«Летун» с Металлического

В истории Ленинградского Металлического завода, ныне входящего в концерн «Силовые машины», был любопытный, но малоизвестный эпизод, относящийся к последним предреволюционным годам.

«Летун» с Металлического | Так выглядела перед революцией достроечная пристань Металлического завода на Полюстровской набережной. ФОТО из ЦГАКФФД СПб

Так выглядела перед революцией достроечная пристань Металлического завода на Полюстровской набережной. ФОТО из ЦГАКФФД СПб

Тогда, перед Первой мировой войной, в России была принята внушительная кораблестроительная программа, предусматривавшая в том числе и строительство 36 эскадренных миноносцев. Казенные верфи с таким объемом работ справиться не могли, и тогда привлекли частные заводы, в том числе и Петербургский Металлический.

Почему заказ на строительство боевых кораблей получил этот завод, казалось бы, сугубо сухопутный? На самом деле он имел самое непосредственное отношение к флоту. Еще в 1886 году здесь было создано артиллерийское конструкторское бюро, которое проектировало различные артиллерийские системы для флота. Благодаря таланту директора завода Отто (по паспорту Оттона) Егоровича Креля, немца по национальности, предприятие в конце XIX века превратилось в одного из главных поставщиков армии и флота.

Отто Крель и его последователи руководствовались принципом: невыполнимых заказов нет. Поэтому завод брался за самые сложные задачи и почти всегда решал их успешно. Будь то лифт для животных в противочумной лаборатории форта «Император Александр I», аварийный док для ремонта судов в Кронштадте, землечерпалки для Петербургского и Архангельского портов, перекрытия для Ботанического сада. Когда же речь зашла о строительстве миноносцев для Балтийского флота, руководство завода взялось и за эту работу.

«Пробой пера» стало строительство двух кораблей для Черного моря. Мастеровые и инженеры завода были командированы в Херсон, где на верфи Вадона собрали и спустили на воду эсминцы «Быстрый» и «Пылкий». Но нужна была собственная верфь, и 12 октября 1911 года чрезвычайное собрание акционеров поручило правлению приобрести у обанкротившегося владельца бумажной фабрики Паллизена его предприятие и 45 десятин земли. Фабрика располагалась в 22 км от Петербурга - у деревни Корчмино в Шлиссельбургском уезде, где река Ижора впадает в Неву.

Вскоре там началась кардинальная перестройка корпусов. В них разместились железо-судостроительный, сборочно-установочный, слесарно-механический цеха. Рядом возвели вспомогательные мастерские - медницкую, кузницу, корабельно-плотницкую, а также собственную котельную установку и электрическую станцию, давшую 1 августа 1913 года первый ток.

Главное - четыре стапеля, в проектировании которых участвовал известный кораблестроитель А. Н. Крылов, занимавший должность консультанта Металлического завода. Сюда же перевели цех железных конструкций, имевший немало заказов. В частности, по заказам военного ведомства здесь изготавливали 90-метровые башни для станций беспроволочного телеграфа.

Численность персонала Усть-Ижорской верфи, а именно так ее стали называть, достигла полутора тысяч человек. Вокруг бывшей фабрики Паллизена вырос жилой городок, однако большая часть рабочих снимали квартиры в ближайших деревнях Ижора и Корчмино. Действовала своя школа, работала продовольственная лавка.

В конце 1913 года восемь заказанных Металлическому заводу миноносцев (еще не построенных) уже зачислили в списки флота. Это были «Орфей» (и вся серия также получила такое название), «Забияка», «Гром», «Победитель», «Летун», «Десна», «Азард» и «Самсон». Свои названия они получили в честь судов парусного флота, прославившихся в различных сражениях.

В начале ноября 1913 года началась сборка первых четырех корпусов эсминцев, а в цехах Металлического завода в Петербурге уже изготавливали части котлов и другого оборудования. Некоторые детали и материалы, которые невозможно было получить в России, завод заказывал за границей. Например, сталь для турбинных лопаток - в Америке, свинец - у английской фирмы «Форстер», котельные трубки поступали из Швеции.

С началом Первой мировой войны доставка грузов из-за границы усложнилась, а по некоторым позициям и вовсе прекратилась. Например, часть партии олова, погруженная на пароход «Франкфурт», была конфискована Германией; другая застряла в порту: капитаны отказывались выходить в море, где хозяйничали немецкие подводные лодки. Тем не менее начавшаяся война, закрывшая границы с Европой, не отразилась на работе Металлического завода так, как это было на других русских предприятиях.

За счет форсирования корпусных работ 23 октября 1914 года удалось спустить на воду «Забияку» и «Победителя». На заводе торопились, так как надо было успеть до ледостава отбуксировать их к достроечной пристани Металлического завода на Полюстровской (ныне Свердловской) набережной напротив здания заводоуправления. Здесь срочно возвели достроечные цеха - мастерские «А», «Б» и «В». Они просуществовали почти 50 лет, последняя мастерская «Б» была снесена лишь в 1965 году.

«Победитель» первым из эсминцев Металлического в августе-сентябре 1915 года прошел испытания и отправился в Гельсингфорс (Хельсинки), где вступил в состав действующего флота.

Корабли, построенные Металлическим заводом, участвовали в Первой мировой и Великой Отечественной войнах, и их судьба сложилась по-разному. Одним из самых знаменитых был эсминец «Гром», гибель которого в октябре 1917 года на Кассарском плесе красочно описал В. С. Пикуль в романе «Моонзунд». Правда, на самом деле было все совсем не так, но это отдельная история...

«Орфей» подорвался на мине в 1917 году, остался на плаву, но в строй не был введен. «Летун» был исключен из списков флота в 1922-м. «Самсон», переименованный в «Сталина», в 1933 году совершил сложное путешествие по Беломоро-Балтийскому каналу и Северному морскому пути во Владивосток. «Азард» («Зиновьев», а затем «Артем»), «Победитель» («Володарский») и «Десна» («Энгельс») подорвались на минах во время знаменитого Таллинского перехода в 1941-м. Последним окончил службу эсминец «Забияка»: он погиб в огне первого в СССР подводного ядерного взрыва на испытаниях у берегов Новой Земли 21 сентября 1955 года.

Судьба Усть-Ижорской верфи тоже сложилась непросто. Революция и Гражданская война помешали выполнить все запланированные заказы. В начале 1920-х годов верфь находилась на грани самоликвидации, и единственное, что здесь изготовили тогда, - небольшую шлюпку в подарок к дню рождения В. И. Ленина в 1922 году. Об этом есть упоминание в ЦГИА СПб, но судьба шлюпки неизвестна. Неизвестно и то, пользовался ли ею Ильич... Продолжатель верфи существует и по сей день. Теперь это Средне-Невский судостроительный завод, который находится в поселке Понтонный.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 206 (5823) от 03.11.2016.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...