Главная городская газета

Монарха разжалобить не удалось

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Монарха разжалобить не удалось  | ФОТО xtock/shutterstock.com

ФОТО xtock/shutterstock.com

В начале января 1911 года в Мариинском театре произошел инцидент, вызвавший настоящую бурю вокруг Шаляпина. Всего-то произошло: певец во время исполнения царского гимна преклонил одно колено. Правые газеты горячо поддерживали его за «патриотический поступок», а их оппоненты развернули против Шаляпина настоящую травлю, обвиняя его в показном проявлении верноподданнических чувств.

«Что это за горе, что даже и ты кончаешь карачками. Постыдился бы», – написал певцу художник Валентин Серов, после чего перестал с ним общаться.

Об истинных причинах того случая стало известно только в 1927 году, после публикации воспоминаний последнего директора Императорских театров В. А. Теляковского. Шаляпин к этому времени уже эмигрировал из страны...

Как же разворачивались события? В тот день в Мариинке состоялась премьера оперы «Борис Годунов» в новой постановке В. Э. Мейерхольда и А. Я. Головина с Федором Шаляпиным в заглавной партии. Театр был переполнен, в царскую ложу прибыли Николай II с дочерью Ольгой и многие члены императорской фамилии. Места в ложах заняли министры, представители высшего света.

После окончания третьего акта Шаляпин вышел на вызовы и ушел к себе в гримерку, довольный успехом и приемом. Оркестр разошелся, занавес опустили. Неожиданно в зале раздались возгласы: «Гимн!» – из-за спущенного занавеса послышалось хоровое пение a capella.

Когда занавес наконец взвился, хор в полном составе опустился на колени, обернувшись лицом к царской ложе. То же невольно пришлось сделать и артистам-солистам, которые, по правилам того времени, во время исполнения гимна должны были выйти на сцену. Услышав, что поют гимн, на сцене появился и Шаляпин: он вошел через дверь «терема» (декорации третьего акта). Его и так высокая фигура казалась еще выше на фоне коленопреклоненной толпы. Совершенно сбитый с толку певец в недоумении попятился назад, но хористы загородили ему дверь «терема». Певец вынужденно опустился на одно колено.

По канонам прошлого, гимн исполнялся всегда стоя, то есть хор нарушил все правила пения гимна и своей массовостью заставил нарушить их артистов. Все дело в том, что исполнение «Боже царя храни» перед императорской ложей было тщательно и заранее спланированной акцией хористов. Они рассчитывали обратить внимание царя на свое бедственное положение и передать петицию о повышении пенсий.

По 20-летней выслуге на сцене артисты Императорских театров получали пенсию, зависящую от того разряда, в котором они оканчивали службу. Хористы оперы увольнялись на пенсию 300 руб. в год. В связи с вздорожанием жизни пенсия эта была мизерной. Однако увеличить пенсии хористам было невозможно: для этого нужно было изменить сам закон о пенсиях, которые в России вообще были невелики. Этот финансовый конфликт театральной администрации с хором и оказался подоплекой инцидента. Шаляпин и остальные участники спектакля ничего не знали о готовившейся акции хористов...

Между тем публика была в восторге от такого экспромта. Положение директора театров было довольно глупым: он прекрасно понимал, что на самом деле было целью хора, но не мог это озвучить высшей власти, чтобы не разочаровывать ее в приятном впечатлении. Николай II остался очень доволен произошедшим. Пригласив Теляковского в ложу, он сказал, имея в виду артистов: «Меня тронуло выражение их преданности»...

На следующий день газета «Россия» назвала произошедшее «грандиозной патриотической манифестаций с Шаляпиным во главе». Газета «Жизнь Волыни» опубликовала «признание» певца: «В спектакле в присутствии государя меня охватил патриотический порыв, и я увлек за собой хор, который вместе со мной встал на колени».

Левые газеты, наоборот, подвергали Шаляпина остракизму. Когда он пытался оправдываться, то запутывал историю еще больше. Даже его друг Максим Горький осуждал певца. Выпады по адресу Шаляпина сыпались со всех сторон. Теляковский сочувствовал певцу, но защитить его от нападок прессы был не в силах.

Почти всю неделю в Петербурге только и было разговоров о демонстрации на «Борисе Годунове», и все вокруг Шаляпина. Весть дошла и до Европы. Надо ли упоминать, что через некоторое время хор все-таки передал царю злополучное прошение о пенсиях, но это не принесло желаемого результата.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook