Прадедовы книги. Как сложилась судьба Анатолия Лазаревского

Ореол личности прадеда, Анатолия Васильевича Лазаревского, в нашей семье витал, как мне кажется, всегда. Из рассказов взрослых мне становилось понятно, что он был знаковой фигурой в дореволюционной Гатчине; упоминания о его знакомстве с Луначарским и Лениным дополняли книги, где говорилось о прадеде и созданной им библиотеке... К тому же мой отец не один десяток лет вел борьбу за возвращение семье фамильного склепа Лазаревских на гатчинском городском кладбище. Едва ли не чудом удалось спасти старинный надгробный памятник, который отец вместе с братом и друзьями перенесли на соседний участок, где упокоилась вдова прадеда. Метрового креста на памятнике уже не было, я восстановил его осенью 2008 года...

Прадедовы книги. Как сложилась судьба Анатолия Лазаревского | Анатолий Васильевич Лазаревский – прокурор, судья, библиофил. Фото начала ХХ века./ Из семейного архива автора

Анатолий Васильевич Лазаревский – прокурор, судья, библиофил. Фото начала ХХ века./ Из семейного архива автора

Сведения о прадеде мне пришлось собирать по крупицам. Начинал буквально с нуля, опираясь лишь на семейные легенды. В РГИА удалось найти формулярный послужной список, где вся его жизнь с 1873-го по 1905 год была расписана с чиновничьей педантичностью и скрупулезностью. В Центральном историческом архиве Москвы сохранилось студенческое дело, в киевском Институте рукописей при Академии наук Украины – его письма.

Итак, мой прадед родился в Петербурге 4 января 1848 года. Крещен был в храме Вознесения Господня, что недалеко от Сенной площади на берегу Екатерининского канала. Ныне этого храма нет: его снесли в 1936 году.

Василий Матвеевич Лазаревский, отец прадеда, служивший цензором и занимавшийся переводами, был дружен с Николаем Некрасовым. Сохранились две адресованные ему записки поэта, датированные сентябрем 1871 года. В первой, отправленной из Чудовской Луки, написано кратко: «Очень обяжете, если придете с гостем». Речь как раз шла об Анатолии, которого Василий Матвеевич решил взять на совместную с поэтом охоту, дабы поощрить за студенческие успехи в Московском императорском университете.

Во второй записке говорилось: «Между Холопьей Полестью и Осиновой по реке оказались вальдшнепы. Я хочу туда и советую Вам с нами; если хотите, то и молодого человека снарядим...». На первой записке рукой Василия Михайловича обозначено: «Анатоль», а на второй – «Мой Анатоль»...

Окончив университет, прадед поступил на службу в Министерство юстиции. Служил сначала следователем, потом прокурором, затем судьей. Жизнь была кочевая: Тихвинский уезд, Череповец, Тобольск... В декабре 1889 года прадед писал дяде Александру: «Я решил весною выбраться отсюда во всяком случае, если бы даже пришлось для этого бросить Министерство юстиции... Я не против даже еще послужить в Сибири, но правда в том, что работа над разными манускриптами грозит мне слепотою. А работы, между тем, не уменьшается, а все прибавляется».

Затем была служба в Киевской судебной палате, а потом в Саратовской. Молодой саратовский сослуживец П. А. Анисимов (его инициалы пока расшифровать не удалось) в своих воспоминаниях, которые мне посчастливилось найти в РГИА, называл Анатолия Лазаревского «рыцарем чести, права и закона». «Все приговоры палаты, им редактируемые, – отмечал Анисимов, – служили образцами несокрушимой логики, блистали знанием закона и сенатских решений, а по временам даже носили характер талантливых публицистических статей».

Однако противоборство с председателем Саратовского окружного суда окончилось не в пользу прадеда – либерала по своим убеждениям, приверженца принципов судебной реформы Александра II. В 1905 году Анатолий Лазаревский вышел в отставку в чине действительного статского советника. Супруги переехали в Петербург, где поселились на 3-й Рождественской улице, 6.

«Жить становится круто, ибо пенсия мала, – сетовал прадед в письме к упомянутому выше Анисимову. – Впрочем, вокруг все так безотрадно, так гнетет мысль о распаде России, страны, которую я имею глупость любить больше всего на свете, что, право, даже возможность насильственного расчета с жизнью как-то не особенно и пугает.

Хочу сказать Вам два слова по поводу моей отставки, дабы Вы не приписали ее бегству с поля битвы. Судите сами: вез я годы, вез целые возы и гражданских, и уголовных дел, так, что подчас голова теряла способность мыслить, и хоть бы за все это получил спасибо. Хоть бы один раз мне серьезно предложили повышение, как знак оценки моих трудов. Правда, в председатели окружного суда я и сам не пошел бы, но дорого было бы внимание. Ну а раз наплевали на меня, то и я счел себя вправе плюнуть на все и уйти»...

Поскольку столичная жизнь была достаточно дорогой, на семейном совете решили переехать в пригород. Выбор пал на Гатчину. Именно там в 1907 году прадед, знатный библиофил, открыл библиотеку. Она заняла правое крыло дома купца Алексея Копанова на проспекте Императора Павла I. Использование книг было платным, что давало семье дополнительные средства к существованию.

Каких только книг не было в библиотеке Лазаревского! Беллетристика – на четырех языках: французском, немецком, английском и польском, в том числе первые и прижизненные издания русских и зарубежных классиков. Разнообразные периодические издания – по богословию, психологии и педагогике, математике и сельскому хозяйству, естествознанию и медицине, этнографии и географии, статистике и лингвистике. Кстати, среди посетителей и подписчиков библиотеки был живший в Гатчине Александр Куприн.

В 1911 году ушла из жизни жена Анатолия Васильевича – Ирина Васильевна. На могильном камне безутешный прадед повелел выбить: «Вместе прожили в мире и счастье 41 год». Наверное, первое время хотелось бросить все дела, но спустя некоторое время в его жизни появилась юная Анна Прокофьева, дочь служащего дворцовой охоты, которая через несколько лет, несмотря на 40-летнюю разницу в возрасте, стала его женой...

Увы, прожили вместе они не очень долго: Анатолия Лазаревского не стало в июле 1918 года. А 10 сентября того же года благодаря покровительству наркома просвещения Луначарского, хорошо знавшего семью Лазаревских, библиотека получила охранную грамоту. За месяц до этого совет Гатчинской трудовой коммуны решил вопрос «об обеспечении семьи Лазаревского, т. к. последняя кормилась исключительно с доходов библиотеки».

Кстати, несколько книг из собрания прадеда сохранились в коллекции нынешней городской библиотеки Гатчины. Уцелел и дом (№ 3 по проспекту 25-го Октября), где находилась библиотека Лазаревского. Здание отремонтировано, ныне там находится отель.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#книги #история #судьба

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 204 (7041) от 29.10.2021 под заголовком «Прадедовы книги».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».