Первый бой, первая победа, и первые пленные. Как защищали Лужский рубеж

Сорок дней и ночей курсанты и командиры Ленинградского Краснознаменного военного училища имени С. М. Кирова защищали Лужский рубеж в районе Большого Сабска. Враг пытался смять нас атаками, сильнейшими артиллерийскими обстрелами и бомбежками, выжечь лесными пожарами, сокрушить нашу оборону массированными танковыми ударами. Не вышло!

Первый бой, первая победа, и первые пленные. Как защищали Лужский рубеж | Сначала в плен попадали десятки фашистов, а потом они сдавались дивизиями и армиями… Всего же за Великую Отечественную, по советским источникам, в плен были взяты более 2,5 миллиона немецких солдат и офицеров./Фото Виктора ТЕМИНА. Репродукция М. Елисеевой

Сначала в плен попадали десятки фашистов, а потом они сдавались дивизиями и армиями… Всего же за Великую Отечественную, по советским источникам, в плен были взяты более 2,5 миллиона немецких солдат и офицеров./Фото Виктора ТЕМИНА. Репродукция М. Елисеевой

Сколько атак мы отразили в битвах 1941‑го — никто не считал. Сколько подвигов совершили — об этом некогда было думать. Но каждый помнит свой первый бой. Его забыть невозможно.

10 июля взвод курсантов, которым я командовал, назначили в боевое охранение в 1,5 километра от переднего края обороны училища. Впереди, справа и слева — темно-зеленая гребенка леса. С полей ветерок доносит медовые запахи трав. Где‑то одиноко тарахтит трактор. Над нами проносятся самолеты с крестами на крыльях. Не бомбят. Вероятно, немецких летчиков интересуют другие объекты.

Пришел приказ прибыть в штаб 1‑го батальона. Через час мы в Большом Сабске. Начальник училища полковник Г. В. Мухин говорит, что получены сведения о появлении противника в Осьминском и Лядском районах. В разведку пойдет наша рота. Полковник раскинул на бугорке карту — десятикилометровку. Жестом пригласил подойти поближе. Сказал: «Запоминайте маршрут». Его карандаш медленно двигался по дороге от Большого Сабска на Осьмино и далее на юг. Я при этом повторял про себя незнакомые названия населенных пунктов.

В разведку мы готовились тщательно: проверили исправность оружия, сдали лишние документы, еще раз изучили по карте маршрут, получили боеприпасы. Идти пришлось пешком. Продукты, боеприпасы, пулеметы и винтовки, гранаты и бутылки с горючей жидкостью «КС» затрудняли движение.

Тщательно маскируясь, лесом, тропами и полянами шли навстречу врагу. Усталость, моральная напряженность возрастали с каждым часом. Ночь застала нас у лесного озера. Устроили привал. Выставили сторожевое охранение. Около трех часов ночи отправляюсь проверить посты. Иду, прислушиваюсь. Вдруг окрик: «Стой! Кто идет?». Узнаю по голосу курсанта Виноградова. Называю пароль.

Товарищ лейтенант, что там гремит? — Виноградов показывает рукой на юго-запад. — Немец или гром?

Действительно, вдалеке слышен какой‑то гул. Гроза, но, может быть, и противник… Еще не один день войны пройдет, прежде чем мы научимся разбираться в ее голосах.

Ранним утром в дымке тумана тронулись дальше. Дорога шла лесом, за которым находилось большое село Старополье. Вдруг раздались выстрелы длинными очередями из автоматов. Командир роты Михаил Дашкевич приказал свернуть с дороги и замаскироваться в лесу. Пулеметный взвод Михаила Осипова и стрелковый лейтенанта Василия Ивойлова «оседлали» дорогу в готовности отразить атаку противника.

Лейтенант Скобцов, ваш взвод назначаю в головной дозор. Уточните, есть ли в селе противник, его силы и средства и по возможности захватите пленного, — сказал ротный.

Я создал группу захвата и еще одну — огневой поддержки, и мы двинулись к Старополью, до которого было около трех километров. Чем ближе подходили к селу, тем становились осторожнее. Но вот стали слышны выстрелы, работа моторов машин и танков, крики и еще какой‑то шум. В бинокль я увидел магазин и немцев, которые тащили из него продукты и спиртное. Жители села — старики, дети понуро смотрели на этот грабеж.

Идем осторожно, ни у кого под сапогом и веточка не треснет. На взгорке показались крытые тесом крыши, золотистый купол церкви. Бесшумно, прячась за кустами, ползком и перебежками от дома к дому, все ближе и ближе подходим к противнику.

У одного дома увидели трех убитых жителей. Позднее узнали, что они — актив сельсовета, коммунисты. До ограды церкви, где стояли машины и танки, оставалось примерно 150 метров. Нас разделял овраг, заросший кустарником.

Сержант Бухвалов и наблюдатель Леушев, за мной. Взводу остаться в укрытии, — приказал я. Кустарником, огородом подобрались к большой избе. В ней никого не было, кроме кошки. Она потерлась о мои сапоги и жалобно мяукнула, словно сетуя на свою судьбу.

Замаскировались возле изгороди в зарослях малинника и стали наблюдать. У церковной ограды стояли пять танков и несколько размалеванных желтой и зеленой краской автомашин, пулеметы и минометы. У машин и огневых средств — дежурные наблюдатели. Фашисты ходили в рубашках с закатанными рукавами. Явно чувствовали себя хозяевами положения.

Коротко ставлю задачу: кому куда вести огонь, кто бьет по танкам и машинам, кто захватывает оставшихся в живых немцев. В решительности каждого курсанта не сомневался — три года учебы были вместе. Сигналом к бою должен стать длинный свисток и мои два выстрела из пистолета «ТТ».

Пока я ставил задачу, выбирал исходные позиции, неожиданно приползла туча. Сверкнула молния. Грянул гром. Вокруг стало темно, хлестнули тугие струи дождя. Фашисты попрятались. Нам только этого и надо было.

Вперед! — махнул я рукой, выскочив первым из укрытия. За мной рванули все 25 человек взвода с тремя ручными пулеметами, винтовками, гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Полукольцом охватили машины врага. Застрочили пулеметы, стали стрелять винтовки. Патронов не жалели. Поливали фашистов свинцом. Горючей смесью подожгли танки и машины. Вверх поднялись столбы черного дыма. Это было так неожиданно для немцев, что они повыскакивали из машин и бросились врассыпную. Прямо под наш пулеметный огонь.

Взвод, за Родину, за Ленинград в атаку, вперед! — громко подал команду, и мы пошли, ведя огонь на ходу. «Ура» слышалось со всех сторон. Будто не взвод, а целый батальон атаковал гитлеровцев. Они опешили от страха.

Мы взяли в плен четырех танкистов, которые бросили оружие и подняли руки вверх. В этом скоротечном бою мы сожгли пять танков, одну автомашину и уничтожили почти взвод пехоты врага. Когда все собрались, я с радостью убедился, что никто из курсантов не убит и даже не ранен.

Надо было быстро уходить. Я понимал, что фашисты через некоторое время опомнятся. Предчувствие меня не обмануло. Вскоре гитлеровцы открыли огонь из минометов и пулеметный с колокольни церкви. Палили наугад по дороге, а мы уже свернули в лес и были в безопасности.

Отобрали у пленных документы, деньги (советские и немецкие), письма, фотографии и оружие. Здоровенные рыжие фрицы после того, как мы разделили с ними еду и папиросы, заговорили и стали отвечать на вопросы. Вот здесь‑то и пригодилось нашим курсантам знание немецкого языка. Оказалось, что захваченные немцы были из передовых подразделений 18-й армии генерал-полковника Линдемана, которая входила в группу армий «Север».

Обратный путь в пятьдесят километров был значительно тяжелее и опаснее. Мы шли лесом, минуя дороги, по которым параллельно нам продвигались колонны немцев на машинах, танках и бронетранспортерах. Были трудности с пленными. Один из них упорно не желал идти. Пытался бежать. Падал, корчился, кусался. Вынуждены были его успокоить.

Топографическая карта и компас помогли нам выйти к реке Луге. Ее мы преодолели вплавь.

…Из разведки возвращались возбужденные, уставшие, грязные, мокрые, но с хорошим настроением. Начальник оперативного отдела штаба фронта генерал-майор А. В. Гвоздиков, которому сообщили о захвате пленных, высоко оценил действия курсантов. По его словам, это были первые пленные на нашем фронте, которые дали ценные сведения о планах наступающих на Ленинград войск. А для нас это был первый жаркий бой и хотя малая, но первая победа.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Дзен».

#война #история #Великая Отечественная война

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 214 (7297) от 15.11.2022 под заголовком «Первый бой, первая победа».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».