Нарвский «Ковчег»

Имя эмигрантской поэтессы Марии Карамзиной, впитавшей в себя дух Серебряного века, к сожалению, сегодня неизвестно петербуржцам. А ведь родной город постоянно подпитывал ее творчество – воспоминаниями, судьбами близких...

Нарвский «Ковчег» | Такой была Мария Карамзина в 1929 году, вскоре после переезда из Чехии в Эстонию. Фото из Эстонского государственного архива

Такой была Мария Карамзина в 1929 году, вскоре после переезда из Чехии в Эстонию. Фото из Эстонского государственного архива

В Петербурге Мария Карамзина, урожденная Максимова, прожила всего восемнадцать лет – годы детства и юности. По материнской линии она была правнучкой Василия Зверкова, городского головы Петербурга в 1836 – 1839 годах. С отцовской стороны ее предками были петербургские купцы первой гильдии Максимовы. До сих пор цел дом на улице Рылеева (тогда – Спасской), который построил ее дед.

Первым адресом Марии Максимовой был знаменитый доходный дом страхового общества «Россия» на Моховой ул., 27 – 29. Здесь она появилась на свет 1 февраля 1900 года. Вскоре, как только был построен южный корпус дома Лидвалей на Каменностровском пр., 1, семья Максимовых переехала туда. Так что будущая поэтесса росла в обеспеченной и образованной среде. Жить бы Марии в Петербурге XIX века – была бы она хозяйкой литературного салона. Писали бы ей в альбом посвящения петербургские знаменитости.

Но наступили другие времена. И оказались многие профессора и гимназисты лишними людьми в своем Отечестве. Для вчерашней гимназистки Маши потекли годы эмиграции: Гельсингфорс, Прага, Тарту...

В эмиграции Мария Максимова вращалась в основном в кругу бывшей столичной интеллигенции. Первым ее мужем стал Иван Гримм – сын ректора Петербургского университета, внук архитектора. В 1928 году из Праги они переехали в Эстонию. Там вторым браком поэтесса вышла замуж за Василия Карамзина – внучатого племянника историографа. Карамзины обосновались в Кивиыли, маленьком городке в 80 километрах от Нарвы. Тогда это было место обитания русских эмигрантов, работавших на шахтах и в цехах местного сланцехимического завода.

Писать стихи Мария Карамзина, тогда еще Максимова, начала рано – еще в гимназическом возрасте. Но опубликоваться на родине не успела, да, может быть, и не считала нужным. Да и кто из гимназистов того времени не баловался рифмами?

В Праге она примкнула к литературному кружку «Далиборка», где встречались русские и чешские авторы. Ко времени приезда в Тарту уже имела некоторый литературный опыт, но стихи копились «в стол». Она посылала рукописи в эмигрантские издания – увы, безуспешно.

Решающим фактором стало знакомство Марии Карамзиной с Иваном Буниным. Они переписывались несколько лет – с 1937-го по 1940 год, лично встретились лишь однажды, в 1938-м, когда Бунин приезжал в Эстонию. Он пребывал тогда в зените славы нобелевского лауреата. Но в письмах к Карамзиной он, скорее, близкий друг, проявлял трогательную заботу, участие, давал дельные советы, напутствовал: «...Как озаглавить сборник? «Стихи» – уж очень сухо. По-моему, «Ковчег» можно... Дорогой друг, от всей души желаю, чтобы эта книга дала радость, выйдя в свет. Сердечно обнимаю вас. Ваш Ив. Бунин». (Переписка была опубликована в 1973 году в томах Бунина в серии «Литературное наследство».)

В 1939-м сборник стихов «Ковчег» увидел свет в Нарве. Это было первое и единственное творение Марии Карамзиной. Дебют удался. Ведущий литературный критик эмиграции Георгий Адамович восхищался: «Стихи такого рода, внутренне содержательные и внешне скромные, как и целомудренные, приходится читать нечасто». Глеб Струве в своей монографии 1956 года «Русская литература в изгнании» приводил Карамзину как пример стихотворного расцвета русской эмиграции в Эстонии в 1930-х годах.

В стихах Карамзиной присутствует и родной Петербург, чаще всего не названный по имени. Один из лучших разделов ее поэтического сборника – цикл «Ушедшим», посвященный родственникам и знакомым, с которыми разлучила революция, война, эмиграция. Разоренный революцией Петроград становится символом безнадежности. «Лишь за себя молитв не слышит: // Его забыли на земле. // Как зверь плененный, тяжко дышит // Родимый город в черной мгле».

«Петербург это совсем особенный город, – писала Мария Карамзина своей тартуской подруге спустя двадцать лет после того, как покинула родной город. – Я в нем родилась и выросла, величественность его, пушкинскую великодержавность его всегда чувствовала... Очень интересно, какой он теперь».

После того как в 1940 году Прибалтика стала частью Советского Союза, судьба поэтессы сложилась трагически. Ее мужа арестовали как бывшего офицера белой армии. Саму Карамзину с детьми перед самым началом войны отправили в ссылку «как членов семьи социально опасного элемента»... Менее чем через год она скончалась. Но ее сыновья выжили. Михаил Карамзин приехал после войны в Ленинград, долгое время работал ведущим специалистом на заводе имени Козицкого...

«Ковчег» был переиздан в Таллине в 2008 году. Знакомство петербуржцев с поэзией Марии Карамзиной еще впереди.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 041 (5658) от 11.03.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.