Опять на Большой земле!

А это письмо Элеоноры Георгиевны Голованевской, работавшей в блокаду корректором типографии № 10. Его она написала своей подруге актрисе Л. О. Коробковой, находящейся в эвакуации. Письмо сохранилось благодаря дочери Голованевской — Е. Г. Бергер, которая в 1973 году передала блокадные реликвии своей семьи в Государственный музей истории Ленинграда. А спустя десять лет сотрудница музея Татьяна Владимировна Володченко, ныне носящая фамилию Романько и работающая там же, направила его копию в газету «Ленинградская правда»...

Опять на Большой земле! | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Поговорим о самом главном, Ляля. С 18 января мы опять на Большой земле! Рассказать тебе, как это было?

С некоторых пор время для нас стало измеряться интервалами от утренней сводки Информбюро до «Последнего часа», и он, этот час, принес известие, от которого выросли крылья...

С работы я пришла поздно и, не подымаясь домой, отправилась за водой. Когда я вернулась с ведром, застала маму и Гагу (дочь Голованевской. - Ред.) у репродуктора с одичалыми, потрясенными счастьем лицами от услышанного сообщения. Мы кричали, плакали, целовались...

Потом я ринулась на нижний этаж к приятельнице и почти задушила ее в объятиях. Позвонила на работу - там еще ничего не знали - и наорала на них за то, что они ничего не знают. Потом мы бросились давать телеграммы всем близким. И снова к репродуктору слушать то же самое «в тысячу первый раз», потому что эту жажду счастья нельзя было ничем утолить, кроме торжествующего голоса диктора.

К двенадцати часам ночи вспомнили, что еще не обедали, но тут выключили свет (у нас в квартирах он только до двенадцати часов ночи). И мы, ковыряясь в тарелках при свете коптюльки, застывали в немом ликовании каждый раз, когда из репродуктора звучало: блокада прорвана!

Потом была совершенно неповторимая ночь, о которой надо говорить стихами или петь. И сама ночь говорила стихами и пела. К микрофону подходили бойцы, поэты, писатели, летчики. Они говорили хриплыми, срывающимися голосами, полными счастливых слез и торжества. Ляля, ради этой ночи стоило жить! До самого утра мы не смыкали глаз и слушали, слушали, не переставая. В передачу включали цехи заводов, улицу, передовые - и это говорило само счастье, воплощенное в два слова - блокада прорвана!

Утром, не поспав, мы оделись по-праздничному и побежали ни свет ни заря на работу, к людям, ленинградцам, дорогим согражданам. И все было так, как мечталось в самые тяжелые и страшные минуты. Город стоял светлый, прекрасный, чистый. И алый шелк флагов трепетал, как наши сердца. Все улыбались друг другу и поздравляли каждого. На работе хотелось дать 1200 норм, но все валилось из рук. Все бродили, как потерянные, оглушенные таким ожидаемым и все же заставшим нас врасплох счастьем. Потом был митинг. Людям не хватало слов, но все было понятно и так. В тот день мы собрали кучу денег на танк. Ленинградцы отдавали свои сбережения, жалея, что нельзя вынуть сердце, чтобы положить его рядом. Дорогая, об этом невозможно рассказать, или, может быть, я не умею, но то было самое полное и высокое счастье.

А сегодня, 29 января, когда я пишу тебе это письмо, мы уже обжились на Большой земле. Много работаем, мало отдыхаем, тщетно пытаясь уложиться в тесные 24 часа, и от каждого дня остаются хвосты невыполненных домашних дел. Хотя жизнь несравненно комфортнее, чем зимой 41 - 42 годов. Мне не приходится лежать животом у проруби, чтобы достать воды. У нас есть свет, действует уборная, в комнате тепло и дров, по моим расчетам, должно хватить до победы. Крупное белье сдается регулярно в прачечную, мелкое стирается дома. У нас каждый день горячий обед из двух блюд и какао или кофе. Я получаю на работе молоко соевое или солодовое, последнее очень неплохо звучит.

Вообще надо тебе сказать, Лялинька, что если бы организм не был так расшатан предыдущей зимой и не тосковал о потерянных килограммах, получаемого пайка - плюс ненормированные выдачи на работе - хватало бы безусловно. Но потерять 25 кило безнаказанно нельзя, и поэтому мечтается о метровых буханках душистого ржаного хлеба, о глыбах масла и розовых пластах шпика, о коврижках, которые выпекались по субботам в чудо-печке, о печеной картошке и сочных помидорах. Я не могу без грусти смотреть на бледные щечки и острый подбородок доченьки. Но пока кости в порядке, огорчаться нечего. А кости действительно в порядке - в бане это хорошо видно.

Пиши. Я думаю, что скоро можно будет сказать тебе: приезжай!

#блокада #письма #воспоминания

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...