Главная городская газета

Разведчик пишет правоведу

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Судьбу восстания решили в Лесном

Прогулки по городу: Болотная ул., 13 Читать полностью

Театральная оплеуха

Дебютный показ «Маленького Фауста» на сцене Михайловского театра состоялся в самый разгар судебной тяжбы, 12 октября 1869 года. Читать полностью

Партбилет как библия

О чем мечтал и к чему стремился «новый человек» Читать полностью

Двенадцатый

После побега выжить удалось только ему одному Читать полностью

Автограф на стене

Звука выстрела Алексей не расслышал, только почувствовал, как дрогнула под ногами земля и горячая волна швырнула его на дно оврага. Читать полностью

Блокадный конь Васька

C группой выздоравливающих был отправлен для окончательной поправки здоровья «на природу» - Карельский перешеек... Читать полностью
Реклама
Реклама
Разведчик пишет правоведу | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Работая в Государственном архиве РФ в фонде известного юриста и судебного деятеля Анатолия Кони, я наткнулась на датированные 1916 годом три письма к нему от генерал-майора Митрофана Константиновича Марченко - директора Николаевского кавалерийского училища, а прежде - русского военного агента в Австро-Венгрии. Что же могло связывать военного и известного правоведа?

Одно письмо содержало вежливый, но категоричный отказ принять в училище юного протеже Анатолия Федоровича Кони некоего Смирнова. «Дорогой и уважаемый Анатолий Федорович, Вы не можете сомневаться в добром желании моем быть Вам приятным и исполнить просьбу Вашу...» - сообщал Митрофан Марченко. Далее следовали мотивы отказа, а заканчивалось послание словами: «Вы видите, в какой я тяжелой необходимости (с искренним сожалением) отказать Вам»...

Два других письма касались экспонатов Лермонтовского музея, находившегося в стенах Николаевского кавалерийского училища. Располагалось оно на Лермонтовском пр., 54. Как известно, именно это заведение, тогда - Школу гвардейских подпрапорщиков, закончил Михаил Лермонтов в 1834 году. В память о нем в 1883 году в здании училища открыли первый в России музей поэта. Хотя он и занимал всего одну комнату, но к началу ХХ века в нем хранилось больше тысячи экспонатов.

Назначенный начальником училища в 1912 году Митрофан Марченко активно занимался Лермонтовским музеем. Кроме того, открыл в стенах заведения еще и Исторический музей. Марченко с юности интересовался историей; в 1891 году, когда ему было 25 лет, издал свой первый труд - небольшую брошюру «Краткий очерк истории Лейб-гвардии Конного полка: для нижних чинов полка». В годы Первой мировой войны музей обрел свое регулярное печатное издание - «Известия Лермонтовского и Исторического музеев Николаевского кавалерийского училища». Вышло два выпуска, которые сохранились в Российской национальной библиотеке.

Из обнаруженных в архиве писем Марченко к Кони мы узнаем, что юрист искренне интересовался Лермонтовским музеем и активно помогал в пополнении его экспонатами. Анатолий Кони вообще был неравнодушен к литературе: его перу принадлежали очерки об известных писателях и поэтах, в том числе и о Лермонтове. Более того, в начале 1900 года А. Ф. Кони был избран почетным академиком Академии наук по разряду изящной словесности.

В письме Марченко, адресованном Кони в октябре 1916 года, читаем: «Будем с нетерпением ожидать Вас во вторник 25 октября (1916 года. - И. Г.) в полдень - к 11 часам у Вашего подъезда (Надеждинская, 3) будет стоять экипаж. Позволяю себе послать Вам снимок, сделанный с иконы (Иоанна Воина), которой бабушка Е. А. Арсеньева (Елизавета Алексеевна Арсеньева, бабушка Лермонтова, воспитывавшая его с трех лет. - И. Г.) благословила его перед отъездом на Кавказ... Быть может, Вы осчастливите нас 25-го, передав для 2-го номера «Известий» несколько строк «О религиозных настроениях Лермонтова»? Я прикажу собраться в Музее к часу Вашего приезда молодежь, представителей 2-го «Лермонтовского» взвода, для встречи Вас».

По всей видимости, это был первый визит Анатолия Кони в Лермонтовский музей. В упомянутых выше «Известиях...» говорится, что, обойдя музей и внимательно рассмотрев экспонаты, юрист заметил: «Ничего подобного для Пушкина сделано не было». (Действительно, в Петрограде на тот момент отдельного музея Пушкина еще не было.)

Еще одно письмо Марченко, адресованное Кони, от 22 декабря 1916 года, свидетельствует о том, что сотрудничество последнего с музеем продолжалось: «Я глубоко тронут Вашим вниманием - присылкой мне Ваших стихов о К. Р. с автографом. На днях надеюсь передать Вам Именной экземпляр второго номера «Известий Лермонтовского и Исторического музеев». Как это ни странно, со времени Вашего посещения Лермонтовский музей растет ежедневно: со всех концов России собираем по зернышку! Музей - это такое милое кладбище! В нем отдыхает мысль от ежедневной грозы и мелочности людской».

Кстати, во 2-м номере «Известий...» за 1917 год упоминалось, что Анатолий Кони передал в дар музею из своей коллекции портрет Лермонтова в старинной раме и раритет - письмо Михаила Лермонтова, написанное им за три месяца до смерти своей бабушке. Кроме того, несмотря на занятость, Кони прислал для публикации в «Известиях...» свой обещанный очерк о религиозных настроениях Лермонтова...

После Октябрьской революции Николаевское училище расформировали, а все собранные материалы двух музеев передали в Пушкинский Дом. Митрофан Марченко, уйдя в отставку в 1917 году, эмигрировал во Францию в 1919 году. Что же касается Анатолия Кони, то он вписался в новую советскую действительность: читал лекции в Петроградском университете и других учебных заведениях, в музее города вел занятия по литературе.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook