Только на сайте

«Экспедиция в Большеземельскую тундру»

Редакционное жюри под руководством генерального директора газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Бориса Грумбкова определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга авторов лучших исследовательских работ.  Ниже мы публикуем текст одной из отмеченных жюри работ (в сокращенном виде).

«Экспедиция в Большеземельскую тундру» | Фото: Pixabay / schaeffler

Фото: Pixabay / schaeffler

VI региональная олимпиада по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга

ОУ: Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя образовательная школа №277 Кировского района Санкт-Петербурга 

Выполнил работу: Илья Агеев, 9 класс


 «Андрей Владимирович Журавский, Дмитрий Дмитриевич Руднев и их экспедиция в Большеземельскую тундру»


Введение


Мое увлечение географией началось еще с раннего детства. Я любил рассматривать и перерисовывать географические карты, изучать окрестности тех мест, в которых бывал.

Поэтому я решил связать мою исследовательскую работу с деятельностью Русского Географического Общества. Из предложенных моим научным руководителем тем меня заинтересовала «Экспедиция Д. Д. Руднева и А. В. Журавского в Большеземельскую тундру».

Актуальность моей работы я вижу в том, что об этой экспедиции Д.Д. Руднева и А. В. Журавского нет еще ни одной работы.

Цель моей работы: узнать, как проходила экспедиция, какими были ее итоги.

Я поставил себе следующие задачи:

    1) изучить биографии Д. Д. Руднева и А. В. Журавского; 

    2) узнать цели и задачи экспедиции Большеземельскую тундру;

    3) проследить маршрут этой экспедиции;

    4) Установить петербургские адреса Д. Д. Руднева и А. В. Журавского.

Свое исследование я начал с похода в Русское Географическое Общество, а именно в его научную библиотеку. Там я смог ознакомиться с отчётом этой экспедиции, дающий много новой на то время информации о географическом, геологическом и биологическом устройстве тундры. В документе говорится о местных жителях и работе сотрудников. Дана информация о материальных средствах и итогах экспедиции. Отчет написан подробно и обстоятельно. Руднев зачитал его на заседании географии математической и географии физической в ИРГО 30 ноября 1904 г. Отчет состоит из 15 страниц и приложения, включающего десять фотографий и карту Большеземельской тундры. Для своей работы я использовал много других источников, в частности обращался в Музей Журавского, находящийся в Усть-Цильме.

  Моя работа была представлена на конференции «Географы и путешественники Петербурга».

Глава 1. Жизнь Андрея Владимировича Журавского и его вклад в исследование Севера


Официально считается, что А. В. Журавский родился 22 сентября 1882 года, в г. Елизаветграде Херсонской губернии. Его настоящие родители неизвестны; мальчик был найден на крыльце приюта «22 сентября 1882 г. в возрасте двух недель без признаков святого крещения». Младенца усыновили Владимир Иванович и Софья Кесаревна Журавские. Его назвали Андреем, о чём имеется постановление Сената: «Воспитанник Андрей, усыновлённый указом Правительствующего Сената от 14 января 1890 г. генерал-майором Владимиром Ивановичем Журавским с правом ношения фамилии и отчества по имени усыновителя, но без права наследия имущества и дворянства».

Они вырастили и воспитали Андрея. Его новые родители были знатного происхождения и принадлежали к старинному военно-дворянскому роду Журавских, все мужчины которого были офицерами. Потомственное дворянство подарил им ещё Пётр l «за ратные подвиги Власа Журавского». 

Когда Андрею исполнилось 10 лет, Владимир Иванович умер от воспаления мозга. В мае 1901 года, когда Андрей сдал последний экзамен за курс гимназии Гуревича, в Санкт-Петербурге, у него умерла приёмная мать Софья Кесаревна – дочь отставного генерала; все её братья были офицерами.

Перед смертью отец просил стать опекуном Андрея своего старшего брата, отставного генерала Михаила Ивановича Журавского, жившего в Харькове.

После смерти матери в наследство ему достались 6 000 рублей и большая квартира в Санкт-Петербурге, с богатой библиотекой и несколькими комнатами. Оставшись один, он был вынужден сдавать часть комнат, изолировав их перегородкой, что приносило ему 500 рублей ежегодно. Сам он жил в кабинете-библиотеке отца.

С 1901 по 1906 год он слушал курс естественных наук в физико- математического факультета Императорского Петербургского Университета, работая в то же время в экспедициях.

Свою научную деятельность учёный начал в возрасте 20-ти лет. 15 октября 1901 г. Журавский выступил с первым докладом-рефератом «О болезнях и паразитах древесных и других растений в Финляндии» в ботанической семинарии Санкт-Петербургского университета. Летом 1902 г. он совершил первое путешествие по Архангельской губернии, собрал материалы по энтомофауне в Кехотской волости, Архангельского и Печорского уезда, по рекам Ижме и Печоре.

7-ого января 1904 г. в Троицком соборе Архангельска Журавский повенчался с Верой Алексеевной Рогачевой. Она была дочерью местного исправника Алексея Ивановича Рогачева.

Летом 1904 г. он организовал экспедицию в Большеземельскую тундру, исследование которой стало главным делом его жизни.

Потом Андрей Владимирович ещё раз вернулся в Большеземельскую тундру во второй раз в 1905 году и осуществил 8-ми месячную экспедицию (в этой экспедиции А. В. Журавский и другие смогли сделать то, что не успели сделать в 1904 году и гораздо больше того) по реке Пижме – р. Оранцель – вверх по р. Печоре на реку Вою – Матвеев остров в Северно-Ледовитом океане через всю Большеземельскую тундру от Ледовитого океана (Варандей), через Хайпудьуру и Адзьву. Командированная Императорским Петербургским Обществом Естествоиспытания, Императорским Минералогическим Обществом и музеями Императорской Академии Наук Экспедиция потерпела аварию и была выброшена на берег Большой тундры.

Пройдя по рекам Уса и Воркута, Андрей Владимирович обнаружил выходы каменного угля, лигнитов, битуминозных известняков, указывающих на наличие  нефти, месторождения и россыпи аметистов, агатов, горного хрусталя и дымчатого топаза. К началу зимы экспедиция перевалила через Урал в Сибирь и догнала пустозерских оленеводов, пасших свои стада в низовье Оби. Вместе со знакомым оленеводом и промышленником Семёном Кожевенным, Журавский отправился изучать главные ненецкие святилища на полуострове Ямал. Тут была собрана богатейшая коллекция ненецкой культуры: деревянные божества-болваны, шаманские бубны и одежды, детские игрушки, меховые мешки и патко, в которых ненки-кочевницы хранили всё: от иголки для шитья до верхней одежды, комплекты женской одежды с национальными украшениями и орнаментами. У охотников записывали предания и легенды. Как потом оказалось, равной этой коллекции в Академии Наук ещё не было. В этом же году А. В. Журавский сделал доклад для ИРГО.

1905 – 1914 года – Журавский избран и заведует Печорской опытной естественно-исторической станцией ИАН. Поначалу Печорская Станция распологалась в арендованных у местных жильцов домах в селе Усть-Цильма, а с 1913 года переезжает из Усть-Цильмы в имение Департамента земледелия и землеустройства у  Хлебина ручья (с 1976 года этот населенный пункт переименован в поселок Журавский). Станция получила участок в 600 десятин (около 720 га), сельскохозяйственные орудия и метеорологические приборы.

С 1906г., учёный провёл на Печоре два с половиной года, ведя непрерывные исследования: летом – естественно-исторические, зимой – этнографические. Напечатал ряд статей о Печорском крае в «Архангельских Губернаторских Ведомостях» и в «Голосе Севера».

1907 г. – по командировке ИРГО и Императорского Санкт-Петербургского минералогического общества, А. В. Журавский совершил экспедицию по реке Колва и сделал съёмку на протяжении 475 верст. За этот год он напечатал свыше 100 статей и корреспонденций о Крайнем Севере и Печорском крае в газетах «Голос Севера» и «Север».

В 1908 г. он состоял заведующим Печорской Станции , при которой ученый вёл опыты по сельскохозяйственным культурам. 11 декабря Журавский вступил в РГО. [38] По командировке императорских научных обществ совершил экспедицию по рекам Большой и Малой Сынье, а также вершине кряжа «Сабля» Северного Урала; открыл новые этапы Адакских гор (хребет с 1904 года был известен на протяжении около 500 вёрст).

14 ноября 1908 года состоялось Всероссийское совещание по организации сельскохозяйственного дела в России. Выступавший на нём с докладом о результатах работ на Станции Андрей Владимирович был поддержан всеми корифеями отечественной агропромышленной науки. На 3-й день после совещания он был приглашён к премьер-министру П. А. Столыпину.

Итогом обстоятельной беседы с Петром Аркадьевичем стало быстрое разрешение плана промышленного и социального развития края: организация ветеринарно-бактериологической станции по борьбе с сибирской язвой, признание Ухты нефтеносным районом, с выделением на бурение скважин 900 тысяч рублей, прокладка двух железных дорог– Печорской и Северо-Печорской со сметой  ~ 500 тысяч рублей. Было решено выделить 280 000 рублей на нужды Станции в течение ближайших 6 лет. Этот план был ранее разработан Журавским.

12-го января 1909-го  года Журавский был представлен императору Николаю ll и лично докладывал о природе и нуждах архангельского севера. 

Печорская Станция уже преуспевала в сельском хозяйстве. Вот что сообщала газета «Новое Время» (4 сентября 1910 года):

«Печорская естсественно-историческая станция начиная с 1906 года успела ввести в цикл туземных культур целый ряд растений, которые раньше считались на севере «безнадёжными». Даже по официальной статистике земледелие в Печорском крае распространяется очень заметно: так посевы ржи за это время возросли в 10 раз, ячменя – в 9, а картофеля – в 18 раз».

Большой поддержкой для Станции стали 2 000 рублей, присланные его дядей Михаилом    Ивановичем, доставшиеся от умершего в Одессе другого дяди,  Павла Ивановича. Эти средства позволили Журавскому оплатить расходы на покупку семян из разных регионов России, для внедрения овощеводства на Печоре, найм помещений и усадьб для научных работ и сотрудников. Однако денег для продолжения учёбы в Университете у него не нашлось, и его отчислили с последнего курса. За 3 года для нужд Станции было выделено всего 480 рублей.

Вся её работа была построена на горячем энтузиазме сотрудников, поверивших Журавскому, отстаивавшему идею индустриально-промышленного, сельскохозяйственного и социального развития Русского Севера. Станция широко использовала переработку сырья. В Усинских сёлах (на реке Усе) Новик-Бож и Колва были организованы маслозаводы, откуда  отправляли масло в Архангельск. Усилиями привлечённых к этому делу священников удалось вывести устойчевый к болезням местный сорт лука. Его урожаи были настолько велики, что по многу пудов лука вывозили на продажу.

Станция добилась успеха также в изучении культурно-исторического прошлого. Собранная ею коллекция предметов быта и культуры старообрядческого населения Пижмы, Усть-Цильмы и других селений стала украшением Этнографического музея Петра l в Санкт-Петербурге. Уникальная коллекция древнейших поделок – от молотка, изготовленного из позвоночника мамонта, до иголки – была передана в Академию Наук. Авторы этих коллекций были отмечены высокими наградами – денежными премиями, медалями и почётными грамотами АН и РГО.

В губернской администрации у Журавского было много врагов. Они помнили его вольные выступления в защиту самоедов (ненцев), разоблачения воровства среди губернских и уездных чиновников, патриотические русские настроения в отстаивании приоритетов российских промышленников перед иностранцами, использование труда политических ссыльных на Станции и на экспедициях. Все эти пороки общества он высмеивал в серии фельетонов    «Северные авантюристы» в газете «Северное Утро». Наконец это и привело к убийству молодого учёного. 15 августа 1914 г., на пороге здания Станции, в Усть-Цильме его застрелил подосланный управлением агент Н. И. Задачин, работавший на Станции писарем. Похоронен Андрей Владимирович Журавский в Усть-Цильме, у берега реки Печоры, как он просил об этом раньше, что, где и когда бы он ни умер, его похоронили у Печоры.

Журавский оставил детей: Евгению, Софию и Константина, и Ольгу.  Константин Андреевич родился в 1908 году, жил в Усть-Цильме, работал служащим. Его сын Константин (1937) стал главным конструктором завода Уфы, а другой сын Александр (1939) стал кандидатом технических наук и доцентом кафедры технологии машиностроения Уфимского авиационного технического университета.

С 1963 года в Усть-Цильме начал работу музей Журавского. Первый фонд музея был собран силами общественности из бытовых вещей, костей мамонта и предметов старообрядческой культуры. Все экспонаты были размещены в выделенной под музей комнате, на втором этаже только что построенного Дома культуры. Музей несколько раз переезжал. В 1969 году музей получил статус Народного. В 1978 г., после перенесения дома-памятника Журавского, краеведческий музей с музеем при Печорской Станции объединились под именем А. В. Журавского. 

Сейчас музей А.В.Журавского является важным пунктом в программе посещения района туристами и гостями республики, в условиях когда Усть-Цильма превращается в крупный культурный и старообрядческий центр Печорского края.

25 октября 1981 года был открыт памятник А. В. Журавскому в Усть-Цильме. Скульптор – Владимир Афанасьевич Рохин.

Глава 2. Жизненный путь и заслуги исследователя Дмитрия    Дмитриевича Руднева


Дмитрий Дмитриевич Руднев (см. прил. 6 и 7) родился 7 сентября 1876 года в Санкт-Петербурге в семье помещика Владимирской губ. и артиллерийского полковника Дмитрия Фёдоровича Руднева. Здесь прошли его детство и юность. Уже в последних классах гимназии он увлекался естественными науками, занимался дома химическими опытами, посещал популярные лекции в Петербургском народном университете, а также выступления известного физиолога профессора Тарханова в Тенишевском университете. После окончания гимназии Руднев поступил на биологическое отделение физико-математического петербургского университета. Там он учился с Н.М. Славским (гидротехником, автор «Карбониады»), А.А. Григорьевым (будущим академиком) и А.В. Журавским (позже исследователь Печорского края).

Теснее всего он был связан с кафедрой физической географии и метеорологии, возглавляемой А.И. Воейковым. Не переставая увлекаться физиологией, Дмитрий ассистирует на лекциях Тарханова. На втором курсе университета он выполняет работу при Институте экспериментальной медицины по теме «Воздействие радия на организм животного», предполагая специализироваться по физиологии. В летние месяцы вместе с другом детства В.Н. Хитровым и его товарищем А.А. Еленкиным путешествует с целью изучения ботаники по разным районам Средней России. 

В июне 1904 года Руднев участвовал в экспедиции в Большеземельскую тундру, за которую он был награждён серебряной медалью Императорского Русского Географического Общества.

  Летом 1905 г. Д. Д. Руднев слушал лекции Рихтгофена, Маркуса, Гролля и других профессоров в Берлинском университете. В 1906 году он вернулся в Россию и создал первый студенческий географический кружок. Кроме Руднева, бывшего в нем первым председателем, в состав кружка входили Л.С. Багров, С.И. Руденко и др. Студенты активно участвовали в различных экспедициях и экскурсиях, где особенно чувствовалась необходимость систематической практической подготовки. Руднев вместе с Л.С. Багровым, профессором П.И. Броуновым и другими учредителями кружка начали работу по переведению географического кружка в географическое бюро. В 1907 г.  Руднев поступил лаборантом в Педагогический музей Военно-учебных заведений, где он в 1910 году организовал «Географическое бюро», которое кроме справочной работы вело энергичную лекционную деятельность главным образом с целью подготовки исследователей. В конце концов, работа «Географического бюро» привела к разработке проекта специального Географического института.

В РГО Руднев вступил 26 января 1911 года.

Известна история о том, как Дмитрий Руднев столкнулся с немецким шпионажем, который процветал вовсю перед Первой мировой войной. Незадолго до войны в Петербурге набирала популярность новая картографическая фирма Юлиоса Гаша, изготовлявшая для широкого распространения лучшую крупную топографическую карту окрестностей Санкт-Петербурга в 3-х цветном масштабе, в красках. Пленившись такими красками, молодой Руднев, в наивности души, отправился было к Гашу наниматься в географические сотрудники. Гаш его принял в чрезвычайно странной и таинственной обстановке с глазу на глаз и уклонился от приёма его в сотрудники. Руднев сначала не мог понять такого поведения, причина выяснилась в 1914 г., через несколько дней после объявления войны: Гаш оказался офицером германского генерального штаба, поспешно скрывшимся на родину, причём всё его картографическое заведение было захвачено русской властью.

Накануне Первой мировой войны учёный отправился в кругосветное путешествие, завершить которое не удалось (его застала империалистическая война в Китае). Тем не менее, он побывал в Западной Европе, Северной Африке, Южной и Восточной Азии. Некоторые экспонаты из индийской коллекции исследователя представлены на экспозиции «Народы Южной Азии».

Д. Д. Руднев продолжал успешно работать и после революции. После 1917 г. он участвует в Печорской экспедиции Главснабпродарма (1919 г.). С 1918 года по 1919 год он был членом полярной комиссии СССР. В 1918-1925 г. работал секретарём правления географического института. В 1921 г. проводит съемку бассейна р. Шапкиной, закрывая последнее «белое пятно» в сводной карте Большеземельской тундры (вместе с А.А. Григорьевым и Г.Д. Рихтером)

В 1927 году - по поручению Полярной комиссии Академии Наук им составлена карта Малоземельской тундры. В 1927-1928 годах Дмитрий Дмитриевич начинает работу над миллионной картой мира, оконченной им в 1931 г. Эта карта вышла в свет буквально за несколько дней до его смерти.

Вениамин Петрович Семёнов Тян-Шанский (создатель Центрального Географического Музея) в своей книге, «То, что прошло» пишет о Рудневе:

«Вместо Святского я пригласил в учёные секретари Центрального Географического музея  доцента географического факультета Университета Дмитрия Дмитриевича Руднева, культурнейшего и прекраснейшего человека, хорошо известного мне как по Университету, так и по Центральному бюро краеведения, где он принимал деятельное участие». «Очень много для Музея сделал Д. Д. Руднев».

Вениамин Петрович также написал о смерти Руднева в 1932 году:  «Здоровье Д.Д. Руднева, больного саркомой в верхней части ноги, всё ухудшалось. Под конец лета ему пришлось снять всю ногу. Операция прошла удачно, и он лежал больнице, читая мою книгу «Район и Страна». Но потом настало ухудшение, сердце у него не выдержало, и он скончался. Похороны его, как и похороны Агафьи в предыдущем году, происходили в Александро-Невской лавре». 

Глава 3. Экспедиция в Большеземельскую тундру


Эта экспедиция была организована летом 1904 года. За лето удалось сделать многое. Создано описание геологии и растительности Большеземельской тундры, составлена карта ее внутренних районов, собраны обширные зоологические, ботанические и минералогические коллекции, найдены выходы бурых углей, открыт ранее неизвестный горный хребет Адак-Тальбей. Позже, в 1914 г., в день смерти Чернышева, Журавский предложил назвать этот хребет в честь выдающегося русского геолога. С тех пор на карте России появилось новое географическое название – хребет Чернышева. 

Результаты этой экспедиции были высоко оценены научной общественностью России. По отзывам Ф.Н. Чернышева, полученные Андреем материалы опровергали все ранние теории о геологическом строении этой области северной России. ИРГО наградило участников экспедиции серебряными медалями, а академики А.П. Карпинский, директор Геологического комитета, и Чернышев в своих выступлениях подчеркнули, что не видят промышленного расцвета России без освоения северных месторождений природных ископаемых.

Экспедиция была организована для исследования той части, по которой протекает река Адзьва (Хыр-Мор), приток реки Усы, и для нанесения её на карту.

Экспедиция встретила поддержку со стороны Минералогического общества, Общества естествознания при Санкт-Петербургском Университете (отдел зоологии), РГО и Академии наук. В состав экспедиции в Большеземельскую тундру вошли студенты: Андрей Владимирович Журавский (инициатор и организатор), Дмитрий Дмитриевич Руднев, Андрей Александрович Григорьев и Михаил Николаевич Шпарберг (сводный двоюродный брат Журавского).

ИРГО и АН представили им необходимые инструменты: ртутный барометр, 3 анероида, кипрегель и др.

Обязанности были распределены так: А.В. Журавский взял на себя сборы по зоологии беспозвоночных, геологии и ведение ботанических списков; Д.Д. Руднев – метеорологию, нивелировку, стереоскопическую фотографию, гербаризацию и черчение первоначальной карты в пути; М.Н, Шпарберг – топографию реки, озер, определение расхода воды и хозяйственныю часть; А.А. Григорьев – зоологию позвоночных, в частности орнитологию (токсидермию), а также труд статистических опросов туземцев, т.к. пятый сотрудник А.С. Волковысский отказался от участия в экспедиции.

Далее слова Руднева из отчета: «Из Санкт-Петербурга в первой партии выехали А.В. Журавский и А.А. Григорьев; во второй М.Н. Шпарберг и я. На Печору в село Усть-Цильму, сборный пункт, мы приехали к десятому июня. Благодаря любезности А.И. Рогачева к нашему приезду были закуплены «малицы», самоедские одежды из оленьих шкур, служившие нам постелью и теплой одеждой в холода; им же приобретен большой крытый «карбас» - лодка, саженей пяти длины, в которой мы совершили все путешествие и, наконец, он же озаботился нанять трех рабочих зырян и одного бывшего «самоедина», не раз бывавшего в тундре. Все они были из с.с. Ижмы и Мохчи на реке Ижме. Закупив снаряжение, пищевые продукты и все необходимое для путешествия, мы тронулись в путь 19 июня».

Пароходом «Печора» исследователи были доставлены к селению Усть-Уса, где они сверили свои анероиды со станционными. «Через 6 часов по прибытии в с. Усть-Усу, уже собственными средствами – бичевой. Обыкновенно трое рабочих шли бичевой, четвертый стоял на руле, мы же по мере надобности помогали им шестами.

Миновав реки Колву, Макариху, Сынью и др., мы достигли устья реки Адзьвы на восьмой день после отплытия из Усть-Цильмы».

Здесь они увидели живописные места, густые леса, имеющие большое количество зверей (они видели медведя, оленя  «важенку» и лисиц).

Поселки на р. Усе очень редки; некоторые - с. Усть-Колва, Макариха-вом, Ниедзель-вом, с. Болбан, Петрунь. До устья реки Адзвы их всего четыре. В них живут зыряне или оседлые самоедины (ненцы), промышляющие ловлей куропаток силками. Дома их крайне примитивны и большей частью их в каждом поселке не более 4-5. 

Погода в тундре была хорошей, а иногда жаркой, отчего их мучили комары и мошки. 

«27 июня днем мы вошли в устье реки Адзьвы. Отсюда начались наши регулярные исследования и съемка, которую вел буссолью Шмалькадера М.Н. Шпарберг, находясь во время движения карбаса наверху (на палубе)…

Сообщение между поселками поддерживается летом по воде, зимой же по льду на лошадях, которые тут еще есть.

Двигаясь дальше, в трех верстах мы увидели крутой песчаный берег.  В этом берегу нами была открыта лестница шурфов. Против ожидания, присутствия морских раковин обнаружить не удалось. Берег этот состоит из слоев различных песков и глин. В основании найдены аммониты и беллемниты в большом количестве. Этому берегу дано нами название «Никифорова Щелья».

Растительность здесь весьма богата. Травы достигают здесь значительной вышины, несмотря на то, что в балках находился еще снег. Ширина реки Адзьвы в низовьях достигает 50 саженей (106,68 м; 1 сажень = 2,13 м). Исследователи шли со скоростью 14 километров в день. Часто делались остановки для исследований, дающие одновременно отдых рабочим. На одном из берегов они едва не потерпели серьёзной аварии. Последние признаки лесов (одинокие ивы и ели) исчезают у р. 2 Нядейты. Река Адзьва очень извилиста и имеет много островков.

Эту реку никто из туземцев не знал под названием Хыр-Мор, и слово «мор»  не переводится ни на ненецкий, ни на зырянский и остятский языки. Имя же «Адзьва» у неё от слова «Адзь-гум» (Archangelica – борщовая трава).

Река Адзьва была пройдена за 36 дней. Оставалось 4 дня до возвращения, чтобы успеть на последний рейс парохода на Печоре. За 4 дня они исследовали Вашуткины озёра.

Вашуткины озёра, из которых вытекает река Адзьва, расположены под 68° градусами с. ш. среди тундр и представляют цепь из десяти озёр, соединённых последовательно лежащим кольцом, прерванном лишь в одном месте. 11-ое озеро Ямбо лежит в стороне и соединяется с 5-м рекой Белько-висы. Самое большое озеро «Большое Старое» (Эджид-старэй-ты) имеет в длину 12,8 км и в глубину примерно 24,54 м. В бурную погоду это озеро представляет собой непреодолимую преграду для ненца, плавающего по нему на своём утлом челноке. Разница уровней воды в озёрах незначительна и потому течение между ними слабое. В прозрачных водах озёр есть островки. Озёра питаются различными «висками», протоками, вытекающими из бесчисленного множества мелких озёр, которые часто находятся возвышенности.

Возвышенность эта носит на картах название «Большеземельский хребет», но нельзя назвать хребтом ряд сопок, которые нигде не превышают 128 м над окружающими озёрами.

Из-за недостатка времени и отсуствия оленей, пришлось возвращаться обратно, не достигнув океана, с расстояния 40-50 вёрст (ок. 48 км). Однако он не входил в основной маршрут, который был пройден в точности. Обратный путь вниз по р. Адзьве занял 7 суток.

Итоги экспедиции были огромны: наблюдения и сборы производились по р. Адзьвые и на Вашуткиных озёрах 97 пунктах (станциях).

    1) Геологические образцы дают интересные указания на строения и геологические особенности тундры.

    2) По энтомологии многие экземпляры жуков являются совершенно новыми для Архангельской губернии. Всего 6,5 тысяч жуков.

    3) По орнитологии было собрано 70 птиц (43 вида).

    4) По ботанике около 200 видов цветковых растений.

    5) Сделана съёмка озёр и реки Адзьвы в масштабе 1 версты в дюйме.

    6) Метеорологические наблюдения производились по 3-4 раза в сутки в 200 пунктах: над давлением температурой, влажностью, температурой поверхности воды и земли и др. (нивеллировка барометрическая). 

Кроме того: сделано около 100 снимков флоры, геологических и этнографических; собраны наземные моллюски, черви, пауки, планитонные пробы воды в озёрах; собранны статистические данные о состоянии живущих в посёлках зырян и прочее.

Глава 4. По петербургским адресам А. В. Журавского и Д. Д. Руднева


Завершить своё исследование можно виртуальной прогулкой по адресам этих учёных.

Первым адресом будет дом, где жил Журавский на 1-я линии, 40.

На месте этого дома было 2 участка, застроенных в 1720-1730-х годах. В середине XVIII века один принадлежал П. Курбатову, второй – Устюжскому архиерею. В конце XVIII века купеческие семьи Ильиных и Мичуриных объединили свои дома в один. В 1830 г. архитектор П. И. Габерцетель надстроил его третьим этажом и переделал фасад в формах зрелого классицизма. До начала ХХ века было еще несколько незначительных перестроек.

В 1840-1860-х годах участком владела семья адмирала С. А. Грейга, участника обороны Севастополя. В 1880-е годы церковь Святой Екатерины выкупила дом. Здесь жил автор исторического очерка церкви Л. М. Тихомиров. А. В. Журавский жил тут, когда он учился в Петербургском университете. В 1900-1910-х г. дом занимала художница З. Э. Серебрякова, во время 1-ой мировой войны – художник Н. Э. Радлов, а с 1919 до 1924 г. – его брат С. Э. Радлов, драматург и театральный деятель. В 1910-1930-х годах в этом доме была квартира художника-мариниста Н. Е. Бубликова. В этот период времени им написаны картины «Осень», «Свежий ветер», «Гонка яхт» и другие.

Следующий адрес Журавского это гимназия Я. Г. Гуревича (Бычкова). 

Гимназия Ф. Ф. Бычкова располагалась на Лиговском пр., 1/ул. Некрасова, 43/Озерной пер., 14. Архитекторы В. И. Токарев и А. Д. Шиллинг построили здание в 1875 г.. В 1876 г. статский советник Ф. Ф. Бычков купил этот дом для размещения частной гимназии и реального училища. В 1883 г. он был признан судом виновным в «развращении воспитанников» и директором гимназии стал Я. Г. Гуревич. Он сделал гимназию одним из лучших и прогрессивным частным средним уч. зав. СПБ, с правами казённых гимназий, пригласив лучшие педагогические кадры и передовых деятелей культуры. Из них некоторые преподаватели: И. Ф. Анненский – древние языки, коллежский советник Е. М. Гаршин – русская словесность, историк А. Н. Усов, К. И. Даннеман – музыка, П. П. Забелло – художество, В. К. Лебединский - физика. Некоторые знаменитые выпускники: князь В. А. Оболенский - 1887, композитор И. Ф. Стравинский – 1901, писатель и архивист А. Ивич – 1917 с золотой медалью и не закончивший гимназию поэт Н. С. Гумилёв.

После 1930-х годов дом приспособили для промышленного предприятия. В 2013 году здание начали реставрировать и готовить его под гостиницу «Карповка». 

Поскольку больше времени А. В. Журавский проводил на Печоре, в Петербурге у него мало адресов, в отличие от Руднева, проведшего большую часть своей жизни здесь. Первый его адрес это Большая Дворянская улица (Куйбышева), 33 / Петроградская набережная, 8

Здесь был доходный дом Н. Ф. Крупенникова, выходящий на Петроградскую набережную, был построен в 1841 г. по проекту архитектора А. М. Ливена. Первоначально он был трёхэтажным. В 1902 г. В. А. Демяновский раширил и надстроил угловую часть дома, что выходит на набережную. Дом перестроен по проекту И.И. Герасимова и Ф.Ф. Миритца в 1905 году. [20] По проекту Н. П. Ильина в 1907 г. возведён средний корпус. Д. Д. Руднев здесь жил на момент вступления в РГО (1911 г.) в квартире 6 [4]. В начале ХХ века здесь размещались частная женская гимназия и рисовальные классы Общества учителей рисования, а также частные курсы счетоводства. В этом доме находилась контора владельца пароходной фирмы Н.И. Карпухина. В 1910-е годы здесь проживали архитекторы Б.А. Липавский и В. Л. Гофман. С 1917 по 1922 год в доме жил «певец Красного Питера» поэт В. В. Князев. 

Следующий адрес его места жительства — это улица Халтурина (бывш. и ныне Миллионная ул.), 27, где он жил после революции. 

Дом построен в 1867 году по проекту архитектора А. И. Резанова, в 1882-1885 годах перестроен архитектором М. Е. Месмахером. Сначала, этот дом в стиле эклектики, был дворцом великого князя Владимира Александровича. С 1922 года здесь было общежитие Дома Учёных. Сейчас в этом доме находится гостиничный комплекс «Наука» Российской Академии Наук. 

И, наконец, набережная Крюкова канала, 28 / Набережная реки Фонтанки, 141. Дом К. Л. Дворжака был построен по проекту Ф. И. Руска в стиле классицизм в 1841 году. Здесь Дмитрий Дмитриевич жил незадолго до своей смерти [3]. В 2001 г. дом включён КГИОПом в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». Согласно другому источнику в 2004 году дом признан аварийным и его стали расселять. В 2009 г. здание включено в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия регионального значения  на основании распоряжения комитета по государственному контролю использованию и охране памятников истории и культуры №10-26. 

После того, как найдены адреса, где эти учёные жили, можно перейти к местам их научной деятельности. Первое и общее для них место – это Петербургский Универститет (сейчас СПБГУ), где вместе учились на физико-математическом факультете Д. Д. Руднев и А. В. Журавскй. Он был основан 28 января 1724 года (08.02.1724 по григоианскому).  Университет располагается в Здании Двенадцати Коллегий построенном в 1722-1744 годах по проекту Д. Трезини, по адресу Биржевая линия, 2, Универститетская набережая, 7. 

Дальше идёт штаб- квартира Русского Географического  Общества, куда, как уже известно, Журавский вступил в 1908 г., а Руднев в 1911 году. Но начнём сначала с самой организации.

Императорское Русское Географическое Общество  было основано по Высочайшему повелению в августе 1845 года, а осенью 1846 года его члены сняли первое помещение за 1200 рублей в год на набережной реки Мойки, 14 (дом И. И. Пущина). Там общество собиралось вплоть до 1862 года, потом Высочайшим повелением общество получило в бесплатное пользование квартиру в доме 6-й гимназии на Фонтанке у Чернышова моста (ныне площадь Ломоносова). Это был период расцвета географии,  Общество активно развивалось, ширились фонды его библиотеки и архива.

Организации уже нужен был собственный дом. В 1901 году Министерство внутренних дел дало разрешение на строительство, и нужно было искать финансирование. Вице-председатель Общества Пётр Петрович Семёнов (который прославился экспедицией в горы Тянь-Шань, отец Вениамина Петровича Тян-Шанского) потратил много усилий на то, чтобы получить разрешение обратить капиталы, предназначенные для выдачи премий и медалей, на постройку здания для Общества. В конце концов, гимназия Императора Александра I согласилась уступить Обществу  участок из своих владений на углу Казанского и Демидова переулка за 30 тысяч.

Здание было построено в 1908 г. по проекту Г. В. Барановского на Демидовском переулке (нынешний Гривцова), д. 10 и не разу с тех пор не меняло хозяев. 

Дальше идёт Центральное Бюро Краеведения (ЦБК). Там работал Руднев и оттуда был приглашён В. П. Семёновым-Тянь-Шанским в ЦГМ.

Центральное Бюро Краеведения (ЦБК) основано решением 1-й Всероссийской конференции научных обществ по изучению местных краёв Ленинградского и Московского отделений в 1922 году. ЦБК координировало краеведческую работу в стране. Организационный центр ЦБК находился в Москве, научно-методический - в Петрограде-Ленинграде (до начала 1925 - в главном здании Академии Наук на Университетской наб., 5, затем в Мраморном дворце на Миллионной ул., 5А). С 1922 при РАН, с 1925 в ведении Главнауки Наркомпроса РСФСР. Бюро возглавляли С. Ф. Ольденбург (до 1927 г.), потом  П. Г. Смидович. Д. О. Святский руководил Ленобластным ЦБК. В составе ЛО ЦБК работали секции: библиографическая и фотокраеведная, экспедиционно-экскурсоводная, сфенологическая, охраны природы, памятников искусства, быта и старины, библиотека, издательство. Здесь   выходили журнал «Краеведение» (1923-1929), бюллетень «Известия ЦБК», справочная и методическая литература.  К 1930 году ЦБК координировало деятельность более чем 2,3 тысяч краеведческих организаций и экскурсионных станций по всей стране, под его руководством проходили Всероссийские краеведческие конференции, разрабатывались образовательные программы. Ленинградские краеведы (Гревс, Н. П. Анциферов и др.) вместо узкого «производственного» краеведения (которое насаждали советские власти) разработали идею «гуманитарного» краеведения, расматривающего местность и город как «собирательную личность». Большое внимание уделялось сохранению памятников культуры.

Деятельность ЦБК вызывала подозрение властей. В 1929 г. начались аресты краеведов, в этом же году, в декабре, решение 2-го съезда краеведов  Ленинградской области ликвидировало Общество изучения местного края. В 1930 г. по «Делу о контрреволюционной группировке в ЦБК»были арестованы и осуждены  Г. А. Штерн, Г. Э. Петри и др. Многие секции были закрыты. В августе 1931 г. Анциферов, Б. Ф. Чирсков и др. (всего 25 человек) были осуждены по сфабрикованному ОГПУ делу о «контрреволюционной группе в экскурсионной базе».  В 1931-1932 годах закрылись экскурсионные станции в Парголово, Стрельне, Озерки, Лахте и закончил работу Музей природы Северного побережья Невской губы в Лахте. (большая часть научных коллекций уничтожена). В 1937 году Центральное Бюро Краеведения перестало существовать.


   

 Центральный Географический Музей

наб. Ново-Адмиралтейского канала, 6

Галерная ул., 60

набережная Адмиралтейского кан., 31х 

История географического музея начинается в феврале 1919 года в Зимнем дворце на первой общемузейной конференции под предводительством А. В. Луначарского, когда будущему его основателю В. П. Семёнову-Тян-Шанскому предложили идею организации комплексного географического музея по типу шведского Скансена — первого в мире культурно-исторического и этнографического музея на открытом воздухе, основанного в 1891 г. Артуром Халемуном. (Почти одновременно похожий музей был заложен в Лейпциге.)

К тому времени в России существовало уже много музеев по естественным наукам (Геологический, Зоологический, Этнографический, Археологический), а географии посвящались лишь временные выставки. Теперь же постановка такого вопроса свидетельствовала о новом уровне географии её переходе от узкоотраслевых описаний к широким и взаимосвязанным характеристикам.

Первое заседание организационного комитета будущего музея Семенов-Тян-Шанский провел 21 февраля 1919 г., а уже 23 июня Наркомпрос РСФСР официально учредил Центральный географический музей с передачей ему Елагина острова с дворцом и другими его строениями. Однако, кроме серии картин и диаграмм, оставшихся от выставки 1917 г., «Россия до войны и теперь», экспонатов не было, и зимой 1919-1920 г. Семенов-Тян-Шанский в нетопленной квартире по старым этюдам начал писать географические пейзажи и чертить карты. Его энтузиазм передался сотрудникам музея (из 2-й главы уже известно, что среди сотрудников был Д. Д. Руднев, причём сделал он для музея очень много.) и развитие ЦГМ пошло энергичнее.

Позже выяснилось, что Елагинский дворец мало пригоден для музея, поэтому музею выдали дворец великого князя Николая Михайловича (бывшего председателя ИРГО) в Михайловском близ Стрельны. Но эти планы не осуществились, там сделали колонию. Осенью 1921 г. пришло распоряжение о переводе коллекции в Петроград, причем без указания нового помещения. С помощью директора  Географического института (из 2-й главы уже известно, что Географический институт появился благодаря организованным Д. Д. Рудневым географичесому кружку и бюро.) С. Я. Эдельштейна музей нашёл помещение на набережной канала Грибоедова, где Географический музей находился с 1923-го по 1929 год. Этот период был назван Вениамином Петровичем музейным кустарничеством. Из-за капитального ремонта в 1929 г., музей переехал во дворец Бобринских на на Красной ( Галерной) улице. Коллекции музея стали расти, а в 1933 г. музей был назван ударным. Музей был 3-м по величине после Эрмитажа и Русского музея.   

В 1931 г. Смольный решил перевести РГО в особняк Бобринских, но после протеста обеих организаций это решение отменили. И всё же, половину здания занял «Гипровод». Из-за бесхозяйственности «Гипровода» летом 1931 г. в здании вспыхнул пожар, в результате которого пострадал краеведческий отдел музея, затем часть помещения «Гипровода» была отдана новым хозяевам в ходе уплотнения. Лишь в 1935 г., после выхода в 1934 г. нового закона об охране музеев, все здание, наконец, было возвращено музею.

В конце концов, после убийства С. М. Кирова 1934 г., музей подвергся репрессиям и стал разваливаться, пока не исчез совсем в 1937 году. Теперь же существует музей   истории   Географического  общества  СССР в здании РГО. 


Заключение

В ходе своей работы я узнал, что в 1904 году Д. Д. Рудневым и А. В. Журавским была совершена экспедиция в Большеземельскую тундру. В ней участвовали 4 студента Петербургского университета. 

Целью экспедиции было изучение Большеземельской тундры в Архангельской губернии, в частности картирование реки Адзьвы. 

Маршрут экспедиции был следующим: село Усть-Цильма, далее  пароходом «Печора» до села Усть-Усы, далее по реке Усе исследователи двигались самостоятельно до р. Адзьвы, а затем до Вашуткиных озёр. 

В результате этой экспедиции были совершены геологические открытия, собраны многочисленные коллекции, был осуществлены съёмки и метеорологические наблюдения, собрано много информации о местных жителях. 

Я исследовал биографии главных участников экспедиции – А. В. Журавского и Д. Д. Руднева и узнал, что Руднев родился в Петербурге, провёл здесь большую часть своей жизни и работал в таких почетных местах как ЦБК и ЦГM. Журавский, будучи новорожденным, был усыновлён семьей дворян Журавских. проживавших в Елизаветграде, учился в Санкт Петербурге, но большую часть жизни провёл в Печорских краях. 

В своей работе я указал петербургские адреса, связанные с Д. Д. Рудневым и А. В. Журавским. 

Таким образом я считаю цель и задачи моей исследовательской работы выполненными.


#краеведение #экспедиция #история России

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».

Их казнили в 43-м. Как чекисты оказались в плену у гестапо
13 Июня 2019

Их казнили в 43-м. Как чекисты оказались в плену у гестапо

Надписи на сиденье табуретки помогли раскрыть ход истории.

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.