Главная городская газета

Подвиг особого рода

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Подвиг особого рода | Недавняя выставка в Музее политической истории показала, как это было: к советским военнопленным фашисты относились, как к скоту.

Недавняя выставка в Музее политической истории показала, как это было: к советским военнопленным фашисты относились, как к скоту.

О трагической судьбе советских военнопленных шла речь на презентации книги «Вычеркнутые из памяти» в тосненском социально-культурном комплексе «Космонавт». Автор книги, вышедшей при поддержке правительства Ленобласти, – историк и публицист Татьяна Минникова. Нашим читателям она знакома по публикациям в «Санкт-Петербургских ведомостях».

Названием книги стали слова из стихотворения «Пленные». Его автор – писатель, поэт и драматург Александр Клейн, которому довелось во время войны два с половиной года находиться в плену на тосненской земле. Он не сломался, никого не предал, многих спас. Потом по чудовищной несправедливости прошел сталинские лагеря. Его автобиографический роман «Дитя смерти» – одно из лучших произведений, посвященных теме плена.

– Апокалипсическая картина судьбы советских военнослужащих, оказавшихся в фашистском плену, не поддается здравому пониманию... Можно утверждать, что история войн все-таки не знала примеров столь жестоких массовых преступлений, совершенных воюющей стороной в отношении захваченных в плен солдат противника, – говорит Татьяна Минникова.

За долгие годы поисков ей удалось изучить вопрос о судьбе наших военнопленных на территории Тосненского района, который два года и пять месяцев, с августа 1941 года по конец января 1944-го, находился в нацистской оккупации. Согласно архивным документам, здесь действовало девять концлагерей для советских военнопленных: три в Любани, два в Тосно, по одному – в Лисино-Корпусе, Шапках (Староселье), Покровском, Ульяновке (Саблино).

Существование этих лагерей подтверждено документами. О других есть только сведения местных жителей. Согласно свидетельствам очевидцев, записанным уже после войны, можно говорить как минимум о 25 лагерях военнопленных на территории района. Большинство из них не являлись постоянно действующими: они появлялись и исчезали по мере необходимости. Условия содержания были ужасающими. По сути дела, это был конвейер смерти. Пленных морили голодом, а местным жителям запрещалось под страхом смерти передавать продукты.

Пленных в лучшем случае кормили эрзац-хлебом – специально изобретенным суррогатом, состоявшим из смеси ржаных отрубей, свекольного жмыха, древесных опилок и «муки» из соломы и листьев. Да еще – гнилой баландой. Пленные ели траву, объедали кору с деревьев, в пищу шли лягушки и крысы. В Саблинском лагере были зафиксированы даже случаи каннибализма...

Однако книга «Вычеркнутые из памяти» гораздо больше, чем краеведческое исследование. В ней серьезные вопросы и попытка дать на них ответ. Право читателя – соглашаться или нет.

Автор книги напоминает, что во все времена на Руси, в России солдатам, попавшим в плен, сочувствовали. Почему же во время Великой Отечественной попавших в плен объявили изменниками? Хорошо известны слова, которые часто приписывают Сталину, хотя документального подтверждения этому нет: «У нас нет военнопленных, а есть предатели». Однако именно эта фраза очень точно отражала политику советского государства в отношении своих солдат, оказавшихся в плену. Действительно, указ # 270 от 16 августа 1941 года за подписью Сталина «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия» фактически приравнивал плен к измене родине, к воинскому преступлению.

По мнению Татьяны Минниковой, таким способом – переводом «стрелок» с виновных на пострадавших – можно было снять с себя ответственность за произошедшую в 1941 году военную катастрофу. Правда о ней не подлежала разглашению, поскольку бросала тень на советское военное руководство.

Но не только государственная политика ставила наших воинов, попавших в плен, вне закона. Автор книги пытается понять, почему послевоенные поколения вычеркнули их из памяти. Почему люди, вернувшиеся из плена, стали чем-то вроде прокаженных в родном Отечестве? Можно ли как-то объяснить это «всеобщее помрачение чувств и рассудка»?

– Наличие миллионов военнопленных, напоминавшее о поражениях и военных катастрофах, мешало наслаждаться вкусом Победы. Эти люди были свидетельством страшной цены, заплаченной за Победу, а думать и помнить об этом не хотелось. Поэтому неудивительно, что кладбища советских военнопленных в большинстве остались забытыми и безымянными, – считает Минникова.

Только в последние десятилетия в нашей стране появились такие памятные знаки. Есть они и в Тосненском районе. Мемориал в память о погибших узниках Саблинского концлагеря, а в районе города Никольское камень-валун с мемориальной табличкой установили на месте лагеря военнопленных – там, где до войны находился поселок имени Бадаева...

Сегодня, как считает Минникова, отношение к теме военнопленных тоже непростое. Истории нужны герои и подвиги, а пленные – просто страдальцы. Какую роль они могут играть в деле формирования нашей исторической памяти? По мнению автора книги, подвиг пленных в том, что большинство из них сохраняли достоинство. Даже в немыслимо тяжелых обстоятельствах люди пытались сопротивляться, сохраняли верность долгу, присяге и родине. Не случайно большинство пленных негативно относились к вступлению в армию Власова.

– Каждый народ силен доблестью своих героев и кровью своих мучеников, – резюмирует Татьяна Минникова. – Полонное терпение есть подвиг особого рода – подвиг духа.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook