Главная городская газета

Осень маршала Кулика

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Осень маршала Кулика | Григорий Кулик сделал блестящую карьеру до войны, но во время нее не раз оказывался в заведомо провальных ситуациях. ФОТО из архива редакции

Григорий Кулик сделал блестящую карьеру до войны, но во время нее не раз оказывался в заведомо провальных ситуациях. ФОТО из архива редакции

Многие подробности тех событий до сих пор известны недостаточно широко. К примеру, сентябрьский бой под Хандровом в нынешнем Кировском районе Ленобласти, где Красная армия устроила врагу настоящий «танковый погром»... По мнению независимого исследователя Вячеслава МОСУНОВА, автора книг «Битва за Ленинград. Неизвестная оборона», «Битва за Синявинские высоты. Мгинская дуга», даже опубликованные документы во многом еще предстоит переосмыслить. Да и огромное количество материалов, особенно Политуправления, до сих пор остается под грифом «совершенно секретно».

- Вячеслав, напомним хронологию событий: 30 августа немецкие войска взяли Мгу, перерезав последнюю железнодорожную магистраль, связывавшую Ленинград со страной. Затем вышли к Неве, но не форсировали ее. Почему?

- Согласно приказу по группе армий «Север», окружая Ленинград, войска вермахта должны были форсировать Неву. Ключевое значение имел железнодорожный мост у Островков - единственная переправа вне Ленинграда, которая соединяла между собой оба берега Невы. Используя ее, немцы надеялись перескочить через реку. Им не позволила это сделать 1-я стрелковая дивизия НКВД. Силами одного своего полка она держала оборону у моста, и 122-я немецкая пехотная дивизия не смогла его выбить. Мост был взорван нашими саперами в ночь на 8 сентября.

Командир 1-го полка дивизии НКВД Александр Тарашкевич был впоследствии награжден орденом Красного Знамени за то, что его подразделение, несмотря на напор превосходящих сил противника, с небольшими потерями и организованно перешло на правый берег. Кроме того, в наградном листе четко говорилось: «Взорвав мост через р. Нева в районе Кузьминки, тов. Тарашкевич ликвидировал возможность переправы (имеется в виду немцев. - Ред.) на правый берег р. Нева».

Если предположить, что немцам удалось перебраться на другую сторону, последствия могли бы быть катастрофическими. Врагу противостояла бы всего лишь тонкая линия красноармейцев 115-й стрелковой дивизии, а также бойцов истребительных батальонов. Надежно прикрыть правый берег Невы наши войска тогда еще не успели... Путь немцам был бы открыт. У врага ведь была задача выйти к восточным пригородам Ленинграда - к Пороховым, на обозначенный в приказах ближний рубеж окружения. Там у нас был минимум оборонительных рубежей, в основном все они были сосредоточены на юге.

Были ли у немцев планы в дальнейшем форсировать Неву? Были. Но они ни разу реально не пытались это сделать, поскольку у них не хватало сил, а активность Красной армии срывала все эти планы.

- Другая ключевая дата - 8 сентября 1941 года, когда немцы захватили Шлиссельбург и замкнули кольцо блокады. Уже на следующий день 54-я армия под командованием маршала Григория Кулика предприняла, как принято считать, первую попытку деблокады Ленинграда...

- Согласно официальной версии, всего попыток прорыва блокады было пять. Две из них приходятся на осень 1941 года. По большому счету можно говорить о том, что те месяцы - это одна сплошная попытка прорыва, разделившаяся на несколько наступательных операций. В них принимали участие несколько армий Ленинградского фронта.

Что же касается армии Кулика... Когда в начале сентября 1941 года она создавалась, то ей не ставилась задача деблокировать Ленинград. Кольцо тогда еще не замкнулось полностью: хотя Мга, узловая железнодорожная станция, уже была потеряна, Шлиссельбург еще оставался нашим.

Однако по директиве Ставки армия получила задачу наступать основными силами не на Мгу, а на Кириши. Немцы там заняли участок западного берега реки Волхов, и, видимо, Ставка опасалась, что с этого направления они нанесут удар или на Волхов, или на восток - на соединение с финнами. Между тем из доступных документов - и наших, и немецких - нам сегодня известно, что под Киришами немцы в тот момент наступать не собирались. Основные свои усилия они прилагали как раз в районе Мги. Именно оттуда они наступали на Шлиссельбург, чтобы замкнуть кольцо блокады.

В результате Ставка изначально поставила 54-ю армию, действовавшую извне блокадного кольца, в очень невыгодное положение, заставив ее действовать на двух расходящихся направлениях (Кириши и Мга расположены на значительном расстоянии друг от друга). Приказ приложить основные силы для освобождения Мги Кулик получил из Ставки только после того, как 8 сентября пал Шлиссельбург.

- Насколько вообще данные нашей разведки соответствовали реальным планам противника? И исходя из этого - насколько адекватно ставились боевые задачи, в том числе и тому же Кулику?

- К сожалению, советская разведка действовала недостаточно эффективно. Планы противника не были раскрыты в должной мере. Конечно, мы предполагали, что немцы попытаются отрезать Ленинград от Большой земли, но не предвидели, что удар будет нанесен мощными дополнительными силами, переброшенными из группы армий «Центр» - я имею в виду 39-й моторизованный корпус...

По-видимому, когда Кулику ставилась задача, Ставка исходила из неточной информации, предоставленной нашей разведкой. Сегодня можно признать, что неудачи первых попыток прорыва блокады во многом были связаны с тем, что изначально 54-я армия получила неверную задачу.

Кроме того, она пошла в бой с колес - со всеми вытекающими последствиями. Но иного выхода, наверное, в данной ситуации не было. Причем Кулик смог даже выделить для наступления на Мгу больше сил, чем это было указано в директиве Ставки. И добился своего основного успеха примерно в тех же самых местах, где спустя полтора года, в январе 1943-го, будет прорвана блокада - в районе рабочего поселка № 5, севернее Синявинских высот.

Однако немцы силами 12-й танковой дивизии 39-го моторизованного корпуса достаточно мощно контратаковали советские наступающие части и нанесли серьезный урон одной из дивизий армии Кулика. Хотя сами находились в достаточно критическом положении. 11 и 12 сентября на одном из участков фронта нашим войскам оставалось пять-шесть километров до Невы, за которой стоял Ленинградский фронт...

- ...то есть был реальный шанс уже тогда пробить брешь в немецких позициях, соединиться с войсками Ленинградского фронта и прорвать блокаду?

- Возможно, и был, но воспользоваться им, наверное, не удалось бы. Потому что пришлось бы тогда выделять силы для обеспечения коридора, а немцы бы просто не допустили этого.

Заслуга Кулика в том, что он сумел парировать немецкий контрудар, осуществив 12 сентября удачную танковую контратаку под Хандровом. Это восточнее Мги в нескольких километрах от разъезда Апраксин.

- Почему-то в летописи битвы за Ленинград она практически неизвестна...

- Это неудивительно, в том числе и потому, что оценить ее значение удалось только теперь - с помощью немецких документов. Именно они дают ключ к пониманию того, что там произошло. Под Хандровом части

54-й армии уничтожили и захватили около двадцати немецких танков. Бой был скоротечным - всего 30 - 40 минут. В результате же немцам пришлось на некоторое время перейти к обороне, наш натиск у Хандрова не позволил им отрезать и окружить ударную группировку 54-й армии южнее Ладоги.

Результаты того боя запечатлел знаменитый фотограф Александр Устинов. Его панорама с десятком подбитых вражеских танков была напечатана в газете «Правда». Название конкретного населенного пункта военная цензура, разумеется, не пропустила, поэтому снимок был подписан лаконично: «Поле боя под Ленинградом».

Ныне деревни Хандрово не существует: она была сметена с лица земли войной. Место боя никак не увековечено. Вплотную к нему подступил садоводческий массив.

- Однако тогдашний командующий Ленинградским фронтом Георгий Жуков, мягко говоря, не очень высоко оценивал действия Кулика. Напомню, нередко приводятся сказанные Жуковым по телефону Кулику слова: «Ясно, что вы прежде всего заботитесь о благополучии 54-й армии и, видимо, вас недостаточно беспокоит создававшаяся обстановка под Ленинградом...».

- Здесь - отдельная история. Жуков имел определенную репутацию в Ставке и лично у Сталина - человека, который не останавливается ни перед чем и добивается успеха любой ценой. В Ленинград его послали, со слов самого Жукова из его мемуаров, с задачей спасти ситуацию - под тем предлогом, что Ворошилов, занимавший должность командующего Ленинградским фронтом, никуда не годен. В действительности к моменту прибытия Жукова в Ленинград Ворошилов сделал уже все, что смог.

Более того, многое из того, что осуществлял Жуков, было предложено еще начальником штаба Ленинградского фронта Городецким. Например, контрудар под Красным Селом, переправа через Неву в районе Московской Дубровки, удар на Шлиссельбург...

Не разобравшись полностью в обстановке, Жуков потребовал от Кулика сделать все и сразу - начать наступление на Мгу и прорвать блокаду. В ответ Кулик представил развернутую картину обстановки на фронте армии, соответствовавшую реальному положению дел: она понесла большие потери в первые дни наступления.

Отказ Кулика Жуков воспринял как демарш. А затем, скорее всего, пожаловался на «недостаточную активность» Кулика в Ставку Сталину. Тот нажал на Кулика, заявив, что если тот завтра «ударит как следует на Мгу», то получит от Ставки «две хорошие кадровые дивизии и, может быть, новую танковую бригаду». «Но если отложите завтрашний удар, даю вам слово, что вы не получите ни двух дивизий, ни танковой бригады», - резюмировал Сталин.

В результате Кулика сняли с поста командующего 54-й армией, и на его место прибыл ставленник Жукова - генерал Хозин.

- Несколько слов о самом Григории Кулике...

- Он был специалистом по артиллерии. В 1936 году принимал участие в гражданской войне в Испании в качестве военного советника, в январе 1939 года стал заместителем наркома обороны. Летом того же года он не нашел общего языка с комкором Георгием Жуковым на Халхин-Голе. В 1940-м «за образцовое выполнение боевых заданий командования в советско-финляндской войне» стал Героем Советского Союза, а в мае того же года - маршалом. В первые же дни Великой Отечественной Кулика отправили помогать командованию Западного фронта...

То, что с осени 1941 года за ним закрепился ярлык неудачника, - на мой взгляд, не совсем правильно. Кулик изначально был поставлен в такую ситуацию, когда быть успешным сложно. Уверен, что его с полным правом можно считать недооцененным военачальником битвы за Ленинград...

Вообще же судьба Кулика сложилась трагично: после войны в 1950 году его расстреляли, но не за дела под Ленинградом и даже не за неудачи в Крыму в 1942-м, а, скорее, в назидание остальным. Официально его обвинили в организации «заговорщической группы для борьбы с Советской властью»... В 1956 году его реабилитировали.

- Нельзя не упомянуть о том, что одновременно с тем, как армия Кулика вела тяжелые бои извне блокадного кольца, войска Ленинградского фронта попытались изнутри пробиться в нему навстречу. 20 сентября в результате переправы через Неву был отвоеван крошечный кусок земли на левом берегу реки - началась кровопролитная битва за Невский пятачок...

- Это ведь был не единственный плацдарм! В конце сентября удалось захватить еще один клочок земли на левом, занятом немцами, берегу, в районе Отрадного - там появился Петрушинский плацдарм. Пока было два плацдарма, шанс на развитие наступления был велик, поскольку у немцев сил не хватало. Эти клочки земли на левом берегу могли стать трамплинами для прыжка войск Ленинградского фронта на восток и прорыва блокады.

Тем более что 24 сентября 54-я армия Кулика снова нанесла немцам сильный удар извне блокадного кольца, выбив их из поселка Гайтолово. У начальника германского генштаба Гальдера есть запись в дневнике о том, что 24 сентября - критический день для группы армий «Север» под Ленинградом, поскольку у немецкого командования просто не было сил, чтобы выдержать одновременный удар с Невского пятачка и натиск 54-й армии. Однако как раз именно после успеха у Гайтолова Кулика сняли с должности...

Затем немцы подтянули сюда с участка южнее Петергофа пехотную дивизию и остановили наше наступление. В начале октября врагу удалось ликвидировать Петрушинский плацдарм, просуществовавший всего восемь дней. Невский пятачок остался один, и с этого момента его можно было блокировать достаточно небольшими силами, что немцы и делали.

Увы, после середины октября 1941 года какой-либо надежды, что удастся развить наступление с пятачка, уже не было. Тем не менее советское командование постоянно пыталось это сделать, и это вылилось в кровопролитные бои ноября 1941-го...

В то же время, если оценивать ситуацию по немецким документам, нельзя сказать, что для противника этот участок был более важным, чем, например, второй противотанковый ров южнее Колпина, где вела наступление 55-я армия. Ей ставилась задача прорвать немецкую оборону, освободить Усть-Тосно и наступать на Мгу на соединение с 54-й армией. Напряженных боев там было не меньше...

Другое дело, что оба направления удара изнутри блокадного кольца - с Невского пятачка и южнее Колпина - в реальных условиях ноября-декабря 1941 года были, на мой взгляд, практически бесперспективными. Достаточно взять сводки обеспеченности артиллерии Ленинградского фронта боеприпасами. Снарядов гаубичной артиллерии было крайне недостаточно, а лишь с их помощью можно было подавить здесь немецкую оборону. Вооружения в стрелковых дивизиях катастрофически не хватало. В результате ситуация доходила до того, что одна немецкая пехотная дивизия могла иметь больше тяжелого вооружения, в частности, станковых пулеметов, минометов, полевой артиллерии, чем отдельно взятая советская армия.

На мой взгляд, это просто крайне трагическая страница войны. Но иной в тех условиях, наверное, просто и быть не могло.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook