Главная городская газета

Российская империя: последние дни

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Российская империя: последние дни | Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Гости города, да зачастую и петербуржцы, не задумываются, что свое революционное название площадь Восстания получила в честь событий не октября, а февраля 1917 года. Именно тогда эта площадь, в ту пору Знаменская, стала одним из очагов выступлений и местом столкновений революционно настроенных толп и правительственных войск. Какова же вообще топография событий Февральской революции? Если Смольный был штабом Октябрьской революции, то где был штаб Февральской? И был ли он вообще?..

«Искра» будущего восстания вспыхнула на окраинах - сначала на Путиловском заводе, где началась забастовка рабочих, требующих повышения зарплаты. Потом случился «бабий бунт» на Выборгской стороне, поднятый работницами ткацких фабрик, которым платили минимальное жалованье. К бастующим подключились женщины и подростки, стоявшие в многочасовых очередях за хлебом. К толпе демонстрантов присоединялись рабочие многих заводов.

С Выборгской стороны толпы прорвались на Петроградскую сторону и заняли Троицкую площадь. Конные и пешие городовые разгоняли демонстрации. В ответ рабочие останавливали трамваи, громили булочные и избивали полицейских...

В результате 24 февраля правительство фактически утратило контроль над Выборгской стороной. К ней присоединился Лесной участок, где активную роль играли студенты Лесного и Политехнического институтов. Прорваться через мосты в центр города восставшие не смогли: их остановили полицейские кордоны. Тогда часть людей просочились по льду Невы. Новым местом брожения стал Невский проспект. Туда стекались и «мятежники» из-за Нарвской и Невской застав.

У Казанского собора и на Знаменской площади собрались стихийные митинги. Среди демонстрантов было много женщин, подростков-чернорабочих и учащейся молодежи. На помощь полиции были направлены воинские части, но солдаты и казаки либо уклонялись от выполнения приказов, либо исполняли их весьма неохотно.

25 февраля, когда началась всеобщая стачка с политическими лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!», основные события революции разворачивались уже в центре города. Стычки бунтующих толп с полицией происходили на Литейном проспекте и Знаменской площади, где состоялся митинг рабочих всего Петрограда. Там казаки зарубили пристава Крылова, пытавшегося отнять у рабочих красное знамя.

В помощь частям Петроградского гарнизона и донским казакам были отправлены эскадроны 9-го запасного и гвардейского запасного кавалерийских полков и сотня лейб-гвардии сводного Казачьего полка. Казалось, наступил перелом: к утру 26 февраля верные правительству войска очистили центр города от бунтовщиков. Начались аресты представителей революционных организаций, всего были схвачены около ста человек. Днем в центре столицы воинские части вновь стреляли в демонстрантов, не менее сотни были убиты и около тысячи ранены.

Власти посчитали, что теперь беспорядки пойдут на спад. Этим, по-видимому, руководствовался и Николай II, подписавший указ о роспуске Государственной думы. Однако Дума указу не подчинилась, и 27 февраля ее старейшины призвали депутатов оставаться на местах.

Ключевым моментом стал бунт запасных частей, находившихся в Литейной части. На Шпалерной, Фурштатской, Кирочной и других улицах располагались казармы гвардейских полков, саперные части, Броневой дивизион...

Утром 27 февраля запасные батальоны сначала Волынского, затем Преображенского, Литовского и Кексгольмского полков общей численностью не менее 25 тыс. человек примкнули к рабочим. Восставшие захватили арсенал на кронверке и Главное артиллерийское управление, овладев имевшимся там оружием. Но главный поток направился на Выборгскую сторону, открыв ворота «Крестов». Таким же образом были разгромлены Дом предварительного заключения на Шпалерной и Литовский замок у Театральной площади, где располагалась женская тюрьма. На свободу были выпущены не только политзаключенные, но и уголовники, терроризировавшие потом Петроград.

Очагами ненавистного царского режима, которые подверглись разгрому, были департамент полиции (наб. р. Фонтанки, 16), и Уголовный департамент Судебной палаты и Окружной суд на Литейном пр., 4 (ныне на этом месте - «Большой дом»). Толпа подожгла здание суда, а солдаты, выставив караул, прогнали пожарную команду. Часть документов со списками сотрудников учреждений была уничтожена самими служащими из-за опасений расправы, остальные - восставшими как «подозрительные документы» или компромат. Вскоре на сторону революции перешел и гарнизон Петропавловской крепости.

Днем 27 февраля центром революции стал Таврический дворец. Сюда стекались толпы людей. «Повсюду к войскам присоединялись гражданские, - вспоминал Александр Керенский, оказавшийся в эпицентре событий в Таврическом дворце. - От окраин к центру города двигались огромные толпы рабочих, во многих районах шла яростная перестрелка».

Восставшие организовали охрану помещений Думы, заняли почту и телеграф в Таврическом дворце, поставили часовых. На волне революции старейшины парламента во главе с ее председателем М. В. Родзянко сформировали Временный комитет Государственной думы. По воспоминаниям Керенского, комитет «был вынужден взять на себя функции исполнительной власти. Мы чувствовали себя в положении генерального штаба ведущей военные действия армии: мы не видели поля боя, но из донесений, телефонных сообщений и рассказов очевидцев имели полное представление о том, что там происходит... Вокруг царило возбуждение, порой граничащее с истерией».

Кстати, в том же Таврическом дворце разместился и совет рабочих депутатов, созданный представителями рабочих, солдат и общественных деятелей.

В течение нескольких дней власти в городе фактически не было. Восставшие громили полицейские участки и ловили городовых и жандармов. По воспоминаниям участников тех событий, полицейские стреляли по демонстрантам с колоколен церквей и соборов. Лев Успенский, в ту пору гимназист, а потом известный писатель, вспоминал о ситуации с церковью Св. Мирония за Царскосельским вокзалом: «Мы с четверть часа стреляли по колокольне - она, черная, длинная, жутко рисовалась на алом закате, - потом пошли на штурм церкви. Я не уверен сейчас, но как будто наверху уже никого не оказалось; однако пулеметные ленты и круглую зимнюю шапку городового мы нашли у колокола...».

Последним пристанищем старого режима стало Адмиралтейство, где находилось Морское министерство. Вечером 27 февраля морской министр И. К. Григорович убедил оставшиеся верными престолу войска покинуть помещения во избежание кровопролития.

Небольшая группа офицеров пытались укрыться в Зимнем дворце, но вскоре растаяла и она. Как известно, 2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила - произошло это во Пскове. А на следующий день в Петрограде случилось еще одно ключевое событие: на квартире князя П. П. Путятина на Большой Миллионной ул., 12, великий князь Михаил также отрекся от престола, передав власть до Учредительного собрания Временному правительству.

Наконец, по постановлению Временного правительства, 7 марта в Александровском дворце Царского Села была арестована императорская семья. Писательница А. В. Тыркова в своем дневнике с восторгом отмечала, что жителей города охватило всеобщее одухотворение: «Исчезли все социальные и сословные отличия, а толпа ни разу не была оскорбительна». Все ликовали в ожидании грядущих перемен.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook