Главная городская газета

Остался только старый клен...

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Судьбу восстания решили в Лесном

Прогулки по городу: Болотная ул., 13 Читать полностью

Театральная оплеуха

Дебютный показ «Маленького Фауста» на сцене Михайловского театра состоялся в самый разгар судебной тяжбы, 12 октября 1869 года. Читать полностью

Партбилет как библия

О чем мечтал и к чему стремился «новый человек» Читать полностью

Двенадцатый

После побега выжить удалось только ему одному Читать полностью

Автограф на стене

Звука выстрела Алексей не расслышал, только почувствовал, как дрогнула под ногами земля и горячая волна швырнула его на дно оврага. Читать полностью

Блокадный конь Васька

C группой выздоравливающих был отправлен для окончательной поправки здоровья «на природу» - Карельский перешеек... Читать полностью
Реклама
Реклама
Остался только старый клен... | Семейство Степановых у дома в Зубчаниновом переулке. Второй справа, в шляпе, - Тимофей Павлов. Фото начала 1900-х гг. ФОТОРЕПРОДУКЦИЯ АВТОРА

Семейство Степановых у дома в Зубчаниновом переулке. Второй справа, в шляпе, - Тимофей Павлов. Фото начала 1900-х гг. ФОТОРЕПРОДУКЦИЯ АВТОРА

«Я лесновский до мозга костей. Здесь мои корни», - говорит мой собеседник Виктор Краснов. Он «лесновец» в четвертом поколении. Более того, его предки обосновались в Лесном полтора века назад буквально в нескольких сотнях метров от площади Мужества, где живет ныне Виктор Григорьевич. А еще ближе стоял когда-то дом, где он родился, пережил блокаду. Память места притягивает.

- Если начинать, то издалека, - говорит Виктор Григорьевич. - С моей прабабушки Ефимии Минишны Степановой. Она приехала в Петербург в 70-х годах XIX века, когда в столицу на поиски счастья отправились много предприимчивых крестьян.

Поселились Степановы в Лесном - в Зубчаниновом переулке, который звался так по фамилии здешнего землевладельца. Ныне этого переулка нет, а проходил он параллельно Беклешовской улице - нынешней Гжатской.

- И вот что любопытно, - мой собеседник раскрывает старинный документ. - В завещании Ефимии Минишны говорится: «Я, нижеподписавшаяся, вдова крестьянина Псковской губернии, Порховского уезда, Ясенской волости, деревни Жателы...». Эта деревня - потомственное владение помещика Зубчанинова. Знакомая фамилия? Совпадения тут никакого нет. Иван Зубчанинов - это известно по его родословному дереву - в свое время породнился с Беклешовым. Принадлежавший ему Беклешовский сад в Лесном находился как раз напротив Зубчанинова переулка. В том саду и моя мама в детстве играла...

Скорее всего, крестьяне Степановы, бывшие крепостные Зубчанинова, попали в Питер все-таки не без его протекции. Обустроились они основательно. Здесь у них родились семь дочерей и два сына. Старшим был Тимофей, появившийся на свет в 1867 году. Как и почему он поменял фамилию и стал Павловым, неизвестно. Герою нашего рассказа он приходится дедом.

- По семейным рассказам, Минишна была женщиной суровой, - продолжает Виктор Краснов. - И сыну Тимофею наказала: «Женишься только тогда, когда выйдут замуж все твои сестры». Условие это мой дед выполнил.

Точно так же, как и все требования, перечисленные в завещании Ефимии Минишны, которое она подготовила за год до смерти - в 1915-м. «Все мое движимое и недвижимое имущество, капиталы в процентных бумагах, наличных деньгах, долговых обязательствах, словом все, что в момент моей смерти окажется мне принадлежащим и на что буду иметь право, завещаю в полную и неотъемлемую собственность любезному сыну моему Тимофею Павловичу Павлову...». Но с условием, чтобы он обеспечил всех своих братьев и сестер: одних - деньгами, других - комнатой или квартирой «безвозмездно и пожизненно».

Перед самым началом ХХ века Ефимия Минишна купила участок земли неподалеку от Зубчанинова переулка - между Прибытковской и Большой Спасской (ныне проспект Непокоренных). И в конце 1890-х годов там был возведен одноэтажный каменный дом на высоком полуподвальном этаже, где поселилось все семейство. Тимофей Павлов был мастеровым, и в полуподвале разместилась его слесарная мастерская.

- Рассказывали, что дед сочувствовал революционным идеям, и одно время подмастерьем у него трудился будущий «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин, - рассказывает Виктор Краснов. - Как гласит семейное предание, перед революцией 1905 года в полуподвале будто бы даже какое-то оружие хранили...

Перед Первой мировой войной на том же участке земли Тимофей Павлов построил еще один дом - каменный трехэтажный, на высоком полуподвальном этаже, лицом к Большой Спасской улице. В нем было двенадцать квартир: большую часть занимали сестры Тимофея, и только несколько помещений отдавалось внаем.

- Это наше «семейное гнездо», здесь я родился в 1937-м и еще застал деда, - добавляет Виктор Григорьевич. - После революции он был одним из первых в районе, кто добровольно передал свою недвижимость государству. Не из любви к последнему: скорее, чувствовал, что иначе отберут с последствиями. Работал потом на бывшем заводе «Айваз», миновал все репрессии и умер весной 1942-го во время блокады. Тогда бомба попала в цех, повредила коммуникации, и пришлось их восстанавливать в ледяной воде. Дед простудился, и это подорвало его здоровье.

Виктор Краснов, переживший в «дедовом» доме блокаду, квартировал в нем до самого его расселения в 1967 году. Пустовавший дом простоял еще год, а затем был снесен, как и почти вся прежняя застройка в районе нынешней площади Мужества. Гостиница «Орбита», что на проспекте Непокоренных, находится точно на его месте. Что же касается одноэтажного дома на полуподвале, то его тоже снесли в середине 1960-х годов. А вот клен, который рос перед этим домом, жив и сегодня.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook