По сирени — огонь!

Мои фронтовые реликвии: награды, книга, карта и письма однополчан. Все это я завещал своему внуку — Дмитрию Трофимову с наказом передать потом своим детям, а те — своим. Я знаю, они это обязательно сделают. И тогда мои однополчане по 330-му стрелковому и 504-му минометному полкам 4-й дивизии народного ополчения да и я вместе с ними останемся в памяти потомков.

По сирени — огонь! |

Сначала о книге. Это толстая тетрадь в двести листов с ледериновым переплетом. На каждой ее странице — имена, адреса и телефоны бойцов, вместе с которыми мне довелось сражаться за Ленинград. Четко, а то и впопыхах написанные строки пожеланий сначала в военное, а потом и в мирное время, когда нас, оставшихся в живых, судьба сводила на встречах.

Эта книга, второй которой на свете быть не может, всегда со мной. 

Помню, какое впечатление она произвела на моих боевых товарищей из 504-го минометного полка, когда мы встретились на 40-летие Победы во Мге. Здесь на стене железнодорожного вокзала есть мемориальная доска, на которой перечислены части, освобождавшие эту территорию от захватчиков. И среди них наш минометный полк. На встречу приехали не только ленинградцы, а однополчане из Днепропетровска, Таганрога, Улан-Удэ, Москвы, Житомира, Херсона... Они листали страницы книги и поминутно восклицали: «Ты помнишь?! А ты помнишь?!.».

В 1943 году нам досталось болото в комарином царстве. Несколько месяцев, окопавшись в нем, мы бились за господствующую над болотом Синявинскую высоту, прозванную солдатами «Проклятой», или «Чертовой».

И вот мы снова здесь, но уже в мирное время, и я достаю другую свою реликвию — карту, испещренную пометками. На ней тридцать шесть ориентиров — условных обозначений наших войск и южнее Мги — частей противника. Наши: барсук, свинья, собака, галка, снегирь, утка, кулик, соловей, дрофа, орел, дятел, чайка, филин, журавль, голубь, индюк, цапля, перепелка. Врага: ольха, шиповник, папоротник, ромашка, колокольчик, астра, берест, незабудка, горошек, георгин, кактус, черемуха, одуванчик, орхидея, сирень, кашка, ревень, фуксия. И все эти ориентиры расположены на площади 56 квадратных километров.

А мы от передовой в километре и всегда готовы открыть минометный огонь. И когда раздается с НП команда: «По цели сирень — огонь!» — даем несколько выстрелов. А за ней следующая: «По цели кактус — пли...» — и так далее.

Стреляют сразу несколько батарей. Позади и впереди нашей огневой позиции рвутся вражеские снаряды. Ползти в укрытие нельзя — все отбивают атаку противника. Появляются раненые, а оставшиеся бьют и бьют, и нет у нас другой цели, как выгнать врага с нашей земли. Помню, каким радостным было для нас 21 января 1944 года. Не выдержав атак советских войск, враг оставил Мгу.

И это прошлое навсегда останется с нами, как и те реликвии войны, которые удалось сохранить. Они расскажут нашим потомкам, что мы воевали отважно и честно.


Подарок

Александр ШЛЫКОВ,
участник войны, г. Минск

Подразделение зенитчиков, которым я командовал,
защищая Дорогу жизни, однажды было удивлено
поступком не знакомых нам ленинградцев.


Надо ли говорить, что находились мы в очень сложном положении. Немцы пытались всеми силами порвать эту тонкую нить, связывающую Ленинград с Большой землей. Бомбили Дорогу жизни постоянно, днем и ночью, с поистине немецкой педантичностью и жестокостью. А если учесть, что на льду невозможно оборудовать укрытия и замаскировать огневые позиции, будет понятно, что уцелеть в таком аду помогали только безграничная отвага бойцов и их боевое мастерство.

С северного берега к острову Зеленец, около которого находились наши огневые позиции, однажды приехали на «ГАЗ-АА» шофер и две женщины за дровами. Надо сказать, что дров на острове было много, бойцы помогли женщинам загрузить их в машину, и ленинградцы уехали. Ночью полуторка снова появилась у наших огневых позиций...

Когда люди постоянно и долго находятся на грани этого и того света, они привыкают ко всему и их бывает трудно чем-то удивить. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что они приехали не за дровами. Они привезли нам подарок: кусок хозяйственного мыла, две катушки ниток и две иголки. Как видно, они посчитали обязательным оказать нам такую помощь.

А она действительно была нам нужна. Мы два месяца не мылись. Грязные и оборванные, на скудном блокадном пайке, представляли собой удручающую картину. И вот эти ленинградцы, рискуя своей жизнью, преодолев за три часа более шестидесяти опасных километров, преподнесли нам благородный жизненный урок. Мы поняли, что хоть мы и воюем и делаем это, наверное, неплохо, но опускаться даже в тяжелых условиях до собственного неуважения нам не положено. Мыло, нитки и иголки были не просто предметами, которые дали нам возможность стать опрятнее. Мы получили своего рода инъекцию, которая подняла нас на более высокую моральную ступень, уберегла от безразличия к собственной жизни, от расслабления в жестокой борьбе с врагом.

Преувеличивать не буду, но все же мне кажется, что этот случай, проявление уважения к своим защитникам, побудил в нас еще более устойчивую веру в Победу.


Только три дня

С. ЛОБАНОВ,
житель блокадного Ленинграда

Январь 1942 года. Мороз 30 градусов и яркое солнце.
Иду по Невскому, приближаясь к Публичке.
По Садовой от Сенной площади мчится пятитонка.
Ветер вздувает брезент.
Под брезентом заледенелые скрюченные желтые тела-скелеты.


Февраль 1942 года. Недалеко от угла Садовой и Невского проспекта — ледяная гора у водозабора. На дверях кафе «Норд» (теперь — «Север») кнопкой приколото написанное на тетрадном листке меню: «Суп из жмых-массы (дуранды)» — 20 г крупы. «Биточки из жмых-массы» — 40 г крупы.

6 ноября 1942 года. Предпраздничные «подарки». От немцев листовки:
«6 и 7 ноября будем бомбить, 8 ноября будите хоронить...». От П. С. Попкова: 20 г сыра, 30 г печенья, бутылка «плодоягодного». Вечером отоварился в магазине на Чернышевой (теперь — Ломоносова) площади. Шел по правому берегу Фонтанки. Еще не добрался до Аничкова моста — завыли сирены: воздушная тревога. Листовки не обманули.

Свернул на мост с той стороны, где аптека. Только дошел до середины — завывание «Юнкерса» и сразу же — свист бомбы. Успел плюхнуться. Летел на воздушной волне до Куйбышевского райсовета. Пальто задралось на голову. А над ней — свист осколков. Приземлился у парадной райсовета. Огрело кирпичом по шее. Впотьмах щупаю мокрые рукава. Что это — кровь? А, может быть, разбилась бутылка?.. Нет, это кровь тех, кто не догадался, как я, упасть на землю, а прижался, стоя, к стене здания и был изрешечен осколками...

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 226 (5352) от 02.12.2014.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.