Главная городская газета

Призрак графа Фредерикса

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Призрак графа Фредерикса | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Архитектурным обликом в духе конструктивизма этот дом резко выделяется из своего окружения. Сооружен он был в середине 1930-х годов архитекторами А. И. Князевым и Б. А. Михайловым, которые использовали фундамент прежнего здания, разгромленного во время Февральской революции.

В начале ХХ века тут стоял особняк министра Императорского двора и уделов графа (до 1913 года барона) Владимира Борисовича Фредерикса. Он был потомком шведского офицера, плененного русскими войсками и осевшего в Архангельске. Один из предков министра – придворный банкир Екатерины II, произведенный в бароны.

Сам Владимир Фредерикс родился в 1838 году в Петербурге, получил домашнее образование и в 18 лет поступил низшим чином в лейб-гвардии Конный полк. С 1875-го по 1883 год, уже в звании генерал-майора, Владимир Борисович командовал этим полком. Видимо, в это время он и приобрел дом на Почтамтской.

В 1875 году здание перестроил архитектор П. П. Шрейбер, заменив, как отмечалось в журнале «Зодчий», «очень хороший греческий фасад» на «благородный ренессанс». Окна кабинета барона выходили на конногвардейский плац, там происходили учения и вся жизнь полка.

В работе с подчиненными Фредерикс использовал оригинальный авторский метод.

«Когда я поступил в полк (в 1879 г.), им командовал барон Фредерикс, который особенно любил раздавать дежурства по полку, в виде наказания за малейшее упущение по службе, – писал в своей неизданной биографии директор императорских театров В. А. Теляковский. – Присутствие на дежурстве малоизвестного ему офицера давало возможность с ним ближе познакомиться и его изучить, ибо дежурный офицер обязательно приглашался к нему обедать. За обедом присутствовали его жена и дочери, велся служебный и посторонний разговор. Все это давало ему возможность наблюдать, как молодой офицер себя держит, ест, разговаривает и чем интересуется. Таким образом, семья Фредерикса особенно коротко была знакома с неисправными офицерами».

В 1897 году, на следующий год после коронации Николая II, В. Б. Фредерикс был назначен министром двора и уделов. Получив такой высокий пост, Владимир Борисович, однако, не спешил перебираться из своего особняка на Почтамтской в престижные казенные помещения. Иногда жена сетовала министру на то, что в пяти гостиных трудно организовать солидный прием, но граф был очень привязан к своему дому и не хотел его покидать. Более того, доклады у своих подчиненных министр принимал в своем домашнем кабинете – об этом упоминается в его же дневниках за 1916 год.

Конногвардеец А. А. Мосолов, позже начальник канцелярии министра, в своих воспоминаниях писал: «Когда я явился с докладом и после почти двадцатилетнего перерыва вновь увидел кабинет графа Фредерикса, я был удивлен отсутствием перемен. Нового я нашел лишь большую картину работы Самокиша, изображавшую полковой плац, с выстроенным на нем полком в кирасах и касках... Бывало, министр во время доклада, взглянув в окно, восклицал: «Смотрите, какой болван на третьей лошади с фланга. Так затягивает повод, что конь не понимает, чего же все-таки от него хочет всадник...».

Царская чета очень любила министра, называя его Old Gentelmen. И Владимир Борисович был предан царю до самого конца, именно его подписью был скреплен манифест об отречении Николая II от престола. Сам он, несмотря на свои 79 лет, был арестован и допрашивался Чрезвычайной следственной комиссией, созданной Временным правительством. Находился под стражей до октября 1917 года.

История его дома также оказалась печальной: в дни Февральской революции он оказался одним из символов ненавистного царского режима. Дворцовый комендант В. Н. Воейков, зять В. Б. Фредерикса, в своей книге «С царем и без царя» писал о разгроме особняка Фредерикса на углу Почтамтской улицы и Конногвардейского переулка: «Несмотря на зажигательные речи революционных ораторов, толпа вначале как-то стеснялась предаваться открытому грабежу, видя одних беззащитных женщин (две дочери) и находившуюся при смерти графиню. Но это было только до того момента, когда они ворвались в винный погреб, где дрались из-за бутылок». После того как толпа разграбила особняк, его подожгли со всех сторон. Семья графа еле успела укрыться в лазарете неподалеку.

Удивительно, но, несмотря на все перипетии, Фредерикс после революции продолжал жить в Петрограде. В 1924 году он обратился к советскому правительству с просьбой о выезде за границу. Получив разрешение, в том же году вместе с дочерью Эммой уехал в Финляндию, где скончался спустя три года в возрасте 88 лет.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook