Главная городская газета

Подвиг 9-й роты

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Подвиг 9-й роты | Финские фотографии, запечатлевшие разгромленную колонну Красной армии, стали за рубежом одним из символов «зимней» войны. Источник: www.waralbum.ru

Финские фотографии, запечатлевшие разгромленную колонну Красной армии, стали за рубежом одним из символов «зимней» войны. Источник: www.waralbum.ru

Много лет трагедия Щорсовской 44-й стрелковой Киевской Краснознаменной дивизии, попавшей во время «зимней» войны 1939 – 1940 годов в окружение и разгромленной финскими войсками под Суомуссалми на севере Суоми, в нашей стране была запретной темой. В то время как в Финляндии эта победа была предметом военной гордости: туда, в приполярье, возили журналистов, а фотографии и кинокадры дороги Раате – Суомуссалми с разбитой и брошенной техникой Красной армии, погибшими и замерзшими бойцами потрясли весь мир. Только в 1990-е годы российские исследователи начали шаг за шагом «вытягивать» из архивов укрытую историю. О судьбе 44-й дивизии мы говорим с историком и художником Виктором ВАСИЛЬЕВЫМ, который занимается изучением этого эпизода «незнаменитой войны».

– Виктор Юрьевич, вам доводилось бывать в тех местах, где погибла 44-я дивизия?

– Да, приходилось, и эти места притягивают. Но не только своей красотой, тишиной, спокойствием вод и первозданностью леса, но и еще чем-то. Так зовет людей к себе земля, где произошли какие-то важные события...

Бродя по ночному зимнему финскому лесу, я однажды вдруг почувствовал тот ужас, который испытывали там красноармейцы с Украины (почти все – из Житомирской области) – в холоде лесов, во мраке северной ночи, откуда к ним приходила невидимая «белая смерть». От ощущения этого ужаса и появилась идея узнать правду об этой трагедии...


– Как появилась на «зимней» войне дивизия с Украины?

– 44-я дивизия входила в состав 9-й армии, перед которой стояла задача в ходе боевых действий достичь района Оулу – стратегически важного финского порта на побережье Ботнического залива. Таким образом, предполагалось рассечь Финляндию пополам в самом узком ее месте, перерезав железнодорожное сообщение с севером страны и прервав поставки из Швеции.

С ноября 1939 года 9-й армией командовал комдив Михаил Духанов, а с декабря 1939 года командующим был назначен Василий Чуйков – будущий герой Сталинградской битвы. В состав армии входили 163-я, 54-я, 122-я и 44-я стрелковые дивизии.

В последних числах декабря 163-я дивизия, понеся большие потери, вынуждена была отступить в северном направлении, а 44-я так и осталась стоять на дороге Раате – Суомуссалми. В начале января 1940 года финны в нескольких местах перерезали дорогу, в результате чего образовалось несколько «котлов», после чего, несмотря на то что бойцы и командиры дивизии упорно сражались, холод, голод, постоянные атаки противника сделали свое дело. Сопротивление окруженных было сломлено.


– Понятно, что командованию Красной армии пришлось делать «оргвыводы». На кого возложили вину за эту военную неудачу?

– На командование 44-й дивизии. Комдива Алексея Виноградова обвинили в том, что он своим преступным и предательским руководством довел части дивизии до состояния небоеспособности, в результате чего она понесла тяжелые потери в личном составе и материальной части, что он в самый ответственный момент оставил дивизию без руководства, поскольку вместе с группой командиров и бойцов вышел из окружения с небольшой колонной.

Начальника штаба Онуфрия Волкова обвинили в том, что он своим «преступно-предательским руководством и бездействием» создал условия, повлекшие за собой тяжелые последствия для дивизии, не организовал разведку и давал ложную информацию командованию. Начальника политотдела дивизии Ивана Пахоменко – в том, что он не обеспечил политработу в частях, способствовал возникновению паники, трусости и пр., что стало причиной больших потерь людей и материальной части дивизии.

По приговору трибунала Виноградов, Волков и Пахоменко 11 января 1940 года были расстреляны перед строем. В 1990 году определением военного трибунала Ленинградского военного округа все они были посмертно реабилитированы.

Конечно, есть вина и командования дивизии в том, что случилось, но все же основная вина лежит на тех, кто планировал эту операцию, кто ее готовил и ею руководил. Они, по сути, очень много «сделали», чтобы 9-я армия в целом потерпела поражение...

Общий интерес к судьбе 44-й дивизии свел меня с Валерием Ленченковым, внуком командира 44-й дивизии Семена Ткаченко, который принял командование ею после Виноградова. В ходе поиска мы наткнулись на героическую историю 9-й роты 146-го полка той самой 44-й дивизии. Считалось, что она, в общем-то, пропала без вести.

Роту выставили в боевое охранение на удалении семи километров от основных сил. В ходе боев в январе 1940 года, закончившихся разгромом дивизии, рота была окружена. Командованию было не до нее, связь с ней прекратилась. В журнале боевых действий 44-й дивизии, хранящемся в Российском государственном военно-историческом архиве, есть запись: «Связи с 9-й ротой нет. Огневой бой затихает...».

Вот и все, что было о ней известно. А по финским боевым документам мы выяснили, что она три дня героически сражалась в полном окружении и почти вся погибла. О ее подвиге до сих пор мало кому известно! Противник в несколько раз превосходил 9-ю роту по численности, а эти ребята еще и три раза контратаковали... Они совершили настоящий подвиг!

Трагедия в том, что, по официальным данным, бойцы 9-й роты погибли или пропали без вести. Их родные даже не получили похоронок! Во время «зимней» войны это была распространенная практика: современные исследователи считают, что тогда существовало негласное указание не высылать похоронок, чтобы скрыть реальные потери. И только из финских документов мы узнали, что в действительности произошло, как мужественно сражались наши бойцы. Этого до сих пор не знают даже их родственники! Их мы и пытаемся разыскать.


– Что известно о судьбах тех бойцов, что попали в плен?

– В Национальном архиве Финляндии среди трофейных документов 44-й дивизии, захваченных неприятелем, мы обнаружили школьную тетрадь со списком бойцов 9-й роты, видимо, принадлежавшую кому-то из офицеров. А затем, перебирая личные карточки военнопленных, мы установили количество бойцов роты, попавших в плен. По финским данным, это 40 человек, но можно с уверенностью сказать, что это число завышено, так же как и количество убитых красноармейцев – 260. Нам удалось установить, что в плен попали 13 бойцов 9-й роты, а также несколько артиллеристов и пулеметчиков 146-го полка, приданных для усиления 9-й роте. Всего, по всей видимости, 20 – 25 человек.

Всего в ходе той войны в плен попали свыше пяти тысяч наших солдат. Из них сто с лишним умерли в плену. Всех возвратившихся из плена в 1940 году после перемирия с Финляндией отправили в Южский лагерь в Ивановской области. Затем большинство бывших пленных красноармейцев направили на Таймыр – строить Норильск.

По всей видимости, такая же судьба постигла и выживших пленных 9-й роты, возвращенных после окончания войны в СССР. Удалось выяснить, что двое из них погибли в 1944 году будучи рядовыми гвардейских стрелковых частей. Иван Билан – под Выборгом, Андрей Заяц – в Литве. Оба были призваны в армию на Таймыре – видимо, из лагерей. Иван Билан умер от ран. Он был похоронен на госпитальном кладбище недалеко от Выборга в деревне Куянсу-Сеппеля. После войны останки воинов перезахоронили в Выборге, но на стеле на новом кладбище его фамилии не оказалось... Выходит, солдат дважды «пропал без вести»... Вот такая человеческая история...

Мы продолжаем устанавливать имена бойцов 9-й роты, искать их родственников. Направили запросы на Украину – в местные администрации, в школы Харлеевки и Попельни – это села в Житомирской области, откуда были мобилизованы бойцы 9-й роты. Пока ответа нет...

Удалось установить, что командиром 9-й роты был старший лейтенант Шариф Шафигуллин, 1909 года рождения, татарин, родом из села Адельшино Чистопольского района. В армию был мобилизован военкоматом Уфы. Шафигуллин принял командование 9-й ротой 9 ноября 1939 года, за три недели до начала войны.

Еще предстоит установить судьбу военфельдшера 146-го полка 44-й дивизии Аси Марковны Котляр. Известно, что эта двадцатилетняя девушка в решающие моменты боя неоднократно поднимала солдат в атаку, а ведь они были в два раза старше ее. За мужество, проявленное в бою, Ася Котляр была награждена орденом Красной Звезды, а известный поэт Александр Прокофьев посвятил ей свои стихи. После войны ее след теряется...


– Отмечено ли как-нибудь место подвига и гибели 9-й роты?

– На месте боя 9-й роты в районе Суомуссалми стоит памятный знак – небольшая горка из камней и три искусственных цветка – белый, синий и красный.

Летом прошлого года нам удалось разыскать место захоронения бойцов 9-й роты. Вообще в районе дороги Раате погребено несколько тысяч наших солдат. Это так называемые санитарные захоронения, сделанные финнами. На месте могил они аккуратно ставили памятные знаки с указанием количества погребенных. До наших дней эти знаки не сохранились. Сейчас в районе дороги известна только одна могила, недалеко от памятника.

По дороге в Суомуссалми мы встретились с поисковым отрядом из Архангельска. Финны разрешили им эксгумировать и перезахоронить на родине останки бойцов бригады Долина. Состоявшая из трех батальонов, она шла на помощь окруженной в районе Кухмо 54-й дивизии, но была в феврале 1940 года рассеяна и уничтожена. Один из батальонов бригады формировался в Архангельске. Я присутствовал при раскопках. Это глухой лес. После боев тела погибших сваливали в воронки от снарядов. Места этих захоронений поисковикам указывали местные жители...

К сожалению, немало трудностей в поисковой работе. Нередко приходится сталкиваться с безразличием и нежеланием официальных лиц идти навстречу. Военкоматы не отвечают на наши запросы о судьбе бывших военнопленных 9-й роты, оказавшихся в Норильске. Мы написали по этому поводу в Министерство обороны, оно обязало военкоматы ответить, но... ответов до сих пор нет. Горько, когда память о погибших чтят только на словах.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook