Моя счастливая звезда

13 апреля 1945 года наши войска под командованием маршала Ф. И. Толбухина овладели Веной. Противник отступил к городу Санкт-Пельтену. После его взятия мы двинулись на Линц, граничащий с Югославией. И там встретились с американскими войсками. Так мы закончили войну. Но для этого нашей отдельной Краснознаменной 209-й самоходной артиллерийской бригаде пришлось с боями пройти от Невы до Дуная.

Моя счастливая звезда | Бойцы 209-й артиллерийской бригады: В. Семенов, Н. Маршалкин, Н. Юпашевский, И. Кудрявцев, А. Гаврюшенко и три «медхен». Апрель 1945 г., Вена. ФОТО из архива редакции

Бойцы 209-й артиллерийской бригады: В. Семенов, Н. Маршалкин, Н. Юпашевский, И. Кудрявцев, А. Гаврюшенко и три «медхен». Апрель 1945 г., Вена. ФОТО из архива редакции

Нас отвели на отдых в Вену и разместили в районе Хаккинг, прилегающем к знаменитому венскому лесу. По привычке мы замаскировали в нем технику. А меня как немного «шпрехающего» по-немецки заместитель командира бригады подполковник Н. П. Левинский послал найти дом под штаб технической части.

Мне сразу понравился трехэтажный дом, стоящий недалеко от леса. Я стал ходить вокруг него, стучать в двери, но он как вымер. Тогда я подошел к балкону и начал громко говорить на своем плохом немецком, что мне надо разместить здесь штаб русских офицеров.

Дверь на балконе вдруг открылась. Вышел господин средних лет в элегантном костюме и по-русски спросил: «Товарищ, что вы хотите?». Я сначала смутился, но потом стал убеждать принять наших штабных офицеров на постой. «Я посоветуюсь с хозяйкой дома госпожой фон Нигль», – сказал мужчина. Вскоре меня пригласили войти в дом.

Господин Чепецкий, с которым я разговаривал, оказался служащим госдепартамента иностранных дел Австрии, поляком по национальности. Он знал кроме русского и своего родного еще английский, французский и немецкий языки. Вместе с женой и дочерью занимал в доме пятикомнатную квартиру. Мы с ним быстро договорились, что две комнаты он уступит подполковнику Левинскому. Думаю, на пана произвели впечатление наши с подполковником польские фамилии, хотя оба мы были русскими.

Разместив в доме весь штабной персонал, я не забыл и о себе. Госпожа фон Нигль, видимо, по рекомендации Чепецкого, поселила меня у себя, выделив удобную комнату у входной двери. С ее внучкой Маргаритой (девочку все домашние звали Гретль) мы без труда нашли общий язык. Она сказала, что будет готовить нам обеды с помощью двух своих подруг.

А у нас в бригаде на всякий случай, для поддержания больных, находящихся в санитарном взводе, были три коровы. Они паслись в венском лесу. Маргарита, узнав об этом, вызвалась их доить. Удивительная была девочка: за что бы она ни бралась, все у нее получалось.

Кстати, выяснилось, почему мне долго не открывали, когда я впервые подошел к дому. Знакомясь тогда с его обитателями, я поразился, что все они – старики. Оказывается, их напугали русскими, и они спешно надевали седые парики, гримировались, чтобы предстать передо мной пожилыми людьми в надежде, что тогда я откажусь от этого жилья. Потом мы все вместе посмеялись над этой выдумкой...

В Вене с продовольствием было плохо. Наша полевая кухня подкармливала местное население. Как-то в одной из очередей возник спор. Я подошел и спросил: в чем дело? Две пожилые женщины, перебивая друг друга, старались мне объяснить, что вот эта госпожа уже второй раз подходит за «зуппе» и им может не хватить. Они показали на молодую женщину с тремя девочками. Старшей было лет шесть, второй – года четыре, а маленькой, наверное, и трех не было. Все они держали в руках кастрюльки.

Подойдя к ним, я предложил пройти со мной к другой кухне, только что подвезенной из нашей ремроты. Попросил Сергея Даниловича отпустить семью без очереди. Этого повара знали в бригаде многие: он в армию попал по тотальному набору, несмотря на бельмо на глазу. В мирное время был главным поваром ресторана на Витебском вокзале Ленинграда.

Когда посуда была наполнена, Сергей Данилович спросил: «Что, отец в армии?». Женщина изменилась в лице, наклонила голову... Понятно, как ей тяжело было отвечать на этот вопрос. Наверное, хотелось бросить эти кастрюльки, кричать проклятия всем задумавшим войну и бежать куда глаза глядят от позора, но... голодные дети стояли рядом.

– Муж погиб в Минске, – прошептала она.

– Вот и довоевались, – вздохнул Сергей Данилович. – Сколько теперь таких сирот и у нас, и у них. Послушай, может, сходишь с ними в нашу роту, пусть отдадут мой нз, им надолго хватит, – обратился он ко мне. Продуктов набралось целый вещмешок, и я помог семейству добраться домой.

Назавтра наша команда при штабе технической части бригады была в сборе. Старший лейтенант Илья Кудрявцев, писарь Валентин Семенов, шофер Николай Маршалкин, водитель «Доджа» подполковника Александр Гаврюшенко и я – водитель машины по подвозу запасных частей к боевой технике. Мы решили пойти посмотреть на венский театр.

Вдруг прибегает внучка моей хозяйки и, улыбаясь, говорит: «Господина Николая просит выйти дама с тремя медхен». Все засмеялись: «Уже успел!». Выходим, а это мои вчерашние подопечные. Женщина держит в руках фотоаппарат и готовится нас снимать.

– Подождите, – говорю я, – лучше снимите нас вместе с вашими детьми.

И вот этот снимок перед вами. Я сумел его сохранить за все долгие годы, прошедшие после войны. Хочется верить, что жизнь этих девочек сложилась удачно...

Дом отапливался бойлерной, которая работала на каменном угле, а он давно кончился. Но как без горячей воды? Подполковник Левинский приказал нашей команде навозить из леса сушняка, чтобы надолго хватило. Как все были рады горячей воде, особенно госпожа Нигль. Она пришла с внучкой в мою комнату с русско-немецким словарем. И попыталась с помощью Маргариты рассказать, что немцы пугали их русскими в красных сапогах и со злыми глазами. Говорили, что мы вообще не похожи на людей. А мы, оказывается, совсем другие, такие же, как они сами.

Потом бабушка с внучкой сказали, что хотят сделать подарок. Выбрали золотой крестик на цепочке, но господин Чепецкий пояснил, что все русские – атеисты. И тогда они решили подарить мне на память серебряную звездочку, на которой было написано: твоя счастливая звезда – дейн глюклис стерн.

Вскоре после этого разговора раздалась команда: «По машинам!». Нас отправили в Болгарию на границу с Турцией. Как не хотелось нам уезжать из этой прекрасной страны и ласкового дома госпожи фон Нигль! А звезда действительно оказалась счастливой. Я вернулся домой, в Ленинград.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 079 (5696) от 06.05.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.

Февральская революция. Точка невозврата
01 Марта 2017

Февральская революция. Точка невозврата

Сто лет назад, 23 февраля (8 марта по новому стилю), в Петрограде начались беспорядки, спустя несколько дней приведшие к падению самодержавия. В историю эти события вошли как Февральская револ...