Главная городская газета

Личный информатор императора

  • 27.01.2017
  • Анна Манойленко, Юрий Манойленко
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дяденька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Личный информатор императора | Из фондов ГАРФ.

Из фондов ГАРФ.

В Российском государственном историческом архиве хранится фонд Анатолия Алексеевича Клопова - человека, который в течение двух десятков лет выступал в роли тайного советника императора Николая II. Накануне Февральской революции 1917 года он отчаянно пытался убедить самодержца в необходимости срочных политических перемен...

Кем же был этот человек? Он родился в 1841 году в семье купца. Окончив Московский университет, несколько лет преподавал в варшавских гимназиях, затем был домашним учителем и воспитателем. В 1872 году поступил на службу в Министерство путей сообщения, где стал одним из сотрудников статистического отдела.

Интерес к сбору сведений об экономической жизни страны побудил его заняться собственными исследованиями. Заручившись поддержкой министров финансов и государственных имуществ, Клопов побывал в губерниях центральной и южной России, а также Юго-Западного края, изучил на местах хлебную и мукомольную промышленность. Исследования Клопова в дальнейшем использовались Министерством финансов, а также правлениями железных дорог при рассмотрении экономических вопросов и разработке тарифной политики.

За полтора десятка лет Клопов объехал огромную территорию, увидел Российскую империю такой, какой она была в действительности, а не представала из кабинетов столичных чиновников. В 1898 году великий князь Александр Михайлович, заинтересовавшийся трудами статистика, представил его императору Николаю II.

С этого времени Клопов регулярно обращался к царю с письмами, в которых живо описывал ситуацию в стране, давал острые характеристики политическим деятелям, горячо доказывал необходимость «единения монарха со своим народом». Круг вопросов, затрагиваемых в письмах, чрезвычайно широк: реформа средней школы, крестьянское безземелье, деятельность земств, студенческие волнения, рабочий вопрос...

Император оценил труд Клопова: назначил ему персональную пенсию и выделил средства на покупку имения в Новгородской губернии. Нередко царь и «советник» встречались и подолгу беседовали. Последний министр иностранных дел Российской империи Н. Н. Покровский вспоминал: «Государь и Клопов курили, и Клопов, со свойственной ему беспорядочностью мысли и горячностью, говорил ему вещи, совершенно не похожие на то, что он привык слышать от окружающих».

Увы, практических результатов ни доклады Клопова, ни личные аудиенции не имели. Император продолжал следовать «прежнему курсу». Вероятно, поэтому к искреннему «правдорубу» Клопову в придворных кругах относились с иронией, его словам не придавали серьезного значения. Упомянутый выше Покровский отмечал: «Существование Клопова доказывает, по-моему, что у государя было в душе стремление вырваться из круга обычных докладов и разговоров и вздохнуть другим воздухом. Конечно, Клопов был личность слишком ничтожная, чтобы иметь серьезное влияние».

Примечательно, что и сам Клопов, будучи человеком неглупым, не питал иллюзий по поводу своего влияния на императора. В одном из писем великому князю Михаилу Александровичу он замечал: «Я мало, очень мало верю в свою миссию, но употребляю все усилия, чтобы быть полезным. Не наше дело рассуждать, что из этого будет, когда идет речь о спасении Родины».

С началом 1917 года Анатолий Алексеевич всеми силами пытался убедить Николая II: империя стоит на пороге катастрофы. «Вы разошлись с Россией, как никогда еще не было, - писал он царю за месяц до февральских событий. - Правительство, Вами поставленное точно с нарочной целью кинуть вызов стране, разошлось и с Думой, и с Государственным советом, и с земствами, и с городами. Даже дворянство разошлось с правительством, а следовательно, и с Вами! Как страна может понять Вас, когда Вы идете против страны, не даете ей действовать и выявлять свою волю?..».

Клопов убеждал императора безотлагательно назначить премьер-министром известного князя Георгия Евгеньевича Львова, пользовавшегося всеобщим авторитетом и уважением. Клопов полагал, что князь Львов сформирует правительство из общественных и государственных деятелей, облеченных доверием страны, после чего Николаю II следовало немедленно созвать Государственную думу и, приехав на открытие, произнести перед народными избранниками речь о том, что «возврата к старому режиму нет, и отныне страна управляется правительством, ответственным перед царем и народом».

«Россия переросла свое правительство, и теперь от Вас зависит, что будет написано на страницах ее истории: «Революция» или «Великие преобразования», - уверял Клопов. Он убеждал императора, что, предприняв меры к радикальному обновлению политической жизни, тот станет первым российским монархом, «которого восторженно благословит вся страна и увенчает славой история». В противном случае наступят «анархия и разрушение», которые неизбежно приведут к «гибели династии, бесславному миру и унижению России».

Те же идеи Анатолий Алексеевич высказал царю во время своей последней полуторачасовой беседы с ним, состоявшейся 29 января 1917 года. Через две недели он направил государю письмо, в котором сожалел, что «ответственное правительство» так и не было назначено, и призывал к «единению с Думой, олицетворяющей Россию во всем ее многообразии». Это послание было последним.

2 марта 1917 года Николай II вместе с актом о своем отречении от престола подписал указ Сенату о назначении князя Львова председателем Совета министров. Едва ли не впервые император прислушался к мнению своего верного cоветника. Но было уже слишком поздно...

О последних годах жизни Клопова почти ничего не известно. После февраля 1917 года он жил в своем имении в Новгородской губернии, затем переселился в Петроград, где умер в 1927 году в возрасте 86 лет.

Историкам имя Анатолия Клопова знакомо: в 2002 году его письма Николаю II были изданы отдельной книгой, однако такое впечатление, что его имя прошло мимо широкой публики. Да и в исторических исследованиях редки упоминания о «миссии Клопова». Возможно, из-за того, что про Николая II опубликовано такое огромное количество работ, что сработал «эффект пресыщения».

Фигура Клопова в значительной степени заслонена личностью другого «советчика» - Григория Распутина. К его мнению Николай II действительно прислушивался, принимая решения, а в Клопове видел лишь интересного собеседника. Его разумные и трезвые советы, равно как и объективное видение ситуации в стране, так и остались для царя пустыми словами... В глазах современников Клопов остался наивным чудаком-фантазером, думавшим, что, донеся до императора правду, сможет улучшить положение дел. Эта миссия ему не удалась, и имя его оказалось забытым.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook