Главная городская газета

«Петербург. Столыпину»

  • 12.08.2016
  • Анна Манойленко,  Юрий Манойленко
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
«Петербург. Столыпину»  | Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Иллюстрация xtock/shutterstock.com

В личном фонде премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина в Российском государственном историческом архиве хранится свыше тысячи телеграмм и более 250 писем, полученных им после покушения на его жизнь, произошедшего 12 (25) августа 1906 года на Аптекарском острове. Они переплетены в специальные кожаные папки – очевидно, их хотели сохранить как память о проявлении широкой общественной поддержки премьера в тяжелую минуту...

В тот субботний день Столыпин вел обычный прием посетителей на занимаемой им с семьей казенной даче. Около трех часов дня к дому подъехал экипаж, из которого вышли переодетые в жандармскую форму боевики революционной организации «Союз максималистов», выделившейся из партии эсеров. Необычные посетители вызвали подозрение швейцара: у них на головах были каски, отличавшиеся от установленного жандармского головного убора. Он преградил дорогу террористам, однако те силой ворвались внутрь и взорвали привезенные в портфелях бомбы.

Дача была разрушена, погибли до 30 человек, десятки получили ранения. Тяжело пострадали дети Столыпина, находившиеся в момент покушения на балконе и сброшенные взрывной волной на набережную: у пятнадцатилетней Натальи были раздроблены ноги, трехлетний Аркадий был ранен в голову. Сам премьер-министр чудом оказался невредим.

В тот же день он получил телеграмму от Николая II из Петергофа: «Не нахожу слов, чтобы выразить свое негодование. Слава Богу, Вы остались невредимы. От души надеюсь, что Ваши сын и дочь поправятся скоро, также и остальные раненые».

Телеграммы в адрес Столыпина направили многие члены императорской фамилии. Отметим, что все письма и телеграммы по поводу покушения, имеющиеся в фонде Столыпина, выдержаны в сочувственном ключе. Возможно, были и негативные отклики, но их, по всей видимости, переправляли из канцелярии в местные охранные отделения для «профилактической» работы с авторами. До самого премьера они, скорее всего, не доходили.

Телеграммы поддержки премьер-министру прислали уездные и губернские дворянские собрания. На многих – карандашные пометки Петра Аркадьевича. «Благородные мысли Ваши укрепляют мою твердую веру в скорое наступление лучших для России дней. Для этого нужно водворение порядка и одновременное проведение преобразований. Возможно это лишь взаимными усилиями правительства и общества», – написал премьер-министр на телеграфном бланке из Казани.

В канцелярию Столыпина поступили послания от губернаторов, городских дум, земских собраний, рабочих, служащих, студентов, старообрядцев, купцов, редакций газет и журналов. Адрес на большинстве телеграмм указывался просто: «Петербург – Петру Аркадьевичу Столыпину», и они доходили по назначению... Много телеграмм пришло от воинских частей. Так, командующий 15-м Шлиссельбургским пехотным полком телеграфировал: «Вверенный мне отряд усердно молится за спасение Вашей жизни и Ваших детей. Крепко верим в Вашу богатырскую мощь и силу на служение и спасение нашей Родины».

«Примите выражение сердечного участия по поводу постигшего Вас тяжкого горя», – писал Столыпину известный юрист Анатолий Кони. «Радуюсь, что Господь охранил Вас, когда Вы так нужны нашей Родине», – телеграфировал лидер партии «Союз 17 октября» Александр Гучков. Супруга Льва Толстого Софья Андреевна выразила свое сочувствие жене Столыпина Ольге Борисовне: «Сердечно скорблю о Вашем материнском горе. Благодарю Бога за спасение остальной семьи».

Любопытно, что сочувственные послания Столыпину поступили от противоположных общественных полюсов. Так, например, лидеры черносотенного Союза русского народа Александр Дубровин и Владимир Пуришкевич телеграфировали премьеру: «Сознание долга, несомого перед Родиной, да поможет Вам подавить, наконец, крамолу и вывести Россию на путь мирного развития». Направил послание премьеру и председатель петербургской еврейской общины барон Давид Гинцбург: «От всей души желаю Вам мира и успокоения, чтобы твердо направить Россию к свободе по пути согласия, суда и закона»...

Уездный член Гродненского окружного суда Станкевич, приехавший на Аптекарский остров на прием к Столыпину и ставший очевидцем покушения, писал премьеру: «Можете себе представить, что почувствовал я, когда увидел последствия взрыва и услышал Ваш голос, полный горя и страдания: «Где мои дети, где мои дети?». Когда я, прихрамывая, передвигался по Вашему саду, ко мне подошла Ваша дочь и, несмотря на страшное семейное горе, приняла во мне участие и предложила привести врача...». Вероятно, речь шла о старшей дочери Петра Аркадьевича Марии, которая вместе с прибывшими на дачу докторами оказывала помощь пострадавшим.

Дворянка Полозова прислала Столыпину икону Святителя Николая Чудотворца, привезенную ее сыном из итальянского города Бари: «Если с верою наденете ее на дорогую дочь Вашу, она исцелится без операции». Гимназистка 2-го класса из Варшавы Катя Василевская тоже направила премьеру две освященные иконы для его пострадавших детей.

А крестьянин из Малой Сердобы Саратовской губернии Маркел Абрамов, познакомившийся со Столыпиным в 1903 году в бытность его саратовским губернатором, прислал ему письмо спустя месяц после покушения: «...Хоть между крестьянином и Вашим Высокопревосходительством очень-очень много ступенек, но я решился написать, желая хоть на маковое зерно облегчить Ваше горе». На этом письме имеется резолюция Столыпина: «Очень, очень благодарю. Абрамова я помню, и меня очень утешило доброе его слово».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook