Хорошие жены и добрые матери

Советская историография рисовала вполне определенный образ Смольного института: реакционное учреждение с жесткой дисциплиной и патриархальным взглядом на женщину... Насколько подобное представление соответствует действительности и чем опыт этого учебного заведения может быть полезен в наши дни, мы решили поговорить с заведующей научно-экспозиционным отделом музея «Смольный» Ольгой ФЕДОРОВОЙ.

Хорошие жены и добрые матери | В Смольном институте барышень воспитывали не только образованных, но и физически сильных и выносливых.<br>ФОТО из ЦГАКФФД СПб

В Смольном институте барышень воспитывали не только образованных, но и физически сильных и выносливых.
ФОТО из ЦГАКФФД СПб

– Ольга Константиновна, Смольный институт можно назвать «реакционным» заведением?

– Смольный институт, основанный в 1764 году, существовал 153 года и, конечно, не оставался неизменным. Он знал периоды расцвета и застоя, поэтому некорректно приписывать ему раз и навсегда неизменный облик. Он был создан при Екатерине II великим просветителем Иваном Ивановичем Бецким как первое государственное женское учебное заведение. Смольный институт поражал современников своей гуманностью и прогрессивностью. Девушкам давали разностороннее светское образование, многие воспитывались за государственный счет под патронатом императрицы. Ничего подобного не было даже в Западной Европе.

В годы правления Николая I Смольный институт стал формальным и бездушным учебным заведением. Большинство мемуаров (Александры Соколовой, Марии Угличаниновой, Елизаветы Водовозовой), критикующих институт, относится к этому периоду. Однако после реформ, которые провел инспектор классов Смольного института знаменитый педагог Константин Дмитриевич Ушинский, институт серьезно изменился. В нем были разрешены отпуска на каникулы, уменьшился срок обучения, усовершенствовались программы, а главное – изменился дух заведения, стало меньше показного и казенного.

В последующий период институт часто сравнивали с гимназиями. Сравнение было не в пользу Смольного. Но у него были другие задачи и другой контингент воспитанниц. Да, это был «осколок прошлого», но какой осколок – бриллиант! Из Смольного института выходили девушки верующие, носившие косы, любившие стихи, преданные монарху и Отечеству. Они выглядели несовременно в начале ХХ века, но сохраняли идеал дворянской женщины, обладающей душевной тонкостью, изящными манерами и разделяющей семейные ценности.


– Какие методы воспитания применялись в институте? Девочки на коленях на горохе не стояли?

– Основатель Смольного института Иван Бецкой выступал строгим противником телесных наказаний. Самой распространенной мерой воспитательного воздействия в Смольном институте было увещевание наедине. Но кроме этого снижали баллы за поведение, лишали сладкого, не давали свидания с родителями. Очень стыдным считалось наказание, когда провинившуюся воспитанницу заставляли стоять за обедом да еще и без передника. Для XVIII века это были очень гуманные методы, тем более на девочек «отчаянных» (по институтскому выражению) они и вовсе не действовали.

На поведение и успехи смолянок сильнее влиял соревновательный принцип – многие стремились быть первыми по обучению и поведению. Лучших смолянок ставили в пример, сообщали об их успехах императрице, а при выпуске из Смольного института вручали медали и шифры. Это был знак отличия в виде банта с изображением короны и инициалами императрицы.


– Кто становился воспитанницами Смольного института?

– Часто здесь учились сироты или полусироты. Если умирала мать, а отец или снова женился, или был военным с постоянными переездами по гарнизонам, то девочку было некому воспитывать. Так, не хотел оставлять своих дочерей с мачехой Федор Тютчев и отдал их в Смольный институт.

А если не было отца, то из-за недостаточности средств мать не могла дать дочерям хорошее воспитание. И она просто была счастлива, если одну из них принимали на казенный счет в институт. Часто родители находились в состоянии разъезда-развода, семьи фактически не было, например, как у генералиссимуса Александра Васильевича Суворова или генерала Ермолая Федоровича Керна, и дочери тоже оказались в институте.

Как писал историк Смольного Николай Черепнин, Смольный это «убежище для детей, условия жизни которых в семье неподходящие». То есть Смольный – не лучше семьи, но он мог заменить ее в крайних случаях.

Вообще же отправлять ребенка из дома для XVIII – XIX вв. было обычной практикой. Но в отличие от юноши, которому образование было необходимо для карьеры, девочкам совсем не обязательно было получать образование в казенном учебном заведении. Значит, это был исключительно выбор родителей – отдать свою дочь в подобное учреждение на несколько лет (изначально на 12, позже на 7 лет. – В. Т.). К такому поступку родителей побуждали особые причины.


– Как часто родители могли видеться с воспитанницами?

– Поначалу девочек можно было навещать два раза в неделю в определенные часы в актовом зале. С 1861 года их можно было забирать на каникулы три раза в год. Но многие и при наличии родителей не уезжали домой даже летом. Потому что это было дорого или некому было приезжать за девочкой. Тогда институт снимал воспитанницам дачу или отправлял их в санатории.


– Какова была цель воспитания в Смольном? Какой должна была вырасти девочка?

– В «Наставлениях для образования воспитанниц женских учебных заведений» говорилось, что власть приняла женские учебные заведения под свое покровительство «в той уверенности, что хорошие жены и добрые матери семейства суть твердые опоры престола и благоденствия государства». Девочек готовили к исполнению обязанностей матери и жены. Воспитывали в них любовь к порядку, аккуратность и чистоплотность. У младших воспитанниц классные дамы каждое утро проверяли чистоту ногтей, аккуратность одежды и прически.

В институте учили трудолюбию и послушанию. Расписание смолянок не оставляло времени для праздности. С девяти часов утра и до полшестого вечера – уроки с перерывом на обед и прогулку. После этого занятия музыкой, домоводством, приготовление домашних уроков. Малоуспешным девочкам классные дамы устраивали диктовки по французскому языку.

Девочка должна быть закаленной физически, неизнеженной и неизбалованной. Каждое утро начиналось с молитвы, умывания холодной водой до пояса и обязательной гимнастики. Прогулки на свежем воздухе включали в себя подвижные игры. Зимой катались на коньках и с ледяных горок. Есть фото, где смолянки ходят на лыжах в длинных платьях.

Как правило, после института смолянка хорошо владела французским и немецким, любила читать, умела танцевать, играть на музыкальных инструментах, знала основы домоводства.


– Воспитанием девочек занимались не учителя, а так называемые классные дамы?

– Да, классные дамы – это воспитательницы, отвечающие за свой класс. Вначале на эту службу набирали иностранок, потом русских дворянок. По представлениям того времени, если классная дама выходила замуж, то она теряла место. За отказ от личной жизни классные дамы поощрялись хорошей зарплатой, которая была выше учительской, и необыкновенным уважением.

Воспоминания смолянок рисуют разных классных дам: от умных добрых воспитательниц до брюзжащих фурий. Часто эти женщины заменяли девочкам семью, многие понимали свою работу как службу Отечеству и ближнему. Воспитывали классные дамы больше всего своим примером. Как и девочки, они носили форменные платья, вставали рано, присутствовали на всех занятиях. Они должны были знать и языки, и изучаемые предметы, и музыку. Интересно, что классная дама при всей ее консервативности являлась первым в России примером работающей дворянской женщины, жившей вне семьи. В каком-то смысле это были первые эмансипированные женщины, бросавшие вызов общественным традициям.


– Парадокс. Хороших матерей воспитывали женщины, не имеющие семью, детей?

– Во-первых, они могли иметь в прошлом мужа и детей, но на момент службы были вдовами. Замужество и работа тогда были несовместимы – если у женщины был муж, ей бы и в голову не пришло идти на службу. Классные дамы часто имели специальное педагогическое образование. В Смольном еще в 1803 году был создан класс «пепиньер», в котором готовили будущих классных дам. С него началось женское педагогическое образование в России. Первые просвещенные воспитательницы вышли из Смольного: 45 бывших смолянок стали начальницами женских институтов, училищ и гимназий.


– Смольный «вырастил» не только просвещенных воспитательниц...

– Да, дерево узнают по плоду, а учебное заведение – по его воспитанникам. Смолянки получали настолько разностороннее развитие, что часто могли проявлять себя в разных областях. Из института вышло много достойных женщин: учительниц, писательниц, фрейлин, врачей. Но прежде всего это преданные жены и матери!

Например, мать знаменитого генерала Михаила Скобелева – Ольга Николаевна. Она поехала на Русско-турецкую войну 1877 – 1878 годов. Пока сын воевал, мама организовывала лазареты для раненых, школы для детей-сирот, чьи родители были убиты башибузуками. Ольга Скобелева пользовалась таким авторитетом, что в болгарском парламенте ее приветствовали стоя. К сожалению, она была убита при разбойном нападении.

Другая замечательная выпускница Смольного института – Дарья Ливен. Ее муж был российским посланником в начале XIX века в Лондоне. Ливен стала хозяйкой политического салона, ее можно назвать первой женщиной-дипломатом. Блестящая светская женщина играла значительную роль в международных отношениях, под ее обаяние попали и английский король Георг IV, и австрийский канцлер Меттерних.

Выпускница 1905 года Наталия Тхоржевская стала актрисой Александринского театра. Во время Первой мировой войны она сестрой милосердия отправилась на фронт, как и многие бывшие смолянки. В самом институте в это время шили для офицеров белье и отказались от праздников на время войны. После революции Тхоржевская оказалась в эмиграции в Сербии, там написала несколько книг и создала русско-сербскую гимназию в городе Велика Кикинда, в которой продолжались традиции Смольного института.


– Что случилось со Смольным институтом после революций?

– Временное правительство, не закрывая институт официально, фактически остановило его работу. Южную часть здания отдали Совету рабочих и солдатских депутатов. Особым циркуляром было рекомендовано родителям переводить детей в другие учебные заведения. В октябре 1917 года специальный поезд с Николаевского вокзала увез смолянок с классными дамами и воспитанницами других институтов в Новочеркасск. Так что 25 октября 1917 года Совет народных комиссаров застал в Смольном только начальницу института княжну Голицыну и обслуживающий персонал. В Новочеркасске Смольный институт находился до 1919 года и подчинялся правительству Деникина. Потом – эмиграция в Сербию. Общества бывших смолянок возникли во Франции, США и Бразилии...


– В современной российской школе традиции Смольного института, к сожалению, уже не живут?

– Меньше всего нынешняя школа имеет цель воспитывать и образовывать женщину. Сейчас под женским воспитанием мы понимаем что-то среднее между рецептами, выкройками и советами косметолога из гламурного журнала. В Смольном институте «женское» понимали сложнее. Главное в женском воспитании не только научить домоводству, гигиене и манерам (хотя и это очень важно), а посредством музыки, пения, литературы и танцев воспитать тонкую восприимчивую женскую душу. Именно предметам эстетического цикла придавалось особое значение в программе Смольного института, и число этих предметов увеличивалось в старшем возрасте. Сейчас в старших классах нет ни музыки, ни танцев, ни рисования. Может, поэтому все меньше тонких женских душ?


– Как вы полагаете, а какие еще традиции Смольного могли бы быть полезными современной школе?

– Неплохо бы позаимствовать у Смольного разделение учебного и воспитательного процессов, когда учителя обучали, а классные дамы воспитывали. Не секрет, что в современной школе учителю – классному руководителю зачастую некогда заниматься воспитанием. Хорошая традиция Смольного института – балы, спектакли и концерты, где воспитанницы могли показать свои таланты.

Кроме того, в Смольном институте большое внимание уделялось осанке, правильному питанию, здоровому образу жизни. Посещение школы не должно ухудшать здоровье ребенка, что происходит сегодня повсеместно.

Воспитание в Смольном основывалось на формировании хороших привычек: быть всегда чисто и аккуратно одетой, красиво двигаться, держаться прямо, убирать на место свои вещи, писать красивым почерком, не кричать... Сейчас это кажется примитивным, но в нашем море свободы самовыражения так не хватает этих замечательных привычек! Может, с этих простых правил и начинался притягательный образ смолянки, который в современной жизни кажется недостижимым идеалом.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 032 (5405) от 25.02.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.