Главная городская газета

Паровая «Елизавета»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью
Паровая «Елизавета» | ФОТО xtock/shutterstock.com

ФОТО xtock/shutterstock.com

Двести лет назад, 3 (15) ноября 1815 года, свой первый рейс из столицы в Кронштадт совершил первый русский пароход «Елизавета». Построил его в Петербурге обер-бергмейстер 7-го класса шотландец Чарльз Берд.

А начиналось все за двадцать лет до описываемых событий, когда предприимчивый шотландец приобрел небольшие железоделательные мастерские с плавильными печами на Матисовом острове. Они были основаны в 1792 году его соотечественником инструментальным мастером Ф. Морганом и предназначались для выполнения заказов Адмиралтейства. В 1796 году мастерские перешли к Софии, дочери основателя, а вскоре к ее мужу и компаньону отца – Чарльзу Берду.

В начале XIX века предприятие, получившее известность как «завод Берда», помимо паровых машин занималось изготовлением изделий для Казанского и Исаакиевского соборов, Николаевского моста, производило чугунное, бронзовое и художественное литье для императорских дворцов, государственных учреждений и особняков знати...

Что же касается «Елизаветы», то судно было деревянным, металлическая труба служила при попутном ветре мачтой для постановки парусов. Первый пароход имел мощность 16 лошадиных сил. Развивая максимальную скорость до 10,7 км в час, он иногда уступал сопровождавшему ему гребному катеру. Однако, несмотря на свою тихоходность, «Елизавета» была для своего времени довольно мощной: она могла вести за собой от одного до трех судов (очевидно, речь шла о прототипах барж) с максимальной нагрузкой более 20 тыс. пудов.

Столь скромный опыт не пропал даром. Еще во время постройки парохода, 26 мая 1815 года, Чарльз Берд обратился в Министерство внутренних дел с просьбой предоставить ему привилегию на постройку паровых машин в течение ближайших десяти лет. По указу Правительствующего Сената от 30 октября 1817 года такое право он получил – это фактически означало его монополию на строительство и эксплуатацию парового флота в России.

У Чарльза Берда были большие планы. Его пароходы должны были ходить по Финскому заливу, Неве, Ладожскому и Онежному озерам, по бассейнам Белого, Черного, Каспийского и Азовского морей, по Волге, Оке, Днепру, Днестру, Дону. Это было исключительно коммерческое предприятие наподобие первой железной дороги от Петербурга до Царского Села. Берд планировал получать доходы как от перевозок, так и от продажи патента на постройку своего типа парохода третьим лицам.

Однако спустя три года после получения привилегии Чарльз Берд смог – для освоения бассейна Волги – построить лишь один пароход в Рыбинске. Да еще одно судно ходило по Неве. Впрочем, чиновники все-таки оценили изобретение: по приказу А. А. Аракчеева, в ту пору главного начальника Императорской канцелярии и военных поселений, в 1819 году было построено паровое судно для перевозки камня и плит по озеру Ильмень и Волхову до имения графа в Грузине. Так шотландский предприниматель все-таки стал пионером в области парового отечественного судостроения...

После Крымской войны завод Берда получил выгодные заказы на постройку военных паровых судов. После же Русско-турецкой войны военные запросы сократились, и завод стал убыточным. 22 мая 1881 года внук основателя Е. Ф. Берд продал свое предприятие обществу Франко-русских заводов, чье правление располагалось в Париже.

Переименованное во Франко-русский завод, предприятие начало специализироваться на производстве и обработке цветных металлов, выпуске судовых машин, труб и паровых котлов. На заводе были построены многие крейсеры, в том числе и легендарная «Аврора». Предприятие также занималось ремонтом императорских яхт и судов, включая знаменитую яхту «Штандарт».

После поражения в Русско-японской войне Франко-русский завод принимал активное участие в восстановлении русского флота. В годы Первой мировой помимо основной деятельности предприятие занималось производством снарядов и мин, а с 1916 года – еще и баллонов для удушающих средств. Весной 1918 года его закрыли, оборудование частично эвакуировали в Рыбинск. Летом того же года предприятие было национализировано, в советское время оно называлось «Судостроительный и механический завод Карла Либкнехта». Сегодня это часть объединения «Адмиралтейские верфи».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook