Главная городская газета

Приключения комнаты вождя

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Приключения комнаты вождя |  Из коллекции историко-мемориального музея «Смольный»

Из коллекции историко-мемориального музея «Смольный»

Столетие Октябрьской революции, естественно, так или иначе усиливает интерес к событиям, с ней связанным. В том числе и в Хельсинки, где вскоре появится «комната Ильича». Причем в том самом доме у площади Хаканиеми, где на квартире финского социал-демократа Густава Ровио вождь скрывался в августе-сентябре 1917 года (на здании до сих пор висит мемориальная табличка).

Густав Ровио, питерский рабочий, был тогда начальником милиции Гельсингфорса. Каждое утро он «караулил» на вокзале почтовый поезд, приносил Ильичу стопку свежих газет, осуществлял его связь с внешним миром, отвечал за безопасность вождя, а затем организовал его переезд в Выборг.

В 1918 году Ровио активно участвовал в революции и гражданской войне в Финляндии, а после поражения красных перебрался в Советскую Россию. Был комиссаром Петроградской интернациональной военной школы, проректором Ленинградского отделения Коммунистического университета национальных меньшинств Запада, первым секретарем Карельского обкома партии.

- Покидая Финляндию, Ровио поручил хранить обстановку своей комнаты, в которой довелось пожить Ленину, некоей Тююне Люютинен. В год десятилетия Октября дирекция Ленинградского музея революции задумала перевезти ленинскую комнату из Хельсинки на берега Невы. Задание дали Николаю Буренину, который еще до революции выполнял ответственные поручения Ленина и ЦК большевиков, в том числе доставлял из-за границы оружие и нелегальную литературу, - рассказала хранитель историко-мемориального музея «Смольный» Наталья Никонова.

Операция «комната Ленина» проводилась под прикрытием Промэкспорта, поскольку Буренин был заместителем руководителя советского торгпредства в Финляндии. Все приходилось делать втайне от тогдашних финских властей. Люютинен запросила деньги за десятилетнее хранение мебели, причем сумму приличную - десять тысяч марок. Ее удалось уговорить на вдвое меньшую. Советское торгпредство в Финляндии организовало пересылку вещей в Ленинград по железной дороге.

- Копии документов сохранились у нас, подлинники должны быть в Музее политической истории России - бывшем Музее революции, - говорит Никонова. - Вот ходатайство музея, чтобы Буренину как можно скорее выдали заграничный паспорт. Вот доверенность Густава Ровио, что он передает предметы Музею революции... Вот письмо Буренина директору музея Михаилу Каплану. Вот отчеты Буренина об израсходованных им в Хельсинки пятистах марках, о собранных им в Финляндии «исторических революционных материалах»...

Десять лет «ленинская» комната в квартире Ровио, хранимая Люютинен, оставалась практически в таком же виде, как Ильич ее оставил в 1917-м. Даже были не разобраны бумаги в столе, к которым музей проявил особенный интерес. Там в том числе были найдены две записки Ленина, подписанные «К. Иванов». Нетронутыми были и хранившиеся в шкафу книги, которыми пользовался вождь.

Вскоре ленинградский Музей революции в одном из своих залов воспроизвел копию комнаты с подлинной мебелью. Она существовала до 1937 года, до ареста Ровио, в ту пору члена Верховного суда СССР. Его обвинили в участии в контрреволюционном троцкистском заговоре и в 1938 году расстреляли. Понятно, что из истории его имя сразу же вычеркнули. Мемориальная комната в Музее революции была расформирована, мебель (16 предметов) передали в ленинградский филиал Музея Ленина.

После ХХ съезда партии комнату Ровио в экспозиции восстановили, и она сохранялась до 1991 года. Затем музей был закрыт и предметы разошлись по разным адресам. Комод теперь в Музее-квартире Аллилуевых на 10-й Советской, книжный шкаф - в Смольном в кабинете Ленина. Остальные предметы - в фондохранилище на Карповке: стол, диван, два кресла и четыре стула...

Но это еще не вся история. В 1976 году в бывшей хельсинкской квартире Густава Ровио, куда надо было подниматься на пятый этаж по узкой винтовой лестнице, была открыта мемориальная ленинская комната. Созданная по инициативе финской стороны, она была своего рода дипломатическим шагом. Центральный музей Ленина изготовил для экспозиции точные копии предметов мебели, а недостающий бытовой антураж начала ХХ века предоставил Городской музей Хельсинки.

Когда не стало СССР, ленинский адрес в Хельсинки потерял прежнюю идеологическую нагрузку. В середине 1990-х годов музей был закрыт, мебельные копии из него поступили в Музей Ленина в Тампере, а квартира оказалась в частной собственности.

Однако все меняется: в нынешнем октябре ленинская комната появится в Хельсинки снова - в виде рассчитанной на три недели художественной выставки-инсталляции. Она пройдет в том же доме у площади Хаканиеми, хотя и не в исторической квартире. Организаторы подчеркивают, что речь идет не о восстановлении музея, а о художественном эксперименте, арт-проекте в сфере, которую принято называть современным интеллектуальным искусством...

Чтобы подготовить его, петербургский художник Илья Орлов (сейчас он аспирант Академии художеств Хельсинки) занимался поисками следов подлинной комнаты Ровио. Нашел музейщиков, которые в середине 1970-х годов изготовляли копию мебели для ленинской комнаты. И узнал, что с тех пор участники того «проекта», финские и российские музейщики, поддерживают дружеские отношения.

- Я художник и историк, - рассказал Орлов. - Работаю с источниками, но результатами являются не столько публикации, сколько художественные произведения. Подобные исторические реконструкции - своего рода жанр в современном искусстве. В 1992 году югославский художник Горан Джорджевич сделал в нью-йоркской квартире точную копию легендарного парижского «салона» Гертруды Стайн, где бывали Пикассо и Хемингуэй, а затем воспроизвел знаменитую «Последнюю футуристическую выставку», заново нарисовав выставленные на ней картины Малевича. В некотором смысле моя работа наследует этой традиции...

Как отмечает художник, у нас нет и не может быть прямого доступа к прошлому: прикоснуться к нему можно лишь опосредованно, обращаясь к документам, мемуарам, дневникам, газетным публикациям или - как в данном случае - к утраченным ныне музейным экспозициям.

- Эта выставка не о Ленине и не о Ровио, а о не существующем ныне Музее Ленина и Ровио, - поясняет Илья Орлов. - Поэтому она и называется «Музей музея», и осуществляется частными лицами, без участия каких бы то ни было государственных институций - финских или российских. В ней вообще нет никакого политического подтекста. Мы принципиально не вступаем в спор, «был Ленин хорошим или плохим»: истина в нем родиться не может, потому что это борьба непримиримых идеологий, будь то в России или на Западе. На этой выставке вы не увидите ни «за», ни «против» - лишь обстановку ленинской комнаты в музейном исполнении 1970-х годов.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook