Главная городская газета

Ответа радист неуслышал...

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
Ответа радист неуслышал... | Работу над плакатом «Родина-мать зовет!» художник Ираклий Тоидзе начал в момент сообщения Совинформбюро 22 июня 1941 г. Позировала жена художника. <br>ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Работу над плакатом «Родина-мать зовет!» художник Ираклий Тоидзе начал в момент сообщения Совинформбюро 22 июня 1941 г. Позировала жена художника.
ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Улица города, ставшая крепостью. Рогатки, опутанные колючей проволокой, мешки с песком, противотанковые ежи... На доске объявлений под черными уличными репродукторами – газеты с заявлением Молотова и знаменитым обращением Сталина: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры!»... Мы – на экспозиции «Вставай, страна огромная!» в Военно-историческом музее артиллерии.

– Мы попытались передать атмосферу первых дней войны, – рассказал куратор выставки Александр Новоселов. – Чтобы усилить накал, представили подлинные плакаты из наших фондов. Причем не только знаменитый «Родина-мать зовет!», но и другие, менее известные сегодня: «Смерть фашистской гадине!», «Разоблачим и уничтожим провокаторов и распространителей панических слухов». Внизу на ярком поле плаката обычно помещалось грозное указание: «Всякий срывающий или заклеивающий этот плакат – делает предательское дело».

Дополняют тревожную картину фигуры красноармейца и краснофлотца, вооруженных легендарными винтовками Симонова и Токарева. Совсем иначе выглядели бойцы Народного ополчения, одетые в ватные штаны и телогрейки, зачастую со старым оружием иностранного производства – канадскими, японскими, английскими, австрийскими винтовками... Это были трофеи минувших войн, а также закупки, сделанные военным ведомством во время Первой мировой. Использовалось практически любое оружие, которое было под рукой.

В «отделе кадров» на конторском столе с зеленым сукном – личные дела сотрудников Артиллерийского музея, мобилизованных в РККА или вступивших в Ленинградскую армию народного ополчения. Все сведения – подлинные. На второй день войны из музея уволились мобилизованные в Красную армию рабочий Анатолий Сафронов, экскурсовод Вульф Миндлин. В июле 1941-го записались в ополчение слесарь центрального отопления Александр Царев, рядовой пожарно-сторожевой охраны Семен Виноградов, электромонтер Василий Петров...

Все – самые обычные люди, рядовые сотрудники с трудовыми биографиями, далекими от идеальных. Открываем их личные дела, читаем: «строгий выговор», «ушел с работы раньше на два часа. Приговорен к исправительно-трудовым работам на 4 месяца»... Когда началась война, все эти обстоятельства отступили на задний план...

Кульминация экспозиции – эпизод легендарной обороны Брестской крепости. Руины, битые кирпичи, покореженный взрывом пулемет «Максим»... По замыслу автора проекта руководителя научно-экспозиционного отдела музея Светланы Новиченко, здесь воспроизведен не самый известный эпизод героического сопротивления – выход в эфир радиста Бориса Михайловского.

Дело в том, что радиостанций в крепости было очень мало, и почти все они оказались разбиты уже в первые часы войны. Связь удалось наладить в 84-м стрелковом полку. Однако на шифрованные радиограммы командование не отвечало. Тогда полковой комиссар Ефим Фомин приказал выходить в эфир открытым текстом. Понимая, что враг может перехватить радиограмму, ее составили в бодром духе: «Я крепость, я крепость! Ведем бой. Боеприпасов достаточно, потери незначительны. Ждем указаний, переходим на прием». Радист снова и снова повторял эти слова, но ответа не было...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook