Главная городская газета

Ордынское наследство

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
Ордынское наследство | Русь, изнывающая под татаро-монгольским игом, – такой классический образ представил выдающийся живописец Сергей Иванов в картине «Баскаки» (1909 г.). Из фондов Музея истории города Москвы

Русь, изнывающая под татаро-монгольским игом, – такой классический образ представил выдающийся живописец Сергей Иванов в картине «Баскаки» (1909 г.). Из фондов Музея истории города Москвы

Со школьной скамьи мы привыкли считать татаро-монгольское нашествие катастрофой. Мол, оно затормозило Русь в развитии на несколько веков, стало основной причиной многовековой отсталости, отклонения от «нормального» пути развития... Но вот парадокс: немало серьезных исследователей считают, что приход татаро-монголов имел и положительное значение. Аргументы: завоеватели привнесли на вольную, анархическую Русь традиции централизованной, жесткой государственности, которые затем были восприняты у Орды и дали благотворный импульс к развитию. О событиях далекой древности, находящих отклик в современности, мы говорим с доктором исторических наук ведущим научным сотрудником Санкт-Петербургского института истории РАН Варварой ВОВИНОЙ.

– Варвара Гелиевна, так что же принесла Орда на Русь?

– Сознательно – ничего. Так сложились исторические обстоятельства, что монголы в 1237 – 1240 годах совершили нашествие на русские княжества, находившиеся на границе со степными народами.

Монголы начали стремительно завоевывать соседние народы и их государства после того, как объединились под властью Чингисхана в 1206 году. Это была держава, устроенная как армия и существовавшая за счет военных походов. После завоевания Северного Китая монголы двинулись в Среднюю Азию, разорили ее цветущие города, вышли к Северному Кавказу и тут столкнулись с половцами.

Знаменитая половецкая степь между Черным и Каспийским морями с глубокой древности служила приманкой для кочевников. Там было много свободного пространства, пастбища с травой, а это очень важно для кочевого скотоводства. Когда монголы двинулись из центральноазиатских степей, они не могли не пойти туда, а следом и на русские земли.

После битвы на Калке в 1223 году, разгромив русско-половецкое войско, монголы покорили половцев, кавказские народы, затем волжских булгар. Потом настала очередь и русских княжеств. За несколько лет войска хана Батыя завоевали их, хотя и при отчаянном сопротивлении. Потом перевалили через Карпаты, прошли через многие нынешние страны Центральной и Южной Европы. Только в 1242 году Батый увел войска на восток и основал свою державу с центром в Нижнем Поволжье, за которой в литературе закрепилось название Золотая Орда.


– А что, собственно, она тогда собой представляла?

– Орда не была моноэтническим образованием. Монголы, пришедшие вместе с Батыем, составляли очень небольшую по численности элиту, которая довольно быстро ассимилировалась с другими народами – Орда вбирала в себя половцев и булгар, а также другие тюркоязычные и финно-угорские этносы.

Путешественники, в том числе и европейские, посещавшие Орду во времена Батыя и ханов, правивших после него, отмечали, что в ней живут разные народы. Среди обитателей города Сарай-Берке (он находился в районе современного Саратова), где находилась ставка хана при наследниках Батыя, были монголы, половцы, даже византийцы и славяне. То есть Орда являлась наднациональной общностью под сильной централизованной властью ханов из рода Чингисхана. Последнее, обязательное, условие: только чингисид – прямой потомок Чингисхана – мог быть правителем Орды.

Кроме того, нельзя сказать, что Орда была очагом варварства и невежества. У нее была тесная связь с городами Средней Азии – древнейшими центрами культуры, ремесла и торговли в районе Хорезма. И золотоордынские города восприняли эти традиции. Этих городов кроме Сарая-Берке было несколько десятков: Сарай-Бату, Увек, Хаджи-Тархан и другие. Остатки этих городов находят и изучают археологи. Кстати, само название Золотая Орда – позднее, идет от того, что якобы в торжественных случаях ханы ставили особую «золотую» орду (то есть юрту), в которой устраивали грандиозные пиры.


– Чем была Русь к тому времени, когда она стала объектом нападения войск хана Батыя?

– Как и Орда, она не была этническим образованием. Да и вообще единой Руси тогда не существовало. Была совокупность русских княжеств, объединенных православием и воспоминанием об утраченном единстве – о тех временах, когда все князья Рюриковичи еще воспринимали себя единым родом и старший из них имел стол в Киеве.

Южные русские княжества граничили с половецкой степью, и за полтора века, предшествовавшие нашествию Батыя, сумели наладить связи с обитавшими там кочевниками. Русские князья нередко брали в жены дочерей половецких ханов. Происходили совместные походы против неприятеля.

И к началу XIII века, когда появилась новая волна завоевателей – монголы (я, как и все историки, использую слова «монголы» и «татары» как синонимы), половцы фактически были союзниками русских князей, особенно южнорусских – черниговских, киевских. Недаром они вместе выступили на реку Калку против монголов...


– Что было главным объектом грабежа и добычи монголо-татар на Руси?

– Города. Иногда ставят вопрос: почему ордынцы, захватив Русь, не остались жить на захваченной территории? А что им там, собственно, делать? Они ведь кочевники, им нужна степь. Но города были разграблены и разрушены и некоторые впоследствии так никогда и не восстановились. Классический пример – старая Рязань, которая прекратила существование. Там теперь чистое поле. Тот город, что мы сегодня знаем под этим названием, – это более поздний Переяславль-Рязанский.

Гибель городов – это не только смерть людей, уничтожение ремесел. Самое главное, погибла городская политическая культура, а она во многом была силой, которая уравновешивала власть князя. Кроме того, погибли княжеские дружины: мы не знаем ни одного дружинного рода, который был бы известен и в домонгольский, и в послемонгольский периоды.

В то же время, говоря о катастрофе, постигшей Русь в XIII веке, надо понимать, что речь идет о губительном воздействии на земли древнерусских княжеств, но в своих сегодняшних границах Россия включает гораздо большую территорию, лежащую как в Европе, так и в Азии.

Для народов Поволжья и Сибири их существование внутри Орды – важнейший позитивный этап развития. Современные народы Поволжья, в том числе татары, чуваши, мордва, марийцы, во многом формировались именно в рамках Орды. Сейчас важно осознать, что культура каждого народа России – наша общая ценность. И его история – наша общая история. Поэтому и история Золотой Орды – это часть истории современной России...

Парадоксально, но завоевание Ордой стало началом формирования нашей страны как многонационального государства, которым она является и сейчас. Орда вбирала в себя огромное количество народов. Впоследствии московские князья, а потом цари начали освобождаться от власти Орды, затем подчинили себе ханства, на которые она к тому времени распалась, и тогда народы, бывшие до этого под властью чингисидов, вошли в состав Московского государства.


– Как складывались отношения между Ордой и вассальными ей русскими князьями?

– По-разному. С какими-то из них у правителей Орды были даже очень хорошие отношения. К примеру, хан Сартак был побратимом Александра Невского и, по всей видимости, даже принял христианство. Правда, по этому пути Орда не пошла: ордынские ханы оставались язычниками, а в XIV веке приняли ислам.

Современный московский исследователь Антон Горский, автор многих книг об отношениях Орды с Русью, в своих работах показывает, как менялись эти отношения. Внутри самой Орды за власть боролись разные группировки. И они по-разному строили отношения с русскими князьями, подчас воспринимая их как союзников в своей междоусобной борьбе. Да и русские князья нередко использовали поддержку ханов Орды в своих междоусобицах. Даже Дмитрий Донской участвовал в этой сложной политической игре, маневрируя между разными силами, когда выступил против Мамая.

Иными словами, русские князья и ордынские ханы в некоторые моменты – это своего рода друзья-враги. Только при Иване III, при котором закончилась зависимость Московского государства от Орды, идеологически обосновали необходимость такого освобождения.

В целом политика Орды заключалась в том, чтобы не давать усиливаться никому из вассалов. Но в самой Орде несколько раз периоды силы сменялись эпохами упадка. И именно во время упадка Орды произошло окончательное усиление Московского государства, которое привело, в конце концов, к падению Орды.


– Карамзин в своих трудах делал особый акцент на влиянии власти ханов на политическое развитие Руси. По его мнению, междоусобные войны пошли на спад, и верховная власть сосредоточилась в одних руках...

– Да, это так. И государи Московской Руси, считавшие себя победителями Орды, противопоставляли себя ей как христианские правители, но взяли из нее немало, например, черты восточной деспотии – сильную вертикальную власть, раболепие перед ее носителем. Этого не было в домонгольский период. Кое-что в хозяйственной жизни государства пришло из Орды, та же государственная налоговая система.

Были и бытовые заимствования. Недаром на привычных нам иллюстрациях Ивана Билибина к русским народным сказкам Иван Царевич, Василиса Премудрая одеты в восточные одежды, и названия-то все восточные: сарафан, кафтан, колчан. Это все от тесных связей сначала с Ордой, а потом с теми народами, которые после нее остались.

До середины XVI века в традициях русской знати было брить волосы на голове и носить тюбетейки. Церковный собор, проходивший в Москве в 1551 году и названный Стоглавым, даже вынужден был специально указывать на то, что православным надо носить длинные волосы и бороды, и с этого времени именно такой облик стал считаться правильным. И, конечно, для европейских современников московские посольства, которые приезжали к ним, выглядели как восточные караваны.


– Тем не менее при таких заимствованиях со времен Пушкина, Чаадаева, Костомарова принято было однозначно считать нашествие монголо-татар злом. Без всяких полутонов...

– Все, кого вы назвали, были людьми первой половины XIX века, для них характерен взгляд, который мы бы теперь назвали европоцентристским. Однако уже ко второй половине XIX века отношение к монгольскому завоеванию постепенно менялось. Прежде всего стали изучать саму Орду. Русский ученый-востоковед Владимир Густавович Тизенгаузен, из остзейских баронов, очень много сделал для сбора материалов по истории Золотой Орды, которые по сей день не потеряли своего значения.

Романтическое увлечение Востоком, в том числе восточной философией, появившееся в России в начале ХХ века, тоже способствовало пересмотру истории взаимоотношений Руси и Орды. Как тут не вспомнить знаменитые блоковские строчки из «Скифов»: «Да, азиаты – мы, с раскосыми и жадными очами...».


– Сегодня нередко можно услышать, что именно благодаря ордынскому нашествию Россия сформировалась как уникальное евразийское пространство.

– Корни этой идеи – в течении евразийства, родившегося в 1920-х годах в среде русской эмиграции. Евразийцы были молодыми представителями эмиграции, которые стали пересматривать отношение к России, к революции и советской власти. Это лингвист и философ Николай Трубецкой, географ Петр Савицкий, богослов Георгий Флоровский, историк Георгий (Жорж) Вернадский. Последний был известен своей книгой «Монголы и Русь». Он жил до конца 1920-х годов в Праге, а потом оставшуюся часть жизни был профессором в США, где заложил основы американской русистики.

Основная идея евразийцев: Россия – это не Европа и не Азия, а Евразия, нечто объединяющее в себе и то и другое. И в этом не слабость России, а ее сила. Потому что она имеет достоинства и европейской, и азиатской культур. И именно Орда добавила в русскую культуру восточные черты. Поэтому Россия – наследница Орды, но в этом нет отрицательного смысла, это редкая удача.

Однако рассуждения о том, кто чьим наследником является, с неизбежностью приобретают спекулятивный характер. Сами русские князья XV – XVI веков считали себя наследниками не ордынских ханов, а Владимира Святого и его потомков, и в духовном смысле это можно сказать обо всех православных людях. Но нужно помнить, что на службу московскому царю со временем перешли бывшие татарские князья.

Вообще, на мой взгляд, ценности Востока и Запада не противоречат друг другу, и Россия вовсе не разрывается между Европой и Азией. Не надо политизировать историю.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook