Идеалист минувшей эпохи. Историк – о личности правоведа Анатолия Кони

Личность Анатолия Федоровича Кони в особых представлениях не нуждается: юрист, судебный оратор, публицист, литератор. Символ справедливости, честности, неподкупности. Однако даже собрание его сочинений, изданное чуть более полувека назад, представляет собой лишь малую толику его многочисленных произведений. Вот почему научный коллектив Санкт-Петербургского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции начал издание серии книг «Неизвестные труды Анатолия Федоровича Кони». О личности известнейшего правоведа и значении его наследия мы беседуем с одним из редакторов-составителей кандидатом исторических наук Данилом РЫБИНЫМ.

Идеалист минувшей эпохи. Историк – о личности правоведа Анатолия Кони |  ФОТО предоставлено ЦГАКФФД СПб

ФОТО предоставлено ЦГАКФФД СПб

– Данил Вячеславович, для многих Анатолий Федорович Кони в первую очередь судья, оправдавший Веру Засулич, стрелявшую в петербургского градоначальника Трепова. Но ведь ее нынче иначе как террористкой никто не называет...…На современной оценке Кони это никак не сказалось?

– Его репутация вообще-то была довольно парадоксальной. Либералы считали его своим, монархисты тоже (тем более что он дослужился до 2-го классного чина в империи) и даже революционеры... На самом деле к любым идейным течениям Анатолий Кони относился отрицательно, поскольку считал, что политические пристрастия ограничивают человека. Кстати, известна такая его фраза о революционерах: «Сила темперамента огромна, сила мысли ничтожна».

Себя он считал просто законником. В этой роли и выступил, председательствуя на процессе Веры Засулич. Конечно, при рассмотрении дела он мог повлиять на его ход в том или ином направлении, но в целом все-таки следовал букве закона и не подталкивал присяжных заседателей к нужному приговору – оправдательному или обвинительному.

Кстати, после освобождения Засулич быстро уехала из России. Дело было направлено на повторное рассмотрение, приговор отменили по процессуальным основаниям. Саму Засулич пытались экстрадировать из Европы, но не слишком активно. Своих должностей лишились два помощника прокурора, которые отказались поддерживать обвинительный уклон в деле террористки. В отставку был отправлен министр юстиции. Однако на карьере Кони этот эпизод почти не отразился.

– В советское время благодаря истории с Засулич фигуру Анатолия Кони превратили в некий канон...

– А мы теперь пытаемся вернуть живого человека. Он настолько многогранен, что интересен не только юристам, но и историкам, медикам, филологам. Вроде бы Анатолий Федорович был открытым человеком, много его трудов было напечатано. И в то же время он какой-то загадочный, странный...

Создатели серии книг подобрали те работы, которые никогда не публиковались или были изданы лишь однажды. В первый выпуск – «Исследования в гуманитарной сфере» – вошло 28 трудов по вопросам этики, социально-психологическим проблемам общества, судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы.

В будущих сборниках нам хотелось бы показать Анатолия Кони как чиновника, законотворца, этнографа, филолога, биографа, поэта, политика, общественного деятеля. И, наконец, просто как страстного и любящего человека. В конце концов перед нами предстанет живой, законченный образ этой незаурядной личности.

Между прочим, он оставил потомкам десятки тысяч писем. Не проходило практически дня, чтобы он не написал несколько посланий...… А вот почерк его оказался сложным для исследователей. Участникам нашего коллектива, прежде всего доктору юридических наук, кандидату исторических наук Александру Кодинцеву, кандидату юридических наук Наталье Штыковой и литературному редактору Ирине Шефановской пришлось затратить немало усилий, чтобы фактически реконструировать его записи, в которых он зачастую как будто бы беседовал сам с собой. Он ведь не предполагал, что эти материалы будут опубликованы.

Да еще и рассредоточены они теперь по многим  архивам. В Петербурге – по пяти, в Москве – по трем. В первый выпуск вошли главным образом материалы из Госархива РФ и рукописного отдела Института русской литературы (Пушкинского Дома).

Нужно сказать, что наше исследование заинтересовало многих и получило весомую поддержку. Большую помощь нам оказала Президентская библиотека, а без материальной помощи Нотариальной палаты Санкт-Петербурга и организационного вклада ее президента Марии Тереховой мы не смогли бы приступить к публикации книжной серии.

Представленные материалы раскрывают Анатолия Кони не только как юриста и судебного деятеля, но и как мыслителя и философа. Причем об этой стороне его жизни не догадывались и многие современники. Известны лишь отдельные элементы его мировоззрения, имевшие отношение к судебной этике и судебной экспертизе. Точно так же никто не представляет его как этно-графа, историка, религиоведа.

Между тем он отметился почти в каждой гуманитарной науке, был по-юношески вдохновлен всем объемом доступного ему знания. Трудно даже себе представить, как энциклопедична была его жажда знать и изучать все, что только можно...

Причем все современные ему знания Анатолий Федорович «адаптировал» для юристов, чем тоже прославился. Занимаясь какой-либо темой, он со временем выпускал по ней научно-популярную работу. Например, в бытность свою обер-прокурором Кони часто вел дела сектантов. Стал знатоком в этой сфере и посвятил ей несколько работ. Глубоко погружался в материалы судебной экспертизы и стал судебным экспертом. Лицезрел множество психических отклонений у преступников и стал изучать психологию...

– Почему же все-таки о Кони как ученом и популяризаторе известно сравнительно мало?

– Часть вины стоит адресовать некоторым «исследователям» – тем, кто очень любил и любит рассуждать о Кони, но за редким исключением в архивы не обращался и его работы в руках не держал. Возможно, отчасти виноват и он сам. Не занимаясь систематически наукой (за исключением последних лет жизни), он не относил себя к настоящим ученым, словно чувствовал перед такими людьми свое «несовершенство». Недаром свои работы он переписывал многократно и публиковал их крайне осторожно.

Однако все-таки была одна сфера, где Анатолий Федорович не ограничился популярными работами, а перешел к настоящей научной деятельности. Речь об этике, которую Кони называл «нравственным идеалом и явлением, судящим по поступкам человека»...…Остальные науки для него постепенно отодвинулись на задний план.

Почему именно этика? Причины и в личных особенностях его характера (он был человеком чувствительным), и во влиянии кантианства, приверженцем которого он оставался всю жизнь, и в личном опыте наблюдений за страданиями людей.

На мой взгляд, с определенной оговоркой Анатолия Кони можно приравнять к Конфуцию. Как и Конфуций, он создал не абстрактную теорию, которой в то время занимались многие российские ученые, а практическую этику. Она одновременно была и философским знанием, и пособием для формирования «совершенно-мудрого мужа». И хотя не вся эта работа сохранилась в полном объеме, мы можем утверждать, что это был выдающийся труд.

Вообще, мне представляется, теория Кони может стать для наших современников не просто интересной, а необходимой. Этическую модель поведения Анатолий Федорович предлагал как универсальную во взаимоотношениях людей.

– А следовал ли он этому идеалу в собственной жизни?

– Да, и это особенно важно. Исповедуя свою этику, он до такой степени был толерантен к окружающим, чувствителен, умен, профессионален, психологичен, что просто не мог не понравиться множеству людей...…Что неудивительно, ведь он обладал эмпатией — умением осознанно сопереживать.

И не отступив от своих принципов, он без всяких родственных связей смог подняться на политический олимп Российской империи и там продолжил их отстаивать. Как сенатор, он считал, что государство не должно получать доходы, добытые аморальным путем — от азартных игр (все они подлежали налогообложению), казенной монополии на продажу спиртных напитков, выпусков облигаций внутренних займов с выигрышами. Об этом он писал в статье, название которое говорит уже само за себя: «Нравственность и государственные доходы».

Весьма актуальны сегодня и его заметки по национальной этике. Кони предлагал отличать «здоровый патриотизм» от «больного». Первый – это «желание счастья и развития своей стране». Второй – «лицемерное отрицание своих недостатков», «ненависть вместо терпимости», «отрицание значения других народов».

Анатолий Федорович считал, что основная причина социально-политического кризиса общества — отступление от этических норм. «Современный человек старается забыться, уйти от себя, как бы страшась оставаться наедине сам с собою, – отмечал он. – Отсюда пресыщение всякого рода зрелищами и отыскание в них чего-нибудь особенно действующего на притупленные нервы. Таким элементом в зрелищах является плохо прикрытая жестокость».

В работе «Нравственность и общественная жестокость» Кони приводил множество примеров аморальных проявлений, даже зверств, причиной которых служило развращающее влияние современной ему индустрии развлечений. По его мнению, если человек со слабым интеллектом попадает в ловушку искушения, то его «этический стержень» распадается. Причем Анатолий Федорович рисовал облик морально разложившихся людей таким блестящим литературным языком, что читатель буквально содрогался от описываемых ужасов.

На его веку произошли великие социальные реформы и революции, но это не поколебало многолетней убежденности Кони в первостепенности нравственного стержня общества. Так что мысли Анатолия Федоровича, несмотря на присущую ему некоторую долю идеализма, и сегодня звучат весьма современно...

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#юристы #история #право

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 20 (6858) от 05.02.2021 под заголовком «Идеалист минувшей эпохи ».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».