Главная городская газета

«Колумб» российского прошлого

  • 17.06.2016
  • Анна Манойленко, юрий Манойленко
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
«Колумб» российского прошлого | Таким художник В. А. Тропинин запечатлел Н. М. Карамзина в 1818 году<br> Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва

Таким художник В. А. Тропинин запечатлел Н. М. Карамзина в 1818 году
Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва

Почти тринадцать лет блестящий литератор, журналист, известный всей России издатель «Вестника Европы», самого популярного «толстого» журнала своего времени, провел в «добровольном заточении» среди архивных манускриптов и летописей. Многих из них его руки коснулись впервые за несколько столетий.

«Милость монаршая обязывает меня ревностно трудиться для чести народа русского», – писал Николай Михайлович две недели спустя после своего назначения историографом Российской империи, состоявшегося 31 октября 1803 года. Официальный статус, в частности, позволял ему получить доступ к материалам закрытых ведомственных архивов и библиотек. До этого Карамзин был «вольным художником», занимавшимся литературным трудом.

Изучение прошлого и правдивый, честный рассказ о нем – миссия, которую Карамзин обязывался выполнить, не считаясь ни с какими самоограничениями. А ведь их было немало: если «Вестник Европы» приносил Николаю Михайловичу стабильный ежегодный доход шесть тысяч рублей, то назначенное царем содержание не превышало двух тысяч. Добавим к этому слабое здоровье, большую семью, неустроенность быта... Становится ясно, что данное А. С. Пушкиным определение «Истории государства Российского» как «подвига честного человека» не просто красивые слова...

Карамзин не был первым историком в России: XVIII век знал имена В. Н. Татищева, М. В. Ломоносова, М. М. Щербатова и многих других «служителей Клио». Но именно Николай Михайлович, обладая блестящим талантом писателя, сумел превратить историю в увлекательное повествование, захватывающее даже самого неподготовленного читателя. Искусно сочетая точность фактов с литературностью изложения, он создал произведение, оказавшееся для многих настоящим откровением.

В знак особого доверия к автору император Александр I распорядился печатать «Историю» без предварительной цензуры. К этому времени сам царь, его мать вдовствующая императрица Мария Федоровна, сестра Екатерина Павловна и брат цесаревич Константин Павлович уже ознакомились с некоторыми главами произведения в исполнении самого автора и высоко оценили достоинства его труда.

По высочайшему повелению тома «Истории» набирались в трех типографиях (Сенатской, Военной и Медицинской) неслыханным для того времени тиражом три тысячи экземпляров (стандартный тираж книг не превышал 1200). «Читаю корректуру до обморока», – писал Карамзин в марте 1817 года. Титанический труд продолжался еще почти год, когда книги наконец поступили в продажу.

Успех превзошел все ожидания. Огромный тираж полностью разошелся за три недели. «Историю» Карамзина буквально на одном дыхании читали и в столице, и в провинции. «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего Отечества, дотоле им неизвестную... Несколько времени ни о чем ином не говорили», – свидетельствовал А. С. Пушкин. Для современников Карамзин стал «Колумбом», первооткрывателем прошлого, сделавшим его близким и понятным для читающей России. «Оказывается, у меня есть Отечество!» – восклицал известный граф Ф. И. Толстой (Американец), подразумевая, что именно Карамзин, по сути, впервые ознакомил с историей «просвещенные» слои российского общества.

Каждый опубликованный том «Истории государства Российского» сопровождался научными комментариями автора: в общей сложности к своему труду Карамзин оставил свыше шести с половиной тысяч примечаний, в которых в полной мере проявил себя как ученый-историк. По сути, он предложил два способа освоения прошлого – научный и литературно-художественный, мастерски тонко владея обоими.

В 1821 году в Петербурге был издан 9-й том «Истории», полностью посвященный царствованию Ивана Грозного и снискавший Карамзину уважение среди будущих декабристов непредвзятым взглядом на царя-деспота. «Ну, Грозный! Ну, Карамзин! Не знаю, чему больше дивиться, тиранству ли Иоанна или дарованию нашего Тацита», – писал восхищенный К. Ф. Рылеев. Еще через три года Карамзин издал 10-й и 11-й тома. Последний, 12-й, том «Истории государства Российского» увидел свет уже после смерти автора в 1829 году.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook