Главная городская газета

Портфель светлейшего

  • 18.05.2016
  • Александр Соловьев
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
Портфель светлейшего | Портфель Потемкина-Таврического, богато расшитый золотными нитями, не только память о государственном деятеле, но и произведение искусства. Из фондов Государственного исторического музея, Москва

Портфель Потемкина-Таврического, богато расшитый золотными нитями, не только память о государственном деятеле, но и произведение искусства. Из фондов Государственного исторического музея, Москва

В коллекции Государственного исторического музея в Москве есть весьма любопытный предмет – красный сафьяновый портфель, принадлежавший некогда Григорию Александровичу Потемкину-Таврическому. На обеих сторонах портфеля едва уместились титулы, звания и должности светлейшего князя.

Действительно, их у него было немало. В начале 1780-х годов полное титулование Потемкина звучало следующим образом: «Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской, Великомилостивой Государыни моей генерал-аншеф, Главнокомандующий сухопутными Ея Императорского величества Войсками в Крыму и Южных Российской империи губерниях расположенных, флотами, плавающими в Черном, Азовском и Каспийском морях, всею легкой конницей, Донским войском и всеми иррегулярными, Государственной Военной Коллегии Вице-Президент, Екатеринославский, Астраханский, Саратовский генерал-губернатор, Ея Величества генерал-адъютант, Действующий Камергер, Кавалергардского Корпуса поручик, Лейб-Гвардии Преображенского полка подполковник, Новотроицкого Кирасирского полка Шеф, над войсками генерал-инспектор...».

Историки по праву называют Потемкина-Таврического фактически соправителем Екатерины II. Он присоединял к Российской империи Крым и Новороссию, был пожалован титулом Таврического, был создателем и первым командующим Черноморского флота. Основал города – нынешние Днепропетровск, Херсон, Севастополь и Николаев...

«Определив жизнь мою для службы Вашей, не щадил ее отнюдь где только был случай к прославлению Высочайшего Вашего имени. Сие поставя себе прямым долгом, не мыслил никогда о своем состоянии и, если видел, что мое усердие соответствовало воле Вашего Императорского Величества, почитал уже себя награжденным», – писал Потемкин Екатерине 27 февраля 1774 года.

«Я тебя люблю всем сердцем, как искреннейшего друга», – читаем в одном из писем Екатерины Потемкину в августе 1789 года.

Когда в октябре 1791 года императрице доложили о безвременной кончине ее любезного фаворита (это случилось на пути из города Яссы в порт Николаев), Екатерина сказала своему секретарю Храповицкому: «Кем заменить такого человека? Я и все мы теперь как улитки, которые боятся высунуть голову из скорлупы». А своему многолетнему корреспонденту немецкому публицисту эпохи Просвещения Фридриху Мельхиору Гриму она признавалась: «Мой ученик, мой друг, можно сказать, идол, князь Потемкин Таврический скончался... О, Боже мой! Вот теперь я истинно сама себе помощница. Снова мне надо дрессировать себе людей!..»

Увы, многие действительные заслуги этого человека заслонило дожившее до наших дней понятие «потемкинские деревни», ставшее символом нарочитой показухи. Кроме того, когда речь заходит о князе Потемкине, вспоминают прежде всего о его романе с Екатериной Великой, о его непомерной тяге к роскоши, о полководческой беспомощности...

– Потемкину на самом деле были свойственны храбрость и личное мужество. Да, он был лишен полководческого таланта, каким обладал, например, Суворов, но это не бездарность, а скорее нерешительность и осторожность. Если бы не Суворов, благодаря которому была взята сильнейшая крепость Измаил, то россиянам на сухопутном театре военных действий пришлось бы туго, – считает доктор исторических наук, чьи исследования посвящены действиям Черноморского флота во второй половине XVIII века, Галина Гребенщикова.

Что же касается тяги к роскоши... Такая слабость была, но она компенсировалась талантом блестящего администратора и организатора.

– «Потемкинские деревни» – это всего лишь красивое выражение, выхваченное из контекста всей его огромной работы по обустройству и заселению земель, присоединенных к России в 1783 году, – отмечает Гребенщикова. – К сожалению, исторические сплетни, посеянные завистниками Потемкина, гуляют до настоящего времени. К тому же надо учитывать, что у князя имелось не так много времени. От присоединения Крыма в 1783 году до начала Русско-турецкой войны в 1787 году прошло всего четыре года. И все, что Потемкин успел сделать на юге России – это его заслуга.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook