Несостоявшийся переезд Военно-морского музея из Адмиралтейства: как это было

Центральный военно-морской музей за свою историю несколько раз менял адрес. Документы нашего архива свидетельствуют о том, что незадолго до Первой мировой войны рассматривался вопрос о его перемещении из Главного Адмиралтейства, где он находился со времени основания в 1709 году, во дворец на набережной реки Мойки, принадлежавший прежде великому князю генерал-адмиралу Алексею Александровичу. До Цусимской катастрофы он был главным начальником флота и морского ведомства.

Несостоявшийся переезд Военно-морского музея из Адмиралтейства: как это было | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Этот прекрасный особняк, над архитектурным обликом которого в свое время хорошо потрудился известный зодчий М. Е. Месмахер, после смерти в 1908 году великого князя был сдан владельцами - великой княгиней Марией Павловной и великим князем Павлом Александровичем - в аренду германскому посольству. В начале 1912 года ее срок истек, и в начале марта министр императорского двора барон В. Б. Фридерикс обратился к морскому министру И. К. Григоровичу, указав, что владельцы дворца хотели бы знать, «какое разрешение получит вопрос о приобретении названного дворца для отвода его под Морской музей».

Как выяснилось, эта идея исходила от самого императора Николая II. Резон, безусловно, был: во-первых, у музея было бы отдельное здание, во-вторых, разросшимся структурам морского ведомства (в 1906 году, например, в его составе был учрежден Морской генеральный штаб) стало бы свободнее в Главном Адмиралтействе.

И. К. Григорович распорядился поручить «исправляющему должность» начальника Морского музея капитану 1-го ранга А. А. Попову достать план дворца и «сообразить» вместе с начальником Главного гидрографического управления (ГГУ) генералом А. И. Вилькицким, можно ли приобрести дворец «за счет новых зданий для Гидрографии на Охте» (там по инициативе Вилькицкого было запланировано строительство комплекса зданий ГГУ). С тем чтобы в случае переезда музея на Мойку не строить новые здания, а отдать весь второй этаж Адмиралтейства Главному гидрографическому управлению и Главному морскому штабу.

Уже через три дня А. А. Попов представил свой рапорт об осмотре дворца, общую стоимость всего имущества которого он оценил в 2,5 млн рублей. Он указал, что места для экспозиции там маловато: пространство около 385 кв. метров составляло только половину того, что имел музей. Однако это можно было поправить, соединив дворец с соседними сооружениями. И еще одно немаловажное обстоятельство: в хозяйственных и жилых постройках могли с избытком разместиться квартиры «классных чинов» и всех других служащих музея (его штат включал тогда всего одиннадцать сотрудников). В то же время содержание музея в отдельном здании обошлось бы гораздо дороже, поскольку пришлось бы нанять дворников, кочегаров и сторожей.

Попов отмечал, что дворец не очень подходит для размещения экспозиции: «роскошно отделанные деревом и материей стены дворца значительно ослабляют свет в помещениях», а в самом дворце очень много узких проходов и лестниц, по которым крайне затруднительно переносить крупные музейные вещи. «...Приспособление дворца для музея возможно, но потребует значительных затрат, кроме того, значительно удорожится стоимость содержания музея», - констатировал Попов.

14 марта 1912 года И. К. Григорович подписал высочайший доклад Николаю II, в конце которого указал, что на приобретение дворца и его приспособление под музей потребуется «очень значительная сумма, каковой в распоряжении Морского министерства не имеется». Николай II с доводами согласился.

В апреле И. К. Григоровича пригласили к великой княгине Марии Павловне. Она пояснила, что воспринимала предоставление дворца морскому ведомству как дар императора, «что совершенно изменяет изложение дела, так как на переделку здания возможно было бы рассчитывать получить кредит».

Впрочем, идея с покупкой дворца за счет казны не осуществилась. Несомненно, это огорчило владельцев, но порадовало и А. А. Попова, и А. И. Вилькицкого: для первого отпадала необходимость хлопот, связанных с переездом, второй слишком долго пробивал строительство зданий для Главного гидрографического управления на Охте, чтобы в одночасье их потерять...

Так военно-морской музей и остался в Адмиралтействе - аж до 1940 года, когда переехал на Стрелку Васильевского острова. А в здании бывшего дворца великого князя Алексея Александровича на набережной Мойки с 2005 года находится Санкт-Петербургский дом музыки.

#морской музей #переезд #здания

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 018 (6371) от 01.02.2019 под заголовком «Несостоявшийся переезд».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...