Месть Александра Дюма

Любопытные детали дипломатической интриги, задуманной ради улучшения имиджа Николая I, удалось найти в Российском государственном историческом архиве. Хитроумная комбинация родилась в недрах Третьего отделения, занимавшегося политическим сыском. Подробности «спецоперации» сохранились в фонде канцелярии министра народного просвещения - в деле «О поднесении императору драмы Александра Дюма и о пожаловании ему подарка».

 Месть Александра Дюма |

В мае 1839 года французский журналист и тайный агент Третьего отделения Шарль Дюран направил секретное письмо на имя министра народного просвещения С. С. Уварова. Он отмечал, что во французском общественном мнении меняется отношение к императору Николаю I: «предубеждения» против «священной особы» царя, распространившиеся после подавления польского восстания 1830 - 1831 годов, постепенно сходят на нет. Как известно, Франция тогда сочувственно отнеслась к мятежу и стала основным центром польской эмиграции.

Как утверждал Дюран, репутация самодержца в глазах французов улучшилась после того, как был высочайше награжден орденом известный мастер батальной живописи Орас Верне, приглашенный работать в Россию. Журналист предлагал углубить успех, разрешив «первому писателю-драматургу» Франции Александру Дюма поднести Николаю I в знак уважения рукопись недавно написанной им драмы «Алхимик». И если бы за этим жестом литератора последовал ответный знак монаршей милости в виде ордена Святого Станислава, политические противники России получили бы «сокрушительный удар».

Дело в том, что орден Святого Станислава, учрежденный в 1765 году, являлся второй по статусу наградой Польши в период ее независимости. После подавления восстания 1830 - 1831 годов Николай I включил эту награду в состав российских императорских и царских орденов. Награждение Дюма, имевшего европейскую известность, продемонстрировало бы, по мнению Дюрана, Франции и всей Европе, кто является «единственным истинным властителем Польши».

К секретному письму прилагалась авторская рукопись драмы «Алхимик», иллюстрации к которой по просьбе Дюма выполнил Эжен Изабе - придворный художник короля Луи-Филиппа. Рукопись сопровождало личное обращение писателя к Николаю I, в котором тот именовался «просвещенным монархом», «гением», «покровителем науки и литературы».

Министру Уварову идея понравилась. Он представил императору рукопись Дюма и всеподданнейший доклад, в котором предлагал милостиво вознаградить сочинителя орденом Святого Станислава III степени. «Почетное место, занимаемое им в ряду новейших писателей Франции, может дать Дюма некоторое право на столь отличный знак внимания вашего величества», - отмечал Уваров. Однако Николай I отнесся прохладно: «Довольно будет перстня с вензелем». Мол, слишком много чести. К тому же царь не был поклонником иностранных драматических произведений, предпочитая национальное искусство и литературу.

В итоге из кабинета его императорского величества в Париж был отправлен перстень с вензелевым именем Николая I. Дюма получил его от российского посла в ноябре того же года. За этим последовало короткое письмо на имя Уварова, в котором писатель сдержанно благодарил министра за «драгоценный знак августейшей милости». Очевидно, Дюма расценил полученную царскую награду как несоразмерную своему имени и таланту. «Литературная месть» не заставила себя ждать.

Уже на следующий год во Франции вышел приключенческий роман Дюма «Учитель фехтования». В нем описывалась история любви декабриста Ивана Анненкова и французской модистки Полины Гебль, отправившейся за ним в Сибирь. Это было первое художественное произведение в европейской литературе, посвященное восстанию на Сенатской площади, подавленному Николаем I. Хотя с того времени уже и прошло пятнадцать лет!

Роман демонстрировал читателям неприглядную картину жизни николаевской России: разгул крепостничества, жестокость помещиков, произвол вельмож... Используя всю силу своего литературного дарования, Дюма выставил в негативном свете и ближайших родственников царя: «августейшую бабку» Екатерину II и любимого брата Александра I, причем в укор последнему прямо поставил убийство отца - императора Павла I. К участникам же «преступного заговора» декабристов автор, напротив, относился весьма сочувственно...

Неудивительно, что в России роман Дюма немедленно попал под цензурный запрет. Несмотря на это, французские издания «Учителя» достаточно широко распространились среди русской публики. Среди читателей «крамольного» произведения оказалась даже императрица Александра Федоровна, о чем самому Дюма впоследствии рассказала фрейлина Трубецкая во время его поездки по России в 1858 году.

Кстати, именно тогда, во время пребывания в Нижнем Новгороде, писатель встретился с героями своего романа - освобожденным из ссылки декабристом Анненковым и его женой. Встреча эта произошла в доме нижегородского губернатора Александра Муравьева, тоже бывшего участника движения декабристов, при котором Анненков состоял чиновником для особых поручений.

КСТАТИ

На русском языке «Учитель фехтования» впервые был издан лишь в 1925 году к столетию восстания на Сенатской площади.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 211 (5828) от 11.11.2016.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...