Главная городская газета

Не только в Париже

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дяденька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Не только в Париже | Вяйнямёйнен – главный герой карело-финского эпоса «Калевала». Монумент, посвященный рунопевцу, – одна из достопримечательностей парка «Монрепо». Фото С. М. Прокудина-Горского, начало XX в. Из фондов Президентской библиотеки

Вяйнямёйнен – главный герой карело-финского эпоса «Калевала». Монумент, посвященный рунопевцу, – одна из достопримечательностей парка «Монрепо». Фото С. М. Прокудина-Горского, начало XX в. Из фондов Президентской библиотеки

Едва ли найдется человек, который бы не слышал про удивительный скальный парк «Монрепо» в Выборге. А многие, без сомнения, не раз бывали в нем. На первый взгляд, история парка уже достаточно изучена, однако недавно вышедшая книга «Монрепо» от А до Я» открывает новые подробности и детали. Ее авторы – ученый секретарь музея-заповедника «Выборгский замок» кандидат исторических наук Юлия МОШНИК и старший научный сотрудник того же учреждения Михаил ЕФИМОВ.

– Михаил Витальевич, казалось бы, каждому жителю Выборга парк «Монрепо» уж точно знаком...

– Однако все ли его посетители знают, кто создавал этот парк, какими историями и сюжетами наполнено его пространство, что стоит за, казалось бы, привычными и знакомыми уголками? Мы попробовали рассказать об этом в форме своеобразного мини-словаря.

Мы прекрасно понимаем, что время «больших книг» во многом – и к большому сожалению – прошло. У большинства людей на их чтение просто нет времени. Так что наша задача была рассказывать интересно и коротко... Тем не менее, несмотря на небольшой объем нашего издания, в нем аккумулирована не только наша собственная работа, но и многолетний труд наших предшественников, коллег в «Монрепо», Выборге, Петербурге, Москве, Хельсинки, труд исследователей, архивистов и переводчиков.

– Можете поделиться хотя бы некоторыми тайнами парка «Монрепо»?

– К примеру, более полутора веков главным украшением большой залы главного усадебного дома «Монрепо» был потолочный плафон с росписью на сюжет из античной мифологии – «Встреча Венеры и Марса». Это произведение по заказу владельца усадьбы Людвига Генриха Николаи написал один из наиболее известных и успешных придворных художников рубежа XVIII – XIX веков Якоб Меттенляйтер.

После советско-финляндской войны 1939 – 1940 годов плафону была уготована нелегкая судьба. В 1941 году обыкновенные маляры «подновляли» его по заказу дома отдыха для военнослужащих, который разместился в главном усадебном доме «Монрепо». Полотно покрыли лаком, под которым живопись стала разрушаться, и на плафоне образовались грязные бурые пятна.

Когда в 1967 – 1968 годах усадебный дом, в котором к тому времени действовал детский сад, реставрировали, возник вопрос о том, что плафон нужно временно снять. Специалист-реставратор дал заключение: это можно сделать, лишь повредив холст. Поэтому творение Меттенляйтера осталось на зиму в неотапливаемом и сыром помещении. А весной 1968 года рабочие обнаружили, что плафон... пропал. Расследование по делу о краже не принесло результатов, а таинственное исчезновение породило множество слухов и гипотез. Следов пропажи по сей день найти не удалось, и исчезновение плафона остается одной из неразгаданных тайн «Монрепо»...

– Один из очерков книги называется «Елисейские поля». Интересно, какое отношение к «Монрепо» имеет главная улица Парижа?

– «Елисейские поля» в «Монрепо» – это большой луг, тянущийся от центральной поляны до источника «Нарцисс». Вполне возможно, что Людвиг Генрих Николаи назвал это пространство в память о своих французских впечатлениях, ведь он не однажды собственными глазами видел парижские Елисейские Поля. Сначала в 1760-х годах, когда ездил в Париж общаться с творцами века Просвещения, позднее – в 1782 году в ходе большого европейского путешествия великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны, странствовавших под именами графа и графини Северных. Николаи был в числе наиболее приближенных лиц, сопровождавших августейших особ.

Впрочем, есть и другие версии происхождения названия. Николаи впервые употребил его в 1799 году в письме к своему сыну Паулю, описывая пространство в парке, которое прежде было просто лугом, а теперь «разделено на насаждения, дороги, мосты, луга и лес, и через несколько лет будет иметь еще более привлекательный вид».

Похоже ли это на Париж, пусть и со «свежей травой»? Может, нужно искать другие Елисейские поля? Если так, то долго путешествовать не придется: нужно всего-то переправиться через Ла-Манш и оказаться в Великобритании, в одном из самых известных пейзажных парков мира – парке «Стоу», центральная часть которого называется «Елисейские поля». Николаи был хорошо наслышан о «Стоу» и весьма вероятно, что в 1760-е годы, будучи в Англии, посещал его.

К слову сказать, Елисейские поля были и еще в одном знаменитом парке – на территории Российской империи. Речь идет о «Софиевке», владении польского магната Станислава Потоцкого. Она была заложена позже «Монрепо», в 1796 году, и пользовалась наряду с садом баронов Николаи славой выдающегося скального пейзажного парка.

Таким образом, Елисейские поля в «Монрепо», парке «Стоу» и «Софиевке» – родственники. Но кто их общий «родитель»? Это, конечно, бессмертная античная мифология. Елисейские поля, по латыни Элизиум, – это, как верили древние греки, прекрасные поля блаженных душ на берегу реки Океан. После жизни, исполненной тревог, туда попадают любимые богами герои. На Елисейских полях царит вечная весна и нет ни болезней, ни страданий.

Николаи, конечно, знал это замечательно-красивое предание и, быть может, назвав часть любимого парка «Элизиум», выразил тем самым свою любовь к «Монрепо» – месту, где он нашел и покой, и вдохновение, и, как оказалось, место упокоения.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook