О чем молчат старые открытки

Казалось бы, таким занятием, как коллекционирование открыток (по-научному - филокартия), сегодня едва ли кого-то можно удивить. Кандидат искусствоведения Наталья МОЗОХИНА, автор книг по истории дореволюционных открытых писем, - один из самых известных в нашем городе коллекционеров. Впрочем, по ее словам, она не столько собирает иллюстрированные почтовые карточки, сколько изучает их. Причем даже не столько изображение, сколько то, как оно появилось, почему был выбран тот или иной художник или фотограф, кто и зачем выпустил серию и как ее распространяли.

О чем молчат старые открытки | Предоставлено автором

Предоставлено автором

- Наталья Александровна, как говаривал Козьма Прутков, «нельзя объять необъятное». Как вы для себя ограничиваете круг исследования?

- Во-первых, хронологическими рамками - до начала 1920-х годов, когда большая часть дореволюционных издателей перестали выпускать открытки и когда в целом, по понятным причинам, начала меняться стилистика и тема художественных рисунков и изображений.

Во-вторых, я заостряю свое внимание на том, что было выпущено в Петербурге. Здесь работало много издательств, выпускавших открытые письма - как видовые, так и художественные. И находок очень много! Помимо новых сведений по истории издания и бытования открытки постоянно раскрываются разные детали и подробности. Они связаны с биографиями тех художников, фотографов и издателей, которые жили в Петербурге в начале ХХ века и внесли свой вклад в становление стиля русской открытки.

- Какие же открытия на этой ниве вам удалось сделать?

- Моя любимая тема - история издательской деятельности общины Святой Евгении. Напомню, эта благотворительная организация работала под эгидой Российского общества Красного Креста и занималась подготовкой сестер милосердия для отправки на фронт в случае войны. В мирное время сестры ухаживали за больными в больнице, открытой при общине.

В 1898 году, когда община нуждалась в деньгах, чтобы достроить один из больничных павильонов, она решила обратиться к изданию открытых писем. Таким образом она не только привлекла жертвователей, но и выпустила первые открытки, рисунки для которых были специально исполнены русскими художниками.

Благодаря архивным находкам мне удалось вернуть из небытия имена забытых петербургских графиков, сотрудничавших с общиной Святой Евгении. Например, художницы Агнессы Эдуардовны Линдеман, иллюстратора книг, мастера прикладного искусства. Кстати, она была дочерью астронома, ученого секретаря Пулковской обсерватории.

Александр Бенуа ставил ее наравне с такими выдающимися женщинами-художницами, как Анна Остроумова-Лебедева и Зинаида Серебрякова. Николай Рерих пригласил Агнессу Линдеман преподавать в классе вышивок рисовальной школы Общества поощрения художеств. Увы, ее работы почти не сохранились: лишь несколько картин и рисунков хранятся в музеях, несколько - в частных собраниях.

Между тем яркие рождественская и пасхальная серии открыток издания общины Святой Евгении, созданные Агнессой Линдеман в стиле модерн, всегда привлекали внимание филокартистов своей необычной художественной манерой. Рисунки выполнены с контурной обводкой и сплошной заливкой цвета внутри контуров, что значительно облегчало их печать.

Еще один малоизвестный петербургский художник, отметившийся работами в области оригинальной открытки, - Николай Николаевич Герардов. Искусствоведам он знаком как один из ведущих графиков в стиле модерн. И хотя он не был известен как автор почтовых карточек, у меня было предположение, что именно он является автором серии рекламных открыток товарищества российско-американской резиновой мануфактуры «Треугольник», изображавшей детей в резиновой обуви или с резиновыми игрушками.

Мои подозрения всецело подтвердились, когда в отделе рукописей Русского музея обнаружились эти же самые открытки, переданные в музей вдовой художника в 1934 году - в благодарность за организацию его посмертной выставки. Действительно, это были авторские работы Герардова, более того, на них мастер изобразил своих детей. В годы Первой мировой войны он тесно сотрудничал с «Треугольником», оформил по его заказу много рекламных плакатов, но ни один из них по неизвестной причине не был им подписан...

В годы революции и Гражданской войны исчезли многочисленные иллюстрированные издания, в которых подрабатывал Герардов, фабрики и заводы остановились, промышленная графика в связи с отсутствием материалов практически прекратила свое существование. И хотя художник устроился преподавателем Охтинского механико-строительного технического училища, он, его жена и пятеро детей оказались на грани голодной смерти. Герардов дошел до полного отчаяния и 7 марта 1919 года застрелился, оставив записку: «Не могу спасти семью от голода»...

- Что касается коллекционирования открыток... Этот процесс ведь начался практически одновременно с их изданием?

- Конечно. Сами деятели культуры понимали, что открытые письма являются не только средством почтовых отправлений, но и выдающимся произведением искусства и их нужно сохранять.

Среди именитых коллекционеров были художники Александр Николаевич Бенуа и Константин Андреевич Сомов, историк искусства Владимир Яковлевич Курбатов. Последний, кстати, был одним из важнейших сотрудников издательства общины Святой Евгении, и именно благодаря ему (а не упомянутому Бенуа, как ранее считалось) были выпущены открытки, посвященные сокровищам Эрмитажа и Русского музея.

Именно Курбатов формировал серии, отбирал произведения искусства для фотографирования, сам занимался видовой съемкой, и многие его фотографии без указания на его авторство были изданы на открытках общины.

Сотрудничеству Курбатова и общины раньше внимания совсем не уделялось, а ведь именно он спас издательство в 1905 - 1906 годах, когда политика Александра Бенуа привела общину к банкротству. Идейный лидер мирискусников, издавая открытки, не считался со вкусами и интересами широкой публики. Поэтому многие серии на тот момент, включая как воспроизведения музейных сокровищ, так и собственно оригинальные работы самого Бенуа, Сомова, Добужинского, не смогли найти своего покупателя. Рядовые сотрудники издательств называли такие почтовые карточки «непродающимся хламом»... Однако спустя всего семь - десять лет, когда мода поменялась, их полностью раскупили!

Курбатов, занявшись издательскими делами общины Святой Евгении, сумел соблюсти тонкий баланс между массовыми изданиями и высокохудожественными. Именно благодаря ему появилось огромное количество видовых открыток в издании общины, которые оказались столь популярны, что вывели издательство из долговой ямы.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 015 (5877) от 27.01.2017.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...