Главная городская газета

Как водка «спасла» Кронштадт

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Как водка «спасла» Кронштадт  | Выступление большевика Иосифа Дубровинского на Якорной площади Кронштадта осенью 1905 года. Слева на картине – строящийся Морской собор.<br>Иллюстрация из архива автора

Выступление большевика Иосифа Дубровинского на Якорной площади Кронштадта осенью 1905 года. Слева на картине – строящийся Морской собор.
Иллюстрация из архива автора

Трактовка событий в Кронштадте во время первой русской революции 1905 – 1906 годов долгое время не вызывала сомнений. Казалось бы, все однозначно: справедливый бунт матросов, восстание против царского режима! Недаром ведь крепость была впоследствии подлинным форпостом революции, опорой большевиков...

А если посмотреть на эти события под несколько иным углом зрения? Сегодня такая возможность есть – благодаря материалам Российского государственного архива Военно-морского флота и Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, а также документам, опубликованным в 1930-е годы московским «Партийным издательством» в книгах, которые уже давно стали редкими.

Документы свидетельствуют, что в начале XX века в Кронштадте среди нижних чинов были проблемы с дисциплиной. Нечто подобное имело место и в других гарнизонах, но в Кронштадте это было возведено в превосходную степень.

Впрочем, объективные причины для недовольства были. Кронштадтское командование далеко не всегда заботилось о нижних чинах. Это на небольших кораблях матросы и офицеры были спаяны простой истиной: «Либо все живем, либо все умираем». На берегу было совсем по-другому. Обмундирование и питание не везде соответствовали нормам. Офицеры мало прислушивались к нуждам солдат и матросов. Многие современники отмечали, что пропасть между офицерством и представителями нижних чинов была подчас весьма глубокой.

Да и сам состав матросов был не лучшим. Часть ушли на Дальний Восток и погибли на Русско-японской войне, и в Кронштадте остались много таких, кого судовые командиры постарались списать с судов, то есть далеко не лучшие «элементы».

Комиссия, обследовавшая крепость в 1906 году, уже после беспорядков, отмечала: «...общий внешний вид людей гарнизона крепости по сравнению с обычным видом, нормальным для всей армии, должен быть признан далеко неудовлетворительным: встречалось как-то мало здоровых, цветущих лиц, выражающих бодрость, энергию и веселье, и на всей солдатской массе, изобилующей малокровными лицами, лежал отпечаток утомления и забитости; сторона эта достигала наибольшей рельефности в артиллерии и саперной роте; то же самое впечатление выносилось и из разговоров с нижними чинами...».

Караульная служба на островных фортах превращалась в рутину, отягощенную и самим положением военных объектов. Куда ж денешься – кругом вода. А условия в караульных помещениях на некоторых фортах были далеки от нормальных...

Большевики и эсеры использовали любую оплошность властей, чтобы внести смуту в ряды нижних чинов. Например, часть караулов при одинаковых условиях службы получала дополнительно суточные – 15 копеек. Агитаторы внушали солдатам, что суточные полагаются всем караулам, но в некоторых частях их воруют офицеры.

Не могло не раздражать и то, с каким особым рвением охранялись дома кронштадтских начальников. Так, у дома одного из них на нынешней Посадской улице (далее цитирую документ) «стояли на расстоянии нескольких шагов один от другого городовые вперемежку с нижними чинами, приданными в помощь полиции; тут же у подъезда стоял с заряженным ружьем часовой и околодочный, в подъезде жандарм и агенты охранной полиции, а у ворот, рядом с подъездом – дневальный казак». В саду располагался унтер-офицерский караул из восьми нижних чинов, а в казенном доме напротив – особый караул в составе целой роты; от этого караула на двух подъездах дома были выставлены два часовых с заряженными ружьями».

Кроме того, недовольство нижних чинов вызывали... порядки в публичных домах Кронштадта. Какие именно, из документов непонятно. В результате недовольные решили по праздникам «...собираясь толпами, разбивать камнями окна во всех публичных заведениях города. Хотя для прекращения беспорядков и вызывались войска, но к прибытию их на места беспорядков окна в этих домах бывали уже перебиты, а бесчинствующие нижние чины расходились». Это, кстати, о тяжелой службе в крепости...

Одним словом, к 1905 году в Кронштадте сложилась весьма напряженная обстановка, усиленно нагнетаемая агитаторами. В казармах читали нелегальную литературу, звучали призывы к открытым выступлениям за «правое дело». В 1903 году полиция провела около 60 обысков и привлекла к ответственности до тридцати матросов. Так что весьма активную агитационную деятельность в Кронштадте почти уничтожили, но в 1905 году, как значилось в документах, «брожение началось вновь». И, несмотря на аресты, в сентябре матросы и солдаты уже открыто сделали несколько «заявлений неудовольствия на экономической почве».

Осенью 1905 года, когда страну охватила всероссийская стачка, «брожению» стало тесно в казармах, и 18 октября, на следующий день после подписания Николаем II знаменитого манифеста, обещавшего русским подданным права и свободы, по Кронштадту прошло шествие с красными флагами и пением революционных песен, закончившееся митингом у Морского манежа. 23 октября на Якорной площади состоялся еще один митинг. Ораторы призывали солдат и матросов к восстанию, и оно было назначено на 30 октября.

Однако 26 октября около 80 солдат 2-го Кронштадтского крепостного батальона с криками: «Ура!», «Свобода!» вышли на Павловскую улицу. Солдат арестовали, но им на помощь пришли матросы, которые стали кидать камни в конвой и офицеров. В ответ прозвучало несколько выстрелов, один человек был убит и двое ранены. Возмущенные матросы вернулись в свои казармы и, вооружившись, снова вышли на улицу. В разных местах состоялись стихийные митинги, произошли перестрелки с верными правительству войсками.

Революционный порыв скоро угас, и город оказался во власти анархии. Начались грабежи и погромы. Первым делом были разгромлены винные лавки, затем ювелирные, часовые и другие магазины. Загорелись Татарские ряды, Гостиный двор, несколько зданий в разных местах города. Досталось и жрицам любви, которые тщетно пытались спастись от пьяных погромщиков.

Утром 27 октября в Кронштадт прибыли правительственные войска и прекратили беспорядки. В столкновениях с обеих сторон погибли 22 человека, ранены 88, более 4000 арестованы. Их предполагалось судить военно-полевым судом, но из-за многочисленных протестов его заменили обычным. В итоге к различным срокам тюремного заключения приговорили 231 человека.

Как отмечал офицер для поручений при штабе войск гвардии и Петербургского военного округа, «...руководители [беспорядков] не сумели овладеть движением, и все пошло вразброд; предполагавшееся политическое движение благодаря разбитым винным лавкам и грабежу обратилось в бессмысленное пьяное буйство. «Водка, – говорят, – спасла Кронштадт». То есть у вырвавшихся на улицу солдат и матросов не было толковых руководителей, которые смогли бы направить возмущение в сторону от винных лавок и публичных домов.

После подавления беспорядков 26 – 27 октября 1905 года в Кронштадте ввели военное положение. Винтовки на кораблях и в береговых экипажах оставили только для несения караульной службы, сообщение гарнизона с материком ограничили. Однако изолировать солдат и матросов от революционной пропаганды не удалось. Вместе с продовольствием и другими грузами в город продолжали поступать антиправительственные листовки. Но главное, что практически ничего не было сделано, чтобы улучшить условия службы нижних чинов. И в июле 1906 года Кронштадт взбунтовался вновь...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook