С жаровней на животе

В Российской национальной библиотеке до 19 февраля будет работать выставка «Чрево Петербурга: из истории продовольственной торговли», которая рассказывает о продуктовых рынках, магазинах и ресторанах Петербурга конца XIX - начала XX века.

С жаровней на животе | Иллюстрация pixabay.com

Иллюстрация pixabay.com

До революции в городе насчитывалось около 20 рынков и 3 тысячи заведений общепита. Об этом свидетельствует представленная на выставке карта Петербурга 1903 года, где обозначены все гостиницы, рестораны, трактиры и столовые. Дошли до нас и уникальные материалы о городских продуктовых лавках. Особенно ценными экспонатами организаторы выставки считают сохранившуюся упаковку, обертки, этикетки, рекламные носители и, самое главное, прейскуранты.

Из представленных на стендах документов можно узнать, что зарождение петербургской торговли относится к первым годам закладки города, когда Петр I указал на необходимость свести торговлю в одно место. Такое требование отвечало традициям русской торговли, тяготеющей к формам рынков, базаров и ярмарок. Главным поставщиком продуктов было купечество. Крупные купцы регистрировались на Санкт-Петербургской бирже, чтобы иметь возможность заключать оптовые сделки.

«Узнать, как, что и почем продавалось в дореволюционном Петербурге, интересно прежде всего с социальной точки зрения, чтобы сравнить, как жили тогда и сейчас, - делится впечатлением от экспозиции известный шеф-повар Илья Лазерсон. - Пользуясь представленными на выставке материалами, можно подсчитать, сколько в те времена простой рабочий на одну зарплату мог купить килограммов мяса, буханок хлеба и «что-нибудь к чаю».

Если сравнить результат этих вычислений с тем, сколько может себе позволить современный человек, нам останется только порадоваться за тех людей, которые жили до революции, потому что это было не так плохо, как преподносила советская история. Более того, соотношение цены литра молока, килограмма мяса и средней заработной платы в те времена было более справедливым, чем сегодня. В наши дни этот баланс нарушился. С другой стороны, сегодня дорогие продукты стали доступнее для большей аудитории, нежели тогда.

Что касается продуктового ассортимента той эпохи, то он был богат и разнообразен. Практически все продукты, которые упоминаются в документах, нам известны, хотя есть и экзотика... К примеру, наряду с хвостами бычьими на рынках пользовались спросом «коровьи титьки» (имеется в виду вымя). А вот сахара в Петербурге начала XVIII века не было, не было и кондитерских изделий. В очень редких случаях кондитеры и конфетчики содержались в штате слуг у богатых жителей города. Вместо сахара петербуржцы использовали мед. И только после того, как в городе в 1739 году был основан первый в России сахарорафинадный завод, который работал на привозном сырье (тростнике), кондитерская отрасль стала постепенно развиваться. Во второй половине XVIII века в Петербурге появились заграничные сладости - печенье, торты и конфеты. Содержали кондитерские, как правило, иностранцы, чаще всего швейцарского происхождения.

Несмотря на то что на торговых развалах города всегда были широко представлены колониальные продукты (лимоны, оливки, каперсы), в те времена продукции именно местного производства было больше, чем сейчас. Впрочем, это можно объяснить недостаточно развитой логистикой.

«Кроме того, в современном мире развита эффективная производственная интеграция, согласно которой баранину разумнее выращивать там, где есть возможность свободного выпаса животных на солнечных пастбищах с сочной травой, чем славятся Новая Зеландия и Австралия, - подтверждает Илья Лазерсон. - Семга по понятным причинам прерогатива Норвегии. Самое лучшее пиво получается у пивоваров Чехии и Германии, потому что там более качественная вода. А вот выращивать ананасы в стране, где полгода лежит снег, экономически не выгодно, дешевле их привезти из Таиланда. Но при этом каждая страна должна ценить и защищать то, в чем она превосходит других, как это делается в Европе».

К сожалению, в России этого долгое время не было. В результате мы потеряли воронежский и тамбовский окорок, вологодское масло. Только название осталось и от белевской пастилы. Тот продукт, который сегодня продается под этим брендом, не имеет ничего общего с оригиналом. Ведь даже яблоки, которые используют современные производители этого лакомства, далеко не местные. Нет у нас столько яблок, сколько сегодня продается пастилы. Радует, что сегодня в рамках импортозамещения на это стали обращать внимание. Да и люди с удовольствием откликнулись на эту политику. Главное, чтобы этот процесс был разумным без крайностей.

Что касается фастфуда того времени, то он был «ходячим», из-за чего быстро остывал. По улицам ходили дядьки с лотками на веревке, в которых лежали пряники и калачи, некоторые отважные торговцы умудрялись приспосабливать на животе жаровни и продавать пирожки «с пылу с жару, пятачок за пару». С ними состязались сбитенщики, которые носили за спиной медные баки со сбитнем, обвязанные ватным одеялом. На поясе этих торговцев были приделаны деревянные колодки с ячейками для стаканов. Пряный согревающий напиток из меда, патоки и трав, в некоторых случаях с добавлением вина, иностранцы называли русским глинтвейном.

Еще одна тенденция, характерная для того времени, которую высвечивает экспозиция, - адекватные наценки на товары, представленные на торговых полках. Если внимательно рассмотреть бухгалтерские ведомости «оптовых и розничных цен» продуктовых лавок, то можно увидеть, что, если, к примеру, в торговую лавку белуга поступала по 7 рублей 20 копеек за фунт, то торговец ее продавал за 7 рублей 40 копеек. А наценка на пуд деликатесной паюсной икры составляла всего 3 копейки - с 52 до 55 копеек.

Ну а в заключение все-таки произведем расчет, что могли себе позволить на зарплату петербургские рабочие середины и конца XIX века. Согласно зарплатным ведомостям, слесарь, каменщик и кузнец за один день могли заработать по 1 рублю 50 копеек, плотник - 1 рубль 20 копеек, столяр и маляр - по 1 рублю, кровельщик - 90 копеек, стекольщик, печник, чернорабочий - по 70 копеек. При этом дневной заработок чернорабочего с лошадью составлял 2 рубля. Легковые извозчики получали в день 2 рубля 50 копеек, а ломовые - 3 рубля.

При этом десяток ершей крупных стоили 60 копеек, средних - 30 копеек, а мелких - 15 копеек. Фунт задней части телятины оценивался от 18 до 28 копеек в зависимости от сорта, а фунт передней части - от 17 до 25 копеек.

Пара свежих «коровьих титек» стоила 20 копеек, а соленых - 15 копеек. Бычий хвост можно было купить за 10 копеек. Десяток апельсинов стоил столько же, сколько фунт анчоусов - 50 копеек. А фунт простенького натурального варенья из вишни или крыжовника в паточном сиропе можно было купить за 35 - 40 копеек.

#РНБ #история #торговля

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».