Главная городская газета

Котелок из волховских болот

Свежие материалы Наследие

Сороковая высота

В карельских лесах у деревни Сяндеба в августе 1941-го погибли, защищая Ленинград, испанские добровольцы.

Читать полностью

Анархисты и власть капитала

«Миллионы пролетариев всего мира протестуют против казни. Сделаем все для спасения Сакко и Ванцетти! — написала «Ленинградская правда» девяносто лет назад, в августе 1927 года».

Читать полностью

Присоединение по принуждению

1917 год коренным образом изменил административное деление города.

Читать полностью

Дата «Заблуждения» Циолковского

У его проекта оказалось слишком много недоброжелателей.

Читать полностью

Топография революции

По словам инициатора и руководителя проекта доктора исторических наук Юлии Кантор, от рождения идеи до выхода книги «Вокруг Зимнего» прошло рекордно короткое время.

Читать полностью

Флотские дела Павла Петровича

Этой линейкой «Венский локоть» пользовался когда-то император Павел I.

Читать полностью
Реклама
Котелок из волховских болот  | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Семьдесят пять лет назад в волховских болотах стойко сражалась в окружении практически уже обреченная 2-я Ударная армия. Та самая, к которой потом на долгие годы приклеили позорный ярлык «предательская». А все потому, что командовавший армией на последнем этапе ее существования генерал Власов сдался врагу. Тысячи бойцов 2-й Ударной армии тоже оказались в плену. Но предателями они не были...

Выставка, посвященная подвигу и трагедии 2-й Ударной армии, открылась в Тосненском историко-краеведческом музее. Почему именно там? Когда говорят о «волховском котле», то чаще всего упоминают Мясной Бор и Спасскую Полисть на Новгородчине - две деревни у горловины коридора, связывавшего 2-ю Ударную армию с Большой землей. Однако с теми трагическими боями самым непосредственным образом связан и Тосненский район: другой край «котла» проходил близ станций Еглино и Радофинниково.

Наступление, финальной целью которого должен был стать прорыв блокады Ленинграда, начиналось успешно. 2-я Ударная армия со стороны реки Волхов и 54-я армия от Любани пробивались навстречу друг другу, между ними оставалось всего около двадцати километров занятой врагом территории. Под угрозой окружения оказались значительные силы немецких войск. Но враг точным ударом сумел перерезать острие прорыва 2-й Ударной и взять ее в кольцо...

Среди иллюстраций - снимки немецкого фотокорреспондента 291-й пехотной дивизии Георга Гундлаха, ставшие известными еще в 1990-х годах. Они вошли в подготовленный им фотоальбом «Волховская битва. Документы ужаса. 1941 - 1942 гг.», напечатанный в Германии на немецком и русском языках. Увязшие в болотах повозки, машины, танки... Сотни изможденных, голодных красноармейцев, попавших в плен... Знаменитая просека (немцы называли ее «Эрика») - единственная ниточка, по которой осуществлялось снабжение окруженной 2-й Ударной армии. За эту дорогу шли ожесточенные бои. Рядом - снимки, как выглядит она сегодня.

Экспонаты выставки - находки поисковиков тосненского отряда «Ягуар», сделанные ими нынешней весной на местах боев в районе поселка Радофинниково. Огромная металлическая лыжа - такие применялись зимой при транспортировке по снегу большой техники. Прицеп для перевозки боеприпасов...

Уникальный предмет - немецкий котелок, которым пользовался советский солдат. Он выцарапал на нем свое изображение и три раза расписался. Его имя - Николай Андронов - увековечено на мемориале в Радофинникове.

Отдельный сюжет - судьбы поэта Мусы Джалиля и генерала Виктора Вержбицкого. Последний был тогда начальником оперативного отдела штаба 87-й кавалерийской дивизии, сражавшейся в «волховском котле». А Муса Джалиль - корреспондентом газеты «Отвага» 2-й Ударной армии. В его стихотворении «Лес», написанном в июле 1942-го, есть такие строчки: «Там, на ночь, может быть, товарищ «Т» // Большое дело замышляет, // И чудится - я слышу в темноте, // Как храбрый саблю направляет». Под товарищем «Т» зашифрован командир 87-й кавалерийской дивизии Василий Трантин. Той самой, в которой служил и Виктор Вержбицкий.

В своих воспоминаниях Виктор Вержбицкий упоминал, что у них в расположении дивизии однажды действительно побывал Муса Залилов (Джалиль - литературный псевдоним). И никто, конечно же, не мог и подумать, что это будущий герой антифашистского сопротивления... Вержбицкий прошел всю войну, участвовал в битве за Берлин, после войны окончил Высшую академию Генштаба. Жил в Ленинграде, дача у него была в Шапках под Тосно. В 1965 году Виктору Вержбицкому было присвоено звание «Почетный гражданин города Тосно».

Еще одна важная тема, затронутая выставкой и о которой часто забывают, - трагедия мирного населения, оказавшегося в «волховском котле». Примером служит история семьи Ксении Алексеевны Трофимовой. С тремя маленькими детьми она оказалась в кольце окружения 2-й Ударной. Во время страшных скитаний умер от голода младший сын Вячеслав... Потом с двумя детьми она попала в немецкий концлагерь под Лугой, там умерла от болезни дочь Оленька. Чтобы спасти единственного оставшегося ребенка, сына Олега, Ксения Трофимова решилась на побег... Среди экспонатов выставки - страницы дневника Ксении Трофимовой со следами крови - она была ранена в волховских болотах.

- После войны, будучи педагогом по образованию, Ксения Трофимова восстанавливала школу в Ушаках, трудилась там учителем русского языка и литературы, потом завучем, - рассказала директор музея Наталья Ющенко. - Была автором сборников замечательных стихов, часто бывала в нашем музее, а ее сын Олег Васильевич передал в музей много уникальных подлинных документов.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook