Кивики с шишами

В последнее время в центре внимания многих исследователей стоит тема «свейского» столетия в истории приневских земель, когда по Столбовскому миру 1617 года под шведской короной оказалась обширная территория – от южного берега Ладоги до Наровы, включая крепости Ивангород, Ям, Копорье и Орешек... Наш собеседник – кандидат исторических наук Татьяна БАЗАРОВА, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, автор книги «Создание «Парадиза»: Санкт-Петербург и Ингерманландия в эпоху Петра Великого». В ней рассказывается в том числе и о том, что во время Северной войны вокруг молодой столицы России велись активные боевые действия и даже партизанская война.

Кивики с шишами | Иллюстрация xtock/shutterstock.com

Иллюстрация xtock/shutterstock.com

– Татьяна Анатольевна, принято считать, что когда Петр I в 1700 году пришел отвоевывать Ижорскую землю, или Ингерманландию, от шведского владычества, его здесь встречали как освободителя...

– На самом деле при шведах здесь происходил процесс смены населения. Шведское правительство, невзирая на условия Столбовского мира, согласно которому крестьяне могли сохранить православную веру, всячески старалось принудить их к переходу в лютеранство. В частности, за перемену веры крестьянам обещалось освобождение от подушной подати на 60 лет.

Из-за религиозных притеснений, а также из-за непосильных повинностей православное население покидало пределы Ингерманландии, бежало на территорию, подконтрольную Москве. На опустевшие и брошенные земли шведское правительство переселяло финских крестьян лютеранского вероисповедания из Восточной Финляндии. Впрочем, справедливости ради нужно отметить и другую тенденцию: на шведскую территорию уходили и недовольные своим положением жители приграничных областей Русского государства...

В результате, когда в начале XVIII века Петр I пришел на Ижорскую землю, там практически не осталось собственно русского православного населения. За годы шведского владения Ижорской землей тут родились и выросли четыре поколения потомков переселенцев. Они считали этот край своим, а себя – подданными шведской короны, и встречали русскую армию не как освободителя, а, скорее, как завоевателя. Прятали продовольствие, отказывались снабжать войска, помогали шведскому командованию – выступали в роли лазутчиков и разведчиков, сообщали о действиях русских. Об этом свидетельствуют документы. К тому же любая война всегда несла разорение и тяготы простому населению, а обе стороны применяли здесь тактику выжженной земли...

23 мая 1703 года генерал-фельдмаршал Борис Шереметев жаловался Петру I: «...чухна не смирны, чинят некия пакости и отсталых стреляют, и малолюдством проезжать трудно...». Кроме того, продолжал Шереметев, «и русские мужики к нам неприятны; много число беглых из Новгорода, и с Валдай, и ото Пскова, и добры они к шведам, нежели к нам».

Уже после того, как был основан Петербург, финские крестьяне становились провожатыми для шведских диверсионных отрядов, которые направлялись к берегам Невы, нападали на русские заставы и обозы, а также на работных людей, заготавливавших лес. Жители Копорского уезда, помимо того что снабжали шведскую армию продовольствием и фуражом, оказывали вооруженное сопротивление русским войскам. Собирались группами по сто человек и нападали на небольшие русские отряды. Федор Апраксин, командовавший войсками, защищавшими Петербург, в своих депешах называл партизан «шишами»: так в Смутное время именовали крестьян – участников партизанского движения, действовавших против польско-литовских войск.

В декабре 1711 года при поддержке местного населения шведы даже организовали самый дерзкий набег за всю историю петровского Петербурга. Отряд из двадцати человек ночью вошел в слободу Батальона городовых дел на Выборгской стороне, захватил трех «языков» и так же стремительно исчез. Казакам удалось схватить двух шведских солдат из этого отряда, остальные ускользнули...

Кстати, в 2011 году вышла книга доктора исторических наук Сергея Козлова «Русские пленные Великой Северной войны. 1700 – 1721». В ней, в частности, опубликован список русских солдат и офицеров, попавших в шведский плен. Выясняется, что подобные случаи происходили даже в 1713 – 1714 годах под Петербургом.

– В вашей книге есть глава, посвященная борьбе русской армии против кивиков. Уверен, что едва ли кому из читателей известно, о ком идет речь...

– Действительно, эта тема не самая изученная в петербурговедении. Между тем кивики постоянно упоминаются в донесениях выборгского коменданта Григория Чернышева, отправленных в Петербург в течение первых месяцев после того, как в июне 1710 года русская армия завоевала крепость. Эти документы сохранились в походной канцелярии светлейшего князя Александра Меншикова, находящейся в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН.

Большинство историков полагают, что слово «кивик» произошло от имени собственного – Кивика или Кивикеса, предводителя отрядов партизан. Судя по документам, это был реальный шведский офицер, которому в 1710 году командующий финляндской армией дал «патент» на звание майора.

Кивики были головной болью коменданта Выборга. Причем если отряды шишей создавались самими местными жителями, по-видимому, стихийно, то кивики действовали по распоряжению шведского командования. И пользовались поддержкой местного населения. Кивики нападали на небольшие отряды, курьеров и обозы; были неуловимы, добирались до русских постов через непроходимые леса и болота. Уколы были мелкие, но очень неприятные...

16 августа 1710 года Григорий Чернышев объявил «мызникам и всяким обывателям» Выборгского уезда, что за помощь в поимке разбойников обещана щедрая награда, а за недонесение – наказание: «такие мызы и деревни будут позжены, а жители все без остатку перевешены». Чтобы противодействовать партизанам, Чернышев организовывал небольшие мобильные отряды, пытавшиеся действовать против партизан их же методами. Но, судя по донесениям, борьба была не очень успешной. Все-таки местные жители хорошо знали все леса и дороги, могли пройти узкими болотистыми тропами. А для русских войск эта территория была незнакома.

Кивики продолжали активно действовать даже после подписания Ништадтского мирного договора в 1721 году. Однако после окончания Северной войны сопротивление местных жителей постепенно сошло на нет. Шведской поддержки больше не было...

– Пыталось ли русское командование привлечь местное население на свою сторону?

– Еще в 1702 году Петр I потребовал от Петра Апраксина, командовавшего армией, совершавшей рейд по Приневью, «не жечь» Ижорскую землю. Правда, его указ распространялся только на жилые дома и другие постройки. А увод скота и захват местных жителей «в полон» не только не возбранялся, но и поощрялся. В августе 1703 года газета «Ведомости» сообщила о новом указе государя «всем высоким и нижним воинским людем» ничего «не жечь» в Лифляндии и Ингерманландии.

Впоследствии русское командование не раз пыталось склонить местных крестьян на свою сторону. Так, у них не отбирали, а покупали «хорошею ценою» продовольствие и фураж. Весной 1710 года генерал-адмирал Федор Апраксин получил царский указ не разорять Выборгский уезд. По мере продвижения русской армии к Выборгу местным жителям давали «письма, чтобы жили без опасения». Однако крестьяне не верили обещаниям. Они спешно покидали свои деревни, уводили скот и уничтожали фураж...

В свою очередь командование шведской армии, пытаясь вернуть Ингерманландию, стремилось сохранить дружественные отношения с местными жителями. Шведским солдатам под страхом смертной казни запрещалось уничтожать сено и хлеба в поле, а также грабить мызы и деревни.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 122 (5739) от 08.07.2016.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...