Крестьянка из рода банкира. Как революция изменила жизнь одной петербургской семьи

Читательские отклики бывают разными. Одни приходят сразу же после публикаций, другие «настигают» спустя много лет. В нашем сегодняшнем случае - именно так: Галина Александровна Жилина откликнулась на заметку «Банкир на улице Пропаганды», появившуюся в разделе «Наследие»... 8 апреля 2006 года. Речь в ней шла об одной из забытых улиц в Лесном, близ нынешней площади Мужества, носившей сперва название Новая, а потом ставшей улицей Пропаганды. В статье упоминался дом, принадлежавший до революции банкиру Михаилу Аггеевичу Викторову, а затем превратившийся в большую коммунальную квартиру. Среди жильцов в 1930-х годах был и сам бывший владелец, своим внешним видом напоминавший детям милого сказочного гнома... Сегодня Галина ЖИЛИНА рассказывает о своих предках.

Крестьянка из рода банкира. Как революция изменила жизнь одной петербургской семьи | Михаил Аггеевич Викторов с внуками. Фото начала 1920-х гг. РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Михаил Аггеевич Викторов с внуками. Фото начала 1920-х гг. РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

- Михаил Аггеевич Викторов был старшим братом моего деда, а строил дом, о котором идет речь, Николай Ксенофонтов. Они продолжили общение после постройки и решили породниться. Николай выдал свою старшую дочь Любовь за младшего брата Михаила Викторова - Филиппа. Свадьба состоялась в 1907 году.

По просьбе Филиппа Николай Ксенофонтов спроектировал и построил для его семьи белый каменный особняк в Павловске. По воспоминаниям, дом был большой, со вкусом обставленный. Телефон, зеркальные стекла, зимний сад... В просторной детской сдвигалась часть пола, и из кухни поднимался стол, винтовая лестница вела в башенку, откуда открывалась прекрасная перспектива, был даже виден Петроград. Большой ухоженный участок с соснами, обнесенный кованой оградой, флигель для прислуги, лошади для выезда, автомобиль, будто бы выписанный из Америки...

У самого Николая Ксенофонтова в Павловске была целая улица собственных домов. Каждый из его детей получал дом в «приданое». Дома были деревянными, все они сгорели во время войны. А каменный особняк был разрушен, когда шли бои осенью 1941 года: по его белой башенке артиллерия вела пристрелку...

После войны еще была цела часть ограды, потом и ее не стало. Осталась лишь фотография здания в семейном архиве.

5LКсенофонтов.jpg

О судьбах. Николай Ксенофонтович Ксенофонтов встретил революцию в своем имении Плосково Костромской губернии. Три его дочери были замужем, младший сын погиб на Первой мировой. В имении был конный завод, в расположенной рядом деревне с тем же названием работала маслобойня. С крестьянами сложились добрые отношения.

В 1929 году семью выставили из усадьбы, где им до этого разрешали жить, и устроили там школу. Николай Ксенофонтович этого не перенес, и с ним, как тогда говорили, «случился удар».

Мне довелось побывать в Плоскове с бабушкой летом 1952 года. Нас принимали очень тепло. Меня баловали: сплели маленькие лапти, сделали маленькие грабли, брали на покос, катали на громадном добром битюге. Бабушку называли «барышней», некоторые «крестной». Я помню круг, на котором «вываживали», как они говорили, лошадей, оставшийся от конного завода...

Михаил Аггеевич Викторов достаточно долгое время при советской власти жил спокойно, никто его не трогал. Но весной 1935 года по «кировскому потоку» семью сослали. Из ссылки вернулся только внук Виктор, больной туберкулезом. Он умер во время блокады.

Филипп Викторов до революции поначалу вел дела совместно со старшим братом Михаилом. Затем отделился, открыл собственную банковскую контору. Дела шли хорошо, рассказывали, что он был умен, удачлив, остер на язык, очень доброжелателен со всеми, включая прислугу. В семье родились две дочери: Людмила и Елена - моя мама.

5RФилипп-Аггеевич-Викторов-.jpg

Когда началась Первая мировая война, Филипп Аггеевич пожертвовал на нужды фронта большую сумму денег, автомобиль, выделил весь нижний этаж своего дома в Павловске под госпиталь и сам его содержал. Все женщины в доме: Любовь Николаевна, обе няни, горничные - окончили курсы медсестер и ухаживали за ранеными под руководством семейного врача, доктора Буша.

Однажды к ним даже приехала вдовствующая императрица Мария Федоровна, курировавшая госпитали. По ее представлению высочайшим указом Филиппу Викторову «за заслуги перед Отечеством» было пожаловано дворянское звание.

После Октябрьской революции он, опасаясь выселения, добровольно отдал дом государству, и семья покинула особняк. Позже в нем была открыта школа. В 1919 году ему чудом удалось остаться в живых во время красного террора: его взяли в заложники и грозились расстрелять...

Однако потом пришел нэп, и Филипп Аггеевич со старым другом вновь занялся бизнесом: организовывал производство ботиков - эта обувь тогда была в моде. Послабление продолжалось недолго: в 1929 году Филиппа Аггеевича с женой посадили в тюрьму «за золото». Через год, поняв, что умрет в тюрьме, Филипп Викторов отдал все, что у него еще оставалось, даже обручальные кольца, и его выпустили. Семья бедствовала, жила в Ленинграде в полуподвальном помещении. Филиппу Викторову спустя какое-то время удалось устроиться кассиром в контору.

В 1936 году его дочь Елена блестяще окончила техникум, и ей дали рекомендацию для работы в закрытом конструкторском бюро. Она поступила в Политехнический институт на вечернее отделение, в анкете указав: «из семьи служащих». Она находилась в осажденном Ленинграде, в конце 1942 года ушла добровольцем на фронт и прошла всю войну. Филипп Аггеевич в 1943 году умер в блокадном Ленинграде.

Что же касается старшей дочери, Людмилы, то она в 1940 году поступила в архитектурный институт. Осенью 1941 года, живя с мужем в Стрельне, они оказались в оккупации, и их угнали в Германию. После капитуляции ферма, на которой они работали, попала в американскую оккупационную зону. Опасаясь возможных репрессий и предполагая, что все родные погибли, они приняли решение уехать в Австралию.

Елена тоже ничего не знала о судьбе Людмилы и ее мужа: думала, что те пропали без вести. Сестры разыскали друг друга и встретились только в начале 1970-х годов...

Вот такая история семьи. Слишком поздно я спохватилась ее писать, но раньше родные побоялись бы рассказать. Бабушка почти все старые фотографии уничтожила, поэтому в семейном архиве их осталось совсем мало, и никогда не рассказывала о прошлой жизни. В анкетах указывала, что она «крестьянка Костромской губернии». Моя мама откровенно о жизни семьи стала рассказывать только на рубеже веков, когда ей было уже за восемьдесят лет.

#история #революция #Советская власть

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 191 (6544) от 11.10.2019 под заголовком «Крестьянка из семьи банкира».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».