Главная городская газета

Ленинградский интеллигент

  • 03.04.2015
  • Александр Соловьев
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Ленинградский интеллигент |  Яков Кальницкий в годы работы в Горном институте.<br>Фото 1930-х гг.ФОТО из семейного архива

Яков Кальницкий в годы работы в Горном институте.
Фото 1930-х гг.ФОТО из семейного архива

Человек жив, пока его помнят. Сегодня Якова Борисовича Кальницкого, со дня рождения которого 4 апреля исполняется сто лет, помнят многие: студенты, некогда слушавшие его лекции в Горном институте, ученики, аспиранты, коллеги. Пройденный им путь – крупного инженера, педагога и организатора – на первый взгляд, типичен для ленинградской инженерно-технической интеллигенции. Собиратель книг, театрал, поэт, острослов, ценитель искусства, не пропускавший ни одной музейной выставки, он жил и ощущал себя частью города.

Яков Кальницкий родился в семье горного инженера. Его отец, выпускник Фрайбургской Горной академии, той самой, где некогда грыз гранит науки Ломоносов, привил сыну интерес и любовь к профессии. Вопрос о выборе пути поэтому практически не стоял: только Горный институт!

С первых дней студенческой жизни будущий горняк, ощущая в себе литературный дар, стал сотрудником, а затем редактором вузовской газеты «Горняцкая правда». Журналистская карьера Кальницкого едва не оборвалась из-за нелепого случая. Взволнованный директор Горного института грозно протянул ему экземпляр газеты: если смотреть на просвет, то на лбу «вождя и учителя» читался заголовок статьи с оборотной стороны. Но обошлось.

Получив диплом, Кальницкий остался преподавать в Горном. С началом войны институт отправился в эвакуацию: в Пермь и Свердловск уехали коллекции Горного музея, в город Черемхово Иркутской области эвакуировали профессорско-преподавательский состав. Яков Борисович остался в Ленинграде. На территории Горного института изготовляли тогда каждую десятую гранату, поступавшую на Ленинградский фронт.

В конце 1941 года Кальницкого отправили на Урал в город Березовск, где на базе местного рудника был организован военный завод, выпускающий взрывчатку. К тому времени Яков Борисович был уже в состоянии дистрофии...

После окончания войны судьба навсегда связала Я. Б. Кальницкого с научно-исследовательским и проектным институтом «Гипроникель», который размещался в знаменитом доме Энгельгардта на Невском проспекте. На основе опытных образцов, созданных в «Гипроникеле», налаживалось серийное производство горных машин и полное преобразование отрасли.

В «активе» Кальницкого – подготовка для нужд горной науки 132 кандидатов и четырех докторов технических наук. Его перу принадлежали более трехсот научных работ.

Яркий творческий человек — при своей максимальной занятости он нередко «баловался» стихами. В его личном архиве сохранились поэтические произведения, посвященные горнякам, имена которых сегодня составляют славу и гордость отечественной науки. Аура, царившая в среде технической интеллигенции Ленинграда, влекла этих людей друг к другу: они знали свое дело и охотно делились этим знанием со своими учениками.

Он бесконечно любил и прекрасно знал город. Всем ленинградским театрам предпочитал Театр Комедии на

Невском проспекте и гордился тем, что Николай Павлович Акимов, ежедневно встречая нарядную театральную толпу на площадке лестницы и выделяя знакомые лица, пожимал ему руку как постоянному и верному зрителю.

Яков Борисович любил и собирал книги, ночами читал толстые журналы. В книжных магазинах, которые обходил каждое воскресенье, его знали все продавцы. Коллекционером он не был, но любил и покупал статуэтки Ломоносовского завода, с настойчивостью подобрал полный набор фарфоровых «гоголевских типов», которые в свое время продавались даже в магазинах хозяйственных товаров.

Семья Якова Борисовича Кальницкого по сей день хранит традиции и устои старого ленинградского дома, той культуры, которая, увы, стала сегодня реликтовой. Одна из его дочерей, Елена Яковлевна Кальницкая, возглавляет ныне музей-заповедник «Петергоф». Называя себя «папиной дочкой», она говорит, что всем в жизни обязана отцу, общая культура и широта интересов которого определялась не только образованием, но воспитанием, образом мыслей и жизни истинного петербуржца.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook