Главная городская газета

Двадцать три испытания

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петебург Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Двадцать три испытания | Такой была Варвара Давыденко, когда сдавала экзамены в Женском медицинском институте на звание лекаря, 1914 г. Из фондов ЦГИА СПб

Такой была Варвара Давыденко, когда сдавала экзамены в Женском медицинском институте на звание лекаря, 1914 г. Из фондов ЦГИА СПб

«Именины в санитарном поезде. О чем рассказала семейная реликвия времен Первой мировой» – так называлась моя заметка, опубликованная в разделе «Наследие» 4 апреля 2014 года. Речь тогда шла о старинных настольных бронзовых часах фирмы «Павел Буре» с монограммой «ВД» и надписью «4/XII 1915 от персонала санитар. 182 поезда». История получила продолжение, тем более что для меня это часть семейной летописи.

«ВД» – это инициалы сестры моей бабушки Варвары Григорьевны Давыденко. Во время Первой мировой она была старшим врачом санитарного поезда # 182, который содержался Земским союзом помощи больным и раненым воинам. Часы стали подарком ей на именины 4 декабря 1915 года от персонала поезда. А заведующий хозяйством соседнего санитарного поезда # 198 Алексей Силантьевич Новиков, уже печатавшийся к тому времени под псевдонимом Новиков-Прибой, преподнес ей в подарок очерк, в котором вывел ее под именем врача Григорьевой. 6 января 1916 года его опубликовали под заглавием «Погрузка раненых» в первом номере журнала «Новый колос».

После публикации статьи в «СПб ведомостях» мне посчастливилось познакомиться с внуком Алексея Новикова-Прибоя. В его семейном архиве оказались неатрибутированные фото санитарного поезда # 198, которые никогда не были доступны широкой публике и не публиковались.

Что же касается моих дальнейших поисков документов старшего врача полевого санитарного поезда Варвары Давыденко по военным и медицинским архивам, то они оказались, к сожалению, безрезультатны. Однако потом совершенно случайно в описи дел Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, выложенной в Интернете, я наткнулся на знакомую фамилию.

Заказал дело, через месяц смог посмотреть... и ахнул. На архивной папке значилось: «Дело Испытательной Комиссии при Женском Медицинском Институте (Ленинградском Медицинском Институте) на звание лекаря. 1914 г. Давыденко Варвара Григорьевна». В деле – два ее фото, свидетельство о благонадежности, два диплома, квитанции об уплате экзаменов...

Удивительно, как строго относились в дореволюционной России к выдаче дипломов на звание лекаря. В 1902 году Варвара Давыденко на средства иркутского миллионера Второва была отправлена из Иркутска на учебу в Женеву. Как и почему – отдельная история, пока еще покрытая тайной. В семейном архиве сохранилась фотография Варвары, отосланная 12 апреля 1902 года из Женевы в Россию. На ее обороте – трогательные стихи, адресованные «Витюшке», которые наводят на мысль о юношеской любви, которой препятствовали влиятельные родители возлюбленного.

В Швейцарии Варвара училась в университете, получила два «заграничных диплома» и звание доктора медицины. Однако, вернувшись на родину в 1912 году, не смогла сразу же работать врачом: ей потребовалось подтвердить свою квалификацию, пройдя испытания в Женском медицинском институте. А именно – сдать экзамены по 23 предметам. Для допуска к испытаниям необходимо было еще и предоставить справку от градоначальника о своей политической благонадежности (и это несмотря на то что Давыденко была дочерью потомственного почетного гражданина). «Под судом и следствием не была и ныне не состоит, и ни в чем предосудительном полицией не замечена»...

Документы свидетельствовали, что испытания в институте были серьезные. Каждый из экзаменов принимали два профессора. Достаточно было испытуемой получить две неудовлетворительные отметки, чтобы комиссия признала доктора медицины Варвару Давыденко «не выдержавшей испытаний». Пришлось зимой 1913/14 гг. Варваре Григорьевне прослушать дополнительный курс лекций у ведущих профессоров.

Вторую попытку добиться диплома на звание лекаря Давыденко предприняла весной 1914 года. Тут она уже прошла испытания, получила «весьма удовлетворительно» по «учению об ушных, горловых и носовых болезнях» и еще четырем основным медицинским предметам. Медицинская испытательная комиссия на заседании 22 мая 1914 года признала Варвару Давыденко удостоенной звания лекаря. На следующий день она уплатила 4 руб. 50 коп. «за диплом на звание лекаря» (квитанция пришита к архивному делу) и получила временное свидетельство, действительное в течение полугода, пока не изготовили типографическим способом индивидуальный именной диплом.

В августе началась мировая война. Что было дальше, я уже рассказывал... Кстати, в апреле 1917 года санитарный поезд, где продолжала служить Варвара Давыденко, был отправлен в Сибирь за политкаторжанами, на нем «бабушка русской революции» Екатерина Брешко-Брешкович, одна из создателей и лидеров партии социалистов-революционеров, торжественно вернулась в Петроград.

Во время Гражданской войны этот санитарный состав был переоборудован Львом Троцким в «поезд ПредРевВоенСовета». Была ли там Варвара Давыденко, установить пока не удалось. Известно лишь, что после Гражданской войны она стала известным в Москве врачом-отоларингологом – так ей запали лекции директора Женского медицинского института профессора Бориса Владимировича Верховского.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook