Главная городская газета

Месть Александра Дюма

  • 11.11.2016
  • Анна Манойленко, Юрий Манойленко
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
 Месть Александра Дюма |

Любопытные детали дипломатической интриги, задуманной ради улучшения имиджа Николая I, удалось найти в Российском государственном историческом архиве. Хитроумная комбинация родилась в недрах Третьего отделения, занимавшегося политическим сыском. Подробности «спецоперации» сохранились в фонде канцелярии министра народного просвещения - в деле «О поднесении императору драмы Александра Дюма и о пожаловании ему подарка».

В мае 1839 года французский журналист и тайный агент Третьего отделения Шарль Дюран направил секретное письмо на имя министра народного просвещения С. С. Уварова. Он отмечал, что во французском общественном мнении меняется отношение к императору Николаю I: «предубеждения» против «священной особы» царя, распространившиеся после подавления польского восстания 1830 - 1831 годов, постепенно сходят на нет. Как известно, Франция тогда сочувственно отнеслась к мятежу и стала основным центром польской эмиграции.

Как утверждал Дюран, репутация самодержца в глазах французов улучшилась после того, как был высочайше награжден орденом известный мастер батальной живописи Орас Верне, приглашенный работать в Россию. Журналист предлагал углубить успех, разрешив «первому писателю-драматургу» Франции Александру Дюма поднести Николаю I в знак уважения рукопись недавно написанной им драмы «Алхимик». И если бы за этим жестом литератора последовал ответный знак монаршей милости в виде ордена Святого Станислава, политические противники России получили бы «сокрушительный удар».

Дело в том, что орден Святого Станислава, учрежденный в 1765 году, являлся второй по статусу наградой Польши в период ее независимости. После подавления восстания 1830 - 1831 годов Николай I включил эту награду в состав российских императорских и царских орденов. Награждение Дюма, имевшего европейскую известность, продемонстрировало бы, по мнению Дюрана, Франции и всей Европе, кто является «единственным истинным властителем Польши».

К секретному письму прилагалась авторская рукопись драмы «Алхимик», иллюстрации к которой по просьбе Дюма выполнил Эжен Изабе - придворный художник короля Луи-Филиппа. Рукопись сопровождало личное обращение писателя к Николаю I, в котором тот именовался «просвещенным монархом», «гением», «покровителем науки и литературы».

Министру Уварову идея понравилась. Он представил императору рукопись Дюма и всеподданнейший доклад, в котором предлагал милостиво вознаградить сочинителя орденом Святого Станислава III степени. «Почетное место, занимаемое им в ряду новейших писателей Франции, может дать Дюма некоторое право на столь отличный знак внимания вашего величества», - отмечал Уваров. Однако Николай I отнесся прохладно: «Довольно будет перстня с вензелем». Мол, слишком много чести. К тому же царь не был поклонником иностранных драматических произведений, предпочитая национальное искусство и литературу.

В итоге из кабинета его императорского величества в Париж был отправлен перстень с вензелевым именем Николая I. Дюма получил его от российского посла в ноябре того же года. За этим последовало короткое письмо на имя Уварова, в котором писатель сдержанно благодарил министра за «драгоценный знак августейшей милости». Очевидно, Дюма расценил полученную царскую награду как несоразмерную своему имени и таланту. «Литературная месть» не заставила себя ждать.

Уже на следующий год во Франции вышел приключенческий роман Дюма «Учитель фехтования». В нем описывалась история любви декабриста Ивана Анненкова и французской модистки Полины Гебль, отправившейся за ним в Сибирь. Это было первое художественное произведение в европейской литературе, посвященное восстанию на Сенатской площади, подавленному Николаем I. Хотя с того времени уже и прошло пятнадцать лет!

Роман демонстрировал читателям неприглядную картину жизни николаевской России: разгул крепостничества, жестокость помещиков, произвол вельмож... Используя всю силу своего литературного дарования, Дюма выставил в негативном свете и ближайших родственников царя: «августейшую бабку» Екатерину II и любимого брата Александра I, причем в укор последнему прямо поставил убийство отца - императора Павла I. К участникам же «преступного заговора» декабристов автор, напротив, относился весьма сочувственно...

Неудивительно, что в России роман Дюма немедленно попал под цензурный запрет. Несмотря на это, французские издания «Учителя» достаточно широко распространились среди русской публики. Среди читателей «крамольного» произведения оказалась даже императрица Александра Федоровна, о чем самому Дюма впоследствии рассказала фрейлина Трубецкая во время его поездки по России в 1858 году.

Кстати, именно тогда, во время пребывания в Нижнем Новгороде, писатель встретился с героями своего романа - освобожденным из ссылки декабристом Анненковым и его женой. Встреча эта произошла в доме нижегородского губернатора Александра Муравьева, тоже бывшего участника движения декабристов, при котором Анненков состоял чиновником для особых поручений.

КСТАТИ

На русском языке «Учитель фехтования» впервые был издан лишь в 1925 году к столетию восстания на Сенатской площади.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook