Главная городская газета

Nyenskant of Petersborg

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Nyenskant of Petersborg | Рисунок, изображающий осаду Ниеншанца в 1703 г. Из рукописного альбома А. К. Нартова «Театрум махинарум» (хранится в РНБ).

Рисунок, изображающий осаду Ниеншанца в 1703 г. Из рукописного альбома А. К. Нартова «Театрум махинарум» (хранится в РНБ).

Как известно, основанию Петербурга предшествовало взятие русскими войсками крепости Ниеншанц, стоявшей с 1611 года в устье Охты. Практически все изображения крепости и располагавшегося рядом с ней шведского города Ниена (по-русски его называли Канцы, Шанцы, Новые Канцы) - это лишь фантазии на тему, каким могли быть эти крепость и город. Однако все-таки существует одна подлинная иллюстрация петровского времени, на которой изображены Ниен и Ниеншанц.

Как она появилась? В 1721 году, сразу же после окончания Северной войны, архитектор Б.-К. Растрелли по поручению Петра I подготовил модель памятника в честь победы России. Он должен был представлять собой Триумфальный столп, на котором предполагалось увековечить наиболее значительные военные победы. Работой по отливке деталей руководил механик и изобретатель А. К. Нартов, заведующий царской токарней.

Работа затянулась и при жизни Петра I не была закончена. Монумент так и не был воздвигнут, но детали к нему сохранились и находятся в Государственном Эрмитаже. Они представляют собой, в частности, медальоны круглой формы, на внешней плоскости которых помещены барельефы, а также бронзовые копиры, с которых отливали эти барельефы. На большинстве барельефов изображены панорамы конкретных городов и крепостей с эпизодами сражений.

В рукописном альбоме А. К. Нартова «Театрум махинарум», хранящемся в Российской национальной библиотеке, автор этих строк обнаружил оригинальные рисунки двенадцати барельефов-медальонов. Один из них был выполнен в память взятия Ниеншанца. Подтверждением служит надпись: «И Нева не укрыла Канцов от Росиския пушки. 1703».

Простой на вид сюжет содержит в себе много информации и в отсутствие других иконографических источников может сегодня служить настоящей «энциклопедией» Ниена и Ниеншанца. Рисунок, выполненный неизвестным профессиональным художником карандашом и тушью, уникален еще и тем, что сделан современником, видевшим крепость и город, очевидно, до их разрушения.

Мы смотрим на штурм крепости с противоположного берега Невы, примерно с точки съезда с современного Большеохтинского моста. На первом плане - три всадника во главе с Петром I, изображенным со шпагой в руке. Царь сам командовал флотилией, которая должна была не пустить шведские корабли на помощь осажденному гарнизону. Вторым, скорее всего, запечатлен Б. П. Шереметев, который 26 апреля 1703 года подошел к Ниену и начал осаду. Третьим, очевидно, А. Д. Меншиков - губернатор Ингерманландии, который «поехал в путь в Ниен» 28 апреля и военачальствовал при осаде крепости.

Справа от крепости на рисунке изображен контур земляного вала с тремя бастионами, строительство которого было начато в 1701 году. Он показан в виде двойной ломаной линии. Петр I в письме Меншикову дал этому укреплению высокую оценку: «Новый вал, ниже крепостного вала, сделан изрядною фортификацией, только дерном не обложен, а ободом больше Ругодива (Нарвы. - А. В.)».

Верхнюю центральную часть изображения занимает крепость Ниеншанц. В правом верхнем углу показано, как три мортиры стреляют по ней залпом, в точке падения снарядов - следы взрывов в виде языков пламени и клубов дыма.

К нам обращены (слева направо) два бастиона - Мельничный, Гельмфельтов и Большой равелин. С двух последних идет ответный огонь. Основания валов защищены палисадом (хорошо виден частокол из заостренных кольев) и обрубом (обшивка, препятствующая размыву земляных крепостных валов).

Наверху по углам бастионов видны сторожевые башни, или, как их еще называли, «будки», о которых известно из письма вице-адмирала Крюйса Петру I из Амстердама за 1703 год, где он желает царю успеха в сражении за Ниеншанц и продолжает: «...дабы штандарт (личное знамя царя. - А. В.) мог быть совершен и распущен с Невских башен и бастионов...».

На рисунке видно, что пространство за крепостью плотно застроено. Показано порядка дюжины домов разной высоты и два церковных шпиля. Из имеющихся описаний города известно, что там находились немецкая и шведская кирхи, ратуша, дом пастора, школьные здания, таможня, налоговая палата, две аптеки, почта, госпиталь, городской суд, а также частная застройка. На заднем плане - обширные, не покрытые лесом земли.

Любопытно, что на рисунке с помощью природных «индикаторов» точно обозначено время года. По фенологическому календарю, начало весны принято считать с появления определенных видов дикорастущих травянистых растений. Поражает, с какой точностью показаны цветущая мать-и-мачеха, лопушник большой и дикие злаки. Они нарисованы в той фазе развития, которая в ботанической терминологии имеет название «пробуждение весны». В Северо-Западном регионе это конец апреля - начало мая. Именно тогда, когда и происходила осада крепости.

Сам факт включения растений-индикаторов в сюжет немаловажен, поскольку в петровское время интерес к фенологическим наблюдениям основывался на прямом указании царя проводить их по всем регионам России и вести записи, собирать гербарий, а собранные данные пересылать в Петербург...

Долгое время в летописи Петербурга тема Ниена и Ниеншанца упоминалась лишь вскользь, поскольку они никак не вписывались в легенду о создании Петром Великим столицы среди практически полностью пустынных болот. В работах о Северной войне упоминался только факт осады крепости русскими войсками, после которой «неприятель крепость сдал». До революции были опубликованы лишь две фундаментальные работы, основанные на материалах из архивов Швеции и Финляндии, - К. Бонсдорфа «Ниен и Ниеншанц» на шведском языке (1891) и А. И. Гиппинга «Нева и Ниеншанц» (1909). Более поздние исследования основывались на этих работах.

Добавим, что Ниен, располагавшийся под прикрытием крепости, получил статус города в 1632 году. Он был портовым купеческим городом, нанесенным на карты мировых морских навигационных атласов XVII века. Ежегодно в августе здесь проходила трехнедельная международная ярмарка, на которую съезжались купцы из Германии, Голландии, России, Дании и Англии.

После взятия русскими войсками в октябре 1702 года шведской крепости Нотебург (Орешек) шведы сожгли городские постройки Ниена, чтобы неприятель не мог воспользоваться ими как укрытием при штурме.

Однако даже после того, как от Ниена ничего не осталось, европейцы какое-то время продолжали о нем помнить. В атласе И. Кейлена, датированном первой половиной XVIII века, в дельте Невы нанесена надпись Nyenskant of Petersborg, причем Ниеншанц написан более крупным шрифтом, чем Петербург. Между ними стоит знак сравнения, означающий «больше или равно», а союз of в переводе с голландского означает «или», то есть «Ниеншанц или Петербург».

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook