Нищие под запретом. Как в царской России боролись с попрошайничеством

Строительство новой столицы требовало большого количества работного люда. Власти боролись за его «качественный» состав: в Петербург запрещалось присылать из губерний «не годных и не умеющих мастерств», а также «дряхлых и увечных». Еще одной бедой были нищие.

Нищие под запретом. Как в царской России боролись с попрошайничеством | ФОТО ЦГАКФФД СПб

ФОТО ЦГАКФФД СПб

Тяжелые условия труда и быта приводили к тому, что многие «переведенцы» - мастера, переселенные на «вечное житье» в Петербург, спустя несколько лет становились «дряхлыми и старыми» и не могли полноценно работать. Работников и военных освидетельствовали доктора: тех, кто действительно был болен и недееспособен, отпускали по их прошениям на родину, но кто-то оставался в Петербурге.

Интересен случай, описанный датским посланником Юстом Юлем. Проезжая по Петербургу в марте 1711 года, он случайно стал свидетелем того, как Петр I «сам делал сортировку между солдатами и офицерами, устраняя старых и негодных к службе, причем сам обо всем расспрашивал и писал».

Иногда нетрудоспособными людьми оказывались и временные работники, отправленные на строительство столицы. Дело в том, что нередко в пути происходила подмена: тех, кто был призван на трудовую мобилизацию, заменяли их родные - старики и даже дети. В столице с «подмененными» обходились строго: наказывали и отправляли домой.

С основанием Петербурга в него потянулись и нищие, поняв, что там можно прокормиться подаянием. Среди них действительно было много больных и старых людей, но немало и «профессиональных» попрошаек.

Петр жестко относился к «праздно шатающимся». Его формула была предельно проста: тот, кто может, - должен работать! Увечных, больных и престарелых следует определять в богадельни и монастыри. Полиция должна была «всех гулящих и слоняющихся людей», а также нищих «хватать и допрашивать» и «определять в работу» (указ от 25 мая 1718 года).

В другом царском указе, от 20 июня 1718 года, говорилось, что тех нищих, кто не записан в богадельни, надлежит «наказывать и отсылать в прежние их места, а которые молодые, тех отсылать в работу». Неувечных и нестарых нищих, которых, как отмечалось в указе, «паки умножилось», следовало брать под караул и допрашивать «чьи они и откуда, и какой ради причины противно указу по миру бродят».

Петр I неистово воевал с «гулящими», то есть неработающими подданными. Попавшихся в первый раз били батогами и отправляли к прежним владельцам. Причем с помещиков и хозяев, приказчиков и старост брали штраф по 5 рублей «за неусмотрение» за своими людьми. Задержанных во второй и третий раз били на площади кнутом, посылали в каторжную работу, «а баб в шпингаус (прядильные дома), а ребят - на суконный двор и к прочим мануфактурам».

Спустя пять лет, 23 октября 1723 года, появился новый указ: «Слепых, дряхлых, увечных и престарелых, которые ни в чем работать не могут, ни стеречь, а кормятся миром, а чьи они были не помнят; тех отдавать в богадельни...».

Оградить Петербург от тунеядцев, притворяющихся немощными, пыталась и Анна Иоанновна. В указе от 21 июля 1730 года говорилось: «...что в богадельни, вместо помянутых прямых нищих, записывают таких, кои могут работою питаться, а иные и в богадельнях не живут, но одно жалованье получают, и тако не без греха есть, что бедные без призрения страждут, а вместо их тунеядцы хлеб похищают». Анна Иоанновна приказывает «тунеядцов из богаделен выслать, или определить в работу, а прямых (настоящих) нищих в богадельни ввесть, чтоб по улицам и по дорогам не валялись и не бродили, а помещиковых отдать помещикам, посадских в посады для пропитания».

Запрет на жительство в Петербурге в аннинское правление получили «являющие себя якобы юродивые», бродящие по церквам «для милости» (синодский указ от 25 июля 1732 года). У таких подозрительных людей в Санкт-Петербургском духовном правлении должны были устанавливать личность и выяснять «не притворствуют ли они».

28 августа 1736 года Анна Иоанновна издала указ о полном запрете нищенства. В нем говорилось, что от множества нищих «иногда с трудом проезжать возможно, и из тех нищих большая часть молодых, и к употреблению в работу весьма годных, которые так обленились, что ни в какую работу употребить себя не хотят, и никакого доброго плода от них быть не надежно, кроме воровства...».

В указе снова, как и прежде, говорилось об обязательной проверке паспортов на заставах и приводе в полицию «нищих и прочих всяких гулящих и бродящих людей». Завершался текст указа следующим образом: «Чтоб через три месяца таких бродящих нигде не было»...

Указами, безусловно, невозможно было искоренить попрошайничество, но, видимо, меры властей все-таки давали определенный результат. Об этом свидетельствовал датчанин Педер фон Хавен, живший в Петербурге в аннинское время: «В государстве учреждено так, что всех людей, способных что-либо делать, непременно приставляют к работе». Он писал, что мало видел нищих в Петербурге и Москве, в других местах, и не помнит, чтобы у него кто-то из нищих выпрашивал подаяние. Хавен отмечал, что монастыри «являются местами содержания для слишком юных и совсем старых неимущих людей». При этом путешественник подметил, что в Петербурге «на дворах немецкой и шведской церквей видишь целые ряды нищих-иностранцев».

Указы, аналогичные петровским, приходилось повторять и в более позднее время: сенатский указ от 2 ноября 1744 года запрещал высылать на поселение в Петербург дряхлых и увечных людей, которые «ни в какой службе и в работе быть не годны». Елизавета Петровна старалась оградить Петербург от «слепых и дряхлых нищих», запрещая выписку им паспортов для прохода в столицу. Паспорта разрешалось выдавать только «здоровым и неувечным, кои из домов пойдут не для прошения милостыни, но для работ» (указ от 21 января 1748 года).

Как-то весной 1758 года императрица Елизавета Петровна увидела в Петербурге женщину, просящую милостыню, «у коей все лицо в ранах изрыто и смотреть весьма противно, дабы таким увечным и гнусным отнюдь не допускать здесь в резиденции таскаться...». Вскоре, 13 апреля, последовал сенатский указ, который запрещал увечным ходить по Петербургу и просить милостыню. Их надлежало определить в богадельни, которые следовало построить на Васильевском острове: «только не на больших улицах, и в таком месте, где бы знатного проезда не было...».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#нищие #история #император

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 109 (6462) от 19.06.2019 под заголовком «Нищие под запретом».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».