройдошин применил уже проверенную схему: рассказал воеводе о скором посещении Сибири государем, для чего велел готовить постоялые дворы и подводы...

Хотя опытному воеводе «шереметевский крестник» показался подозрительным, особенно по причине отсутствия у него каких-нибудь бумаг от Сибирского приказа, тем не менее он, как писал потом Петру I, отпустил «посланца» и его человека в Тобольск. «...А задержать их на Тюмени, опасаясь твоего великаго государя гневу – не смел, для того, что многие города проехали [они] до Тюмени без задержания».

Кто знает, чем закончилась бы это поистине хлестаковская эпопея, если бы не одно обстоятельство... Спутник Пройдошина Афанасий Колов был родом из Тюмени. Беглый солдат, он ввязался в эту историю с единственной целью – беспрепятственно и даже с некоторыми удобствами добраться до родины. Отстав от своего «начальника», он вернулся в Тюмень и объявил воеводе, что государев «посланник» заберет его на обратном пути в Москву... Подозрения Тухачевского еще более усилились, когда он узнал, что Колов – тюменец и никогда не жил в столице.

Во время «крепкого» допроса, который учинил мошеннику воевода, Колов сознался во всем – и в том, что он беглый, и в том, что именно он составлял «воровское проезжее письмо» и «печать к тому письму своего перстня приложил». Также выяснилось, что до Тюмени именно Колов играл роль «полковника» Семена Иванова или Пройдошина, а приближаясь к родному городу, где многие знали Афанасия, передал эту опасную роль своему товарищу – Ефрему Иванову. Последний был крестьянином Тобольского уезда. Он тоже оказался из беглых солдат и пытался таким необычным способом добраться до родины.

Во время расследования Колов бежал из Тюмени и даже успел нагнать на дороге к Тобольску своего сотоварища. Но благодаря энергичным действиям воеводы оба самозванца были схвачены и в кандалах отправлены в Тобольск, а затем в Москву. Какова дальнейшая судьба обоих «хлестаковых», догадаться нетрудно – каторга и возвращение на солдатскую службу.

Судя по документам «Сибирского приказа», знал об этой истории и сам Петр I, даже переписывался по этому поводу с тюменским воеводой... Кстати, до Сибири за все свое 35-летнее царствование царь так и не добрался.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 073( 5446) от 24.04.2015.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...