Главная городская газета

Карточки

  • 10.05.2016
  • Екатерина Лустенко
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петебург Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Карточки | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Дети растут и обязательно превращаются во взрослых. Когда-то ребенком была моя прабабушка. И она совершенно точно знает, когда именно закончилось ее детство. Она стала взрослой в блокадном Ленинграде.

Мой прапрадед Петр Никитич Пастухов, талантливый инженер, жил и работал в городе на Неве. В семье было четверо детей, старшей Наденьке в 1941 году исполнилось четырнадцать лет. В страшную зиму 1941 – 1942 гг. она училась в школе. Прабабушка вспоминает: «Школы в блокадном Ленинграде работали. В классах было холодно. Не хватало учебников, тетрадей. Но все стремились учиться как можно лучше, чтобы гордились отцы на фронте, чтобы доставить хоть небольшую радость мамам, чтобы забыть о страшном испытании, обрушившемся на нас. После уроков дежурили на крышах домов, особенно трудными были ночные дежурства. Сейчас уже даже и не скажу, откуда бралась смелость. Мы просто старались спасти наши дома от разрушения...».

Думаю, в каждой семье есть реликвии, передающиеся из поколения в поколение. Старый, пожелтевший от времени документ, датированный январем 1942 года, бережно хранится в нашем доме. Это эвакуационный листок. Семья инженера Пастухова была эвакуирована в городок Бийск Алтайского края. Оттуда семья переехала в Луганск для восстановления Донбасса. Старый альбом с фотографиями, который мы часто перелистываем с прабабушкой, – свидетель тех событий.

Луганск, 1943 год. Конец оккупации. На дорогах – обломки бронетранспортеров, а на улице, которую я хорошо знаю, – баррикада. В 1948 году Надежда Петровна была принята на работу в органы милиции. С этого дня началась трудовая деятельность моей прабабушки. В 2009 году губернатор Санкт-Петербурга В. И. Матвиенко наградила мою прабабушку медалью в честь 65-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В 2010 году указом президента Украины прабабушка была награждена юбилейной медалью в честь 65-летия Победы в Великой Отечественной войне.

На мои частые расспросы о блокаде бабушка отвечает коротко: «Не хочу вспоминать. Больно». Но есть в нашей семье одна история, похожая на легенду.

В начале января 1942 года Наденька, как самая старшая в семье, должна была в магазине по карточке получить хлеб. В помощь взяла младшего брата Юру. Очереди были длинные, мороз сильный. Ребята неожиданно обнаружили, что нет карточки. Ее потеря – это приговор. На карточке было напечатано: «Замене не подлежит». И тогда решительная девочка пошла в Смольный.

Она верила, что если кто и сможет помочь, так только один-единственный человек – первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). И дежурный постовой замерзшую девочку пропустил. Жданов внимательно выслушал Надю и распорядился выдать карточку...

Мне тринадцать лет. Я иногда вспоминаю мое «блокадное» луганское лето 2014 года. Нам тогда тоже было трудно. Мне кажется, что дети, пережившие блокаду, – особые. Мы рано взрослеем и становимся серьезными. И еще у нас есть память о том, что забывать нельзя.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook