Дом композитора-плотника. История постройки в поселке Комарово

Про архитектуру иногда говорят: «Музыка в камне». Дом, о котором пойдет речь, можно с полным правом назвать музыкой в дереве (Курортный район, поселок Комарово, Сосновая ул., 1). Ведь построил его композитор. Высокая крутая крыша сложной формы, темный сруб, веранда со скошенными углами и солярием над ней – может показаться, что пришли они из времен расцвета дачного модерна, настолько это не похоже на послевоенные постройки.

Дом композитора-плотника. История постройки в поселке Комарово | Каждую заработанную копейку Борис Клюзнер вкладывал в строительство дома, отказывая себе во всем. И необычная постройка сразу же стала местной достопримечательностью. / ФОТО АВТОРА

Каждую заработанную копейку Борис Клюзнер вкладывал в строительство дома, отказывая себе во всем. И необычная постройка сразу же стала местной достопримечательностью. / ФОТО АВТОРА

Сейчас имя Бориса Лазаревича Клюзнера известно, пожалуй, только специалистам, заядлым меломанам и жителям Комарова. Ученик Гнесина и Шостаковича, он был в числе тех немногих молодых композиторов Ленинграда, чьи произведения исполнял Мравинский. Его музыке отдавали дань такие известные дирижеры и музыканты, как Курт Зандерлинг и Арвид Янсонс, Михаил Вайман и Гидон Кремер. Однако череда прижизненных опал, посмертный негласный запрет привели к забвению: сейчас произведения Клюзнера звучат крайне редко.

Участок на окраине поселка Комарово он получил в конце 1950-х годов. Это был период сравнительного благополучия: в 1955 году он был во второй раз избран членом правления Ленинградского отделения Союза композиторов. В первый раз он стал членом правления сразу после войны, но был снят с должности после постановления Политбюро об опере «Великая дружба» 1948 года, осуждавшего «формализм» в музыке и открывшего череду гонений на многих композиторов.

Клюзнер сам спроектировал дом, ведь еще до поступления в Консерваторию он два года учился на архитектора. Вероятно, проект был навеян мотивами немецкой загородной архитектуры начала XX века: в его библиотеке есть посвященный ей альбом, в котором до сих пор сохранились закладки и пометки, сделанные рукой композитора.

Два года Клюзнер ходил по инстанциям, добиваясь разрешения на строительство: чиновники настаивали на использовании типового проекта. Мол, почему крыша такая крутая, почему дом будет не целиком обшит вагонкой? Претензии были бесконечны...

Еще пять лет заняло строительство. Сруб был куплен целиком в одной из деревень Ленинградской области, но прочие стройматериалы приходилось добывать. К тому же во время стройки случилась очередная опала.

Казалось бы, Клюзнер, бывший одним из заместителей председателя Ленинградского отделения Союза композиторов В. П. Соловьева-Седого, мог жить благополучной жизнью советского функционера. Но прямота, принципиальная честность, порядочность, определенное упрямство – все это привело к череде конфликтов, в результате одного из которых Клюзнер объявил о выходе из союза. Запрет на исполнение произведений и безденежье стали очевидной расплатой...

Дом Клюзнер строил сам, лишь в крайних случаях нанимая рабочих. Сам же делал мебель. Исключением был большой антикварный стол: его отправили «на дрова» с одной из дореволюционных дач. Клюзнер выкупил стол за бутылку.

На даче Клюзнер не расставался с топором, называя себя в шутку «композитором-плотником». Тяжелый сердечник, он не раз говорил: «Приеду в Комарово, возьму топор и сразу поправлюсь».

Каждую зиму дом навещали воры. Однажды Клюзнер обнаружил на полу следы от костра и разбросанные бутылки. Как дом не сгорел, осталось загадкой. Следующей осенью он оставил дом открытым, а на столе положил записку: «Убедительная просьба! Костры не разжигать, бутылки уносить с собой». Весной обнаружил приписку: «Будет сделано, шеф».

В 1962 году Дмитрий Шостакович уговорил Клюзнера перебраться в Москву. Там он вновь вступил в Союз композиторов. Но каждое лето возвращался домой, в Комарово. Он любил старинные дачи и сокрушался, видя, как от небрежения они приходят в упадок. Часто сидел в еще целой тогда беседке виллы Рено над обрывом на Морской улице. Другим его любимым местом было Щучье озеро, куда он ходил любоваться закатом.

В доме Клюзнера бывали в гостях многие известные композиторы и писатели тех лет: Дмитрий Шостакович, Борис Тищенко, Геннадий Гор (с ним Клюзнер регулярно играл в шахматы), Даниил Гранин, Вениамин Баснер (последнему Клюзнер спроектировал дом в Репине – увы, он не сохранился), Олег Каравайчук и многие другие.

Было в доме и свое привидение (вероятно, привезенное вместе со срубом): не раз жильцы слышали шаги и тяжелый вздох на пустой лестнице.

Однажды Клюзнер подобрал больного бельчонка и выходил его. Композитор дал ему кличку Фырка. Выпущенный осенью, он, хотя и стал совсем ручным, смог выжить в дикой природе и потом регулярно навещал своего спасителя.

В мае 1975 года Клюзнер приехал в Комарово в последний раз. В день приезда он пошел на почту, чтобы решить накопившиеся бытовые вопросы. Там его настиг последний инфаркт... Похоронили композитора на Комаровском кладбище. Чтобы получить на это разрешение от властей, потребовалось личное вмешательство Дмитрия Шостаковича.

Дом же и сейчас украшает Комарово: нынешние владельцы бережно сохраняют память о его строителе. Рассказывают, что незадолго до своей смерти мимо прогуливался давно уже ставший местной легендой композитор Олег Каравайчук. Ворота были открыты, он остановился и долго смотрел на дом. А потом сказал, ни к кому не обращаясь: «Все, как было при Борисе Лазаревиче».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#архитектура #история #Комарово

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 222 (7059) от 26.11.2021 под заголовком «Дом композитора-плотника».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».