Главная городская газета

«Граф Цеппелин» над Песками

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
«Граф Цеппелин» над Песками | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Воспоминания Никиты Владимировича Благово о жизни в районе Песков в 1930-х годах («СПб ведомости» от 1 декабря 2017 г.) вернули и мою память в то далекое время. Наша семья жила тогда на 6-й Советской улице в доме № 7. Окна смотрели в небольшой двор-колодец, который временами оживлялся появлением весьма колоритных персонажей.

Никита Благово вспоминал о точильщиках и музыкантах. Нас же чаще посещали старьевщики, с криком «костей, тряп..., бутыл..., бан...». Часто заходили нищие с детьми. Дети жалобными голосами заводили душещипательные песни вроде «Я родился сиротою, счастья-доли мне нет, вот умру, похоронят и никто не узнает, где могилка моя», «Все васильки, васильки...». Взрослые в самых разных вариациях исполняли одну из самых известных дворовых песен «Кирпичики»: «...И по винтику, по кирпичику растаскал опустевший завод».

Окна обычно открывались, зрители облокачивались на подоконники, кидали вниз монетки. Бывали целые представления: музыкант на чем-то играл, артисты расстилали коврик, на нем показывали свои трюки дети-акробаты. Заходили шарманщики, но самый большой интерес вызывал гадальщик с попугаем. В коробке лежали билетики, в которых было написано какое-то предсказание. За монетку попугай вытаскивал один из них, и получивший его обычно с волнением смотрел, что же сулит ему судьба.

Бывали и настоящие (по моему тогдашнему понятию) артисты. Насколько помню, дворник посетителей не прогонял.

До школы я ходил в детский сад (он назывался тогда «очаг»), который помещался в доме на площади напротив Рождественской церкви. Надо было переходить через Советский проспект (так в ту пору именовался Суворовский), по которому ходили трамваи (по-моему, № 5 и 12). Автомобили были редкостью, только одноконные телеги, которые тащили мощные лошади-битюги, да изредка пролетки извозчиков.

Церковь посещали тетка и бабушка отца. Когда в 1934 году храм взрывали, у нас со стены упала и треснула картина...

На углу Советского проспекта и 7-й Советской был магазин «Торгсин», в котором за валюту или золото/серебро можно было приобрести дефицитные продукты. Туда иногда ходила тетка отца и за «откушенный» от какого-то украшения кусочек золота покупала кофе и еще что-то. Потом там был гастроном, и сейчас тоже торгуют продуктами. Если в обычных магазинах что-то «выбрасывали» без карточек, то выстраивались длинные очереди. Запомнилась присказка того времени: «Кто последний? Я за вами. Что дают? Не знаем сами».

Воспитательница очага водила нас на прогулки, мы бывали в Овсянниковском саду, у 2-й ГЭС (государственной электростанции) на Новгородской улице, у швейной фабрики «Красная работница», на других соседних улицах. В нашем маленьком дворе места для игр не было, разве что в фантики (сложенные конвертиком обертки конфет). Улица, замощенная булыжником, тоже для игр не годилась. Поэтому мы убегали в Прудковский садик на соседнем Греческом проспекте, играли в казаки-разбойники.

Дорожки там были обсажены высокими кустами, за которыми можно было прятаться. Тогда памятника Некрасову в садике еще не было - только скромный бюст на небольшой площадке в центре.

Изредка наша дворовая компания отваживались добираться по Парадной улице до Таврического сада. Нас привлекали пруд и маленькие каналы. Было интересно наблюдать с берега выныривающих подышать тритонов и рыбок. Помню, что взрослые ходили в Таврический сад вечером, там были какие-то концерты и представления. Позже, летом, в какой-то год меня не могли вывезти из города и поэтому определили в дневной пионерлагерь. День мы проводили в том же Таврическом саду.

Никита Благово упоминает кинотеатр «Совет» на углу 6-й Советской и Советского проспекта. Я там тоже бывал, смотрел немые фильмы под аккомпанемент пианиста. Согласен, что новая гостиница на этом месте не очень сочетается с окружающей застройкой... Помню и греческую церковь, о которой вспоминает Никита Владимирович. Вокруг нее росли высокие деревья (похоже, лиственницы). Помню, что я в нее один раз заходил.

Из запомнившихся мне событий тех времен - пролет дирижабля (позже я узнал, что это был «Граф Цеппелин») над нашей 6-й Советской в 1931 году. Многое еще вспоминается, всего не опишешь...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook