Главная городская газета

Краеведение меняет акценты

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
Краеведение меняет акценты | ФОТО xtock/shutterstock.com

ФОТО xtock/shutterstock.com

В выпуске «Наследия» от 19 февраля мы рассказывали о том, как сто лет назад появился Кружок изучения Лесного. Не самая значительная, казалось бы, историческая дата, стала тем не менее поводом для целого городского фестиваля, посвященного современному состоянию краеведческого образования. Сегодня оно на распутье – в этой мысли были едины педагоги школ, дворцов творчества юных, музеев. Организаторами форума, проходившего на 22 площадках, стала Академия постдипломного педагогического образования и дом детского творчества «Союз» Выборгского района. О каких именно проблемах шла речь на фестивале, рассказали его организаторы доценты академии, кандидаты педагогических наук, Наталия ШЕЙКО и Елена КОРОБКОВА.

– Для чего вообще нужно краеведческое образование?

Н. Ш.: – Хороший ответ на этот вопрос дают результаты социологического исследования, которое мы недавно проводили. Детям предлагалось идентифицировать себя, закончив фразу: «Я – это...». Можно было дать несколько вариантов ответа. Самое удивительное, что фразу «Я – петербуржец» не написал практически ни один из опрошенных. Было все, что угодно: «ученик», «школьник», «мальчик», «геймер» и так далее...

Беда в том, что большинство детей, да и взрослых тоже, не чувствуют себя сегодня петербуржцами. На мой взгляд, главное, что может дать краеведческое образование, это чувство привязки к месту своего проживания. Краеведение в педагогике никогда не было самоцелью, оно всегда выступало средством, инструментом, чтобы дети почувствовали свою связь не только с территорией, но и с социумом. Ведь очень важно, чтобы ребенок понял: Петербург – это не только Зимний дворец и Дворцовая площадь, но еще и люди, которые живут вокруг, и тот социокультурный код, который делает их причастными к этому городу.

По моему мнению, в краеведении вообще следует переносить акцент с архитектуры на социум. Говорить о том, как он образовался, развивался, менялся, какие идеи порождал. Как люди разных эпох относились в нашем городе к тому, что их окружает.


– С какого возраста можно знакомить детей с историей родного города?

Н. Ш.: – Со старшей подготовительной группы детского сада, с пяти-шести лет. Сегодня существует много программ, одну из них, «Город на ладошке», разработали сотрудники академии. Она уже лет семь используется в базовых детских садах Выборгского района.

Е. К.: – Это был чистой воды эксперимент. Мы попытались создать программу для дошкольников, в которой дети почти год наблюдают городскую среду вокруг себя, в своем микрорайоне. И, как оказалось, это работает! Только на второй год мы рекомендуем выезжать с родителями смотреть памятники исторического центра... К сожалению, такое «новое краеведение» приживается трудно, так как требует иного взгляда на город.


– Что вы вкладываете в это понятие?

Е. К.: – Мы «застряли» в историческом краеведении. Когда в конце XIX – начале ХХ века краеведческое образование начиналось, оно имело несколько другие задачи, нежели сегодня. Тогда педагоги хотели вывести детей за пределы школьного кабинета и показать им воочию их родину. В первую очередь путем образовательных путешествий и экскурсий. Так возникла «школа экскурсионизма», которую создали учителя биологии, географии, физики, истории.

Но затем произошел крен именно в историческое краеведение, которое изучает события, биографии известных горожан, историю знаменитых памятников. Сегодня, на мой взгляд, мы подошли к такой черте, когда оно уже не отвечает потребностям детей. Стоит присмотреться к опыту столетней давности...

Важнейшая черта «нового краеведения» – социальная активность. Сегодня основной запрос детей, особенно подростков, – конкретные действия. Они хотят не пассивно наблюдать, а заниматься полезной деятельностью. И очень важно, чтобы дети воспринимали свою деятельность как часть культурного потока. Чтобы они понимали, что здесь, в этом месте, кто-то жил до них, и кто-то будет жить после.

Н. Ш.: – Я бы сказала так: задача «нового краеведения» – воспитывать по крайней мере неравнодушного горожанина.


– В последнее время педагоги сетуют, что курс «История и культура Петербурга», за который столько бились в начале 1990-х годов, уходит из учебного процесса. Что происходит?

Н. Ш.: – С 2010 года поменялись образовательные стандарты, а следовательно – и учебные планы. Все предметы делятся теперь на две группы – «федеральные», обязательные к преподаванию по всей стране в одинаковом объеме, и «школьные», которые выбирает по своему усмотрению администрация конкретного образовательного учреждения.

«История и культура Санкт-Петербурга» – это предмет по выбору. Если не хватает часов на какие-то предметы, особенно в специализированных школах, то чем-то приходится жертвовать. Опять-таки на усмотрение самих школ. И зачастую страдает именно этот курс. Во многих школах его преподавали раньше системно с 5-го по 9-й класс, теперь он остается только в тех классах, где есть свободные часы...

Е. К.: – Кстати, в Москве несколько лет назад из школ вообще изъяли москвоведение, которое было там введено, как и у нас, в начале 1990-х годов. Когда московские педагоги бывают у нас, всегда спрашивают: «У вас еще есть петербурговедение? Какие вы молодцы, держитесь!».

Тем не менее для нас вполне очевидно, что в привычном виде курс петербурговедения, просуществовавший почти четверть века, не вызывает у школьников такого интереса, как прежде. Дети воспринимают его зачастую просто как «еще одну историю».

Мы прекрасно понимаем: меняется время – и вместе с ним общество, школа и сами дети. Значит, и в нашем учебном курсе мы должны что-то менять, иначе есть опасность потерять его совсем.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook