Главная городская газета

Долги по ленд-лизу

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Долги по ленд-лизу | Американские истребители Р-63 «Кингкобра» на аэродроме «Буффало» (штат Нью-Йорк) перед отправкой в СССР.<br>Источник: www.waralbum.ru

Американские истребители Р-63 «Кингкобра» на аэродроме «Буффало» (штат Нью-Йорк) перед отправкой в СССР.
Источник: www.waralbum.ru

Накануне юбилея Победы вновь вспыхнули дискуссии: нужны ли были нашей стране поставки по ленд-лизу или мы могли справиться собственными силами? Ответ оказывался крайне политизированным и зависимым от того охлаждения, которое в последнее время возникло у нашей страны с государствами – бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции. Теме помощи союзников Советскому Союзу и использованию Германией скандинавского плацдарма против северных союзных конвоев была посвящена кандидатская диссертация Евгения ГУРЬЕВА. С ним мы сегодня и беседуем.

– Евгений Павлович, так все-таки могли бы мы справиться без союзников?

– На завершающем этапе войны, пожалуй, да. По объективным оценкам, в 1944 – 1945 годах Красная армия в живой силе превосходила вермахт в три раза, в авиации – в шесть, в танках – в четыре, в артиллерии – в девять. Так что сил, чтобы переломать хребет германской военной машине и дойти до Рейна, у нас хватало.

Другое дело, что высадка союзников в Нормандии в 1944 году и открытие второго фронта отвлекло с восточного почти миллион немецких солдат. Часть войск союзники физически разгромили, что минимум на несколько месяцев ускорило конец войны... А до лета 1944 года у немцев вполне хватало сил, чтобы держать южный фронт в Европе (Африка, Средиземноморье, Италия), который сам Гитлер позиционировал как вспомогательный.


– Когда говорят об участии союзников, вспоминают прежде всего помощь по ленд-лизу...

– В основе ленд-лиза лежал американский закон 1892 года, разрешавший министру обороны сдавать в аренду ненужное самим Соединенным Штатам вооружение. 8 марта 1941 года конгресс США принял билль о ленд-лизе, подписанный 11 марта президентом Рузвельтом. Изначально закон был направлен на помощь Великобритании. И это притом что в США действовал закон о нейтралитете, отмененный только после атаки японцев на Перл-Харбор.

На Советский Союз билль о ленд-лизе был распространен только 28 октября 1941 года, хотя поставки нам начались еще в августе. Они шли в рамках помощи Великобритании: часть грузов, отправленных для нее, она передавала в СССР.

Почему медлили с законом? Дело в том, что первое время общественное мнение США было категорически против помощи Советскому Союзу. До нападения Германии на СССР очень многие на Западе считали нашу страну невоюющим союзником нацистской Германии. Однако к октябрю 1941 года, благодаря активной позиции президента Рузвельта, больше 50% американцев были за помощь СССР.


– Насколько помощь по ленд-лизу была своевременна и эффективна?

– В самый трудный период войны, в 1941 – 1942 годах, она была для нас достаточно существенной. Например, в 1941 году поставленные союзниками самолеты (3296 штук) покрыли 40% потерь, понесенных советской авиацией. Поставленные танки (4697 машин) восполнили 30% потерь Красной армии 1941 года.

Ленд-лизовская техника была наиболее актуальна и важна именно в начальный период войны, поскольку заводы, эвакуированные на Урал летом 1941 года, не начали тогда еще работать в полную силу. Реально они стали давать продукцию только к лету 1942 года.

Тем не менее по отношению к вооружению Красной армии вклад союзников никогда не превышал 15%. По танкам наиболее высокий процент ленд-лизовской техники приходится на 1941 – 1942 годы – это 16%. К примеру, в июне 1942 года из 13,5 тысячи танков Красной армии 2,2 тысячи были поставлены по ленд-лизу.

В 1943 – 1945 годах количество ленд-лизовской техники и вооружения в Красной армии было на уровне 9 – 11%.


– Насколько качественной была военная техника, которая поставлялась нам союзниками? Насколько она соответствовала аналогам Красной армии и вермахта?

– Начнем с самолетов. Союзники поставляли в СССР пять типов истребителей: британские «Хаукер Харрикейн», «Супермарин Спитфайр» и американские «Аэрокобра», «Уорхок» и «Кингкобра», а также американские бомбардировщики «Бостон» и «Митчелл». Плюс знаменитые транспортные самолеты «Дуглас Дакота». Его лицензионная копия Ли-2 выпускалась в Советском Союзе еще до войны, кроме того, более 700 «Дугласов» были поставлены по ленд-лизу.

Самолеты союзников обладали существенным преимуществом: они были цельнометаллическими. Наши вплоть до конца войны были преимущественно деревянно-полотняными. Даже лучшие советские истребители конца войны Як-3 и Ла-7 были цельнодеревянными с определенными элементами конструкций из металла. Так что самолеты союзников были прочнее и в этом отношении не уступали немецким.

Первый советский ас начального периода войны дважды Герой Советского Союза Борис Сафонов пересел с отечественного И-16 сначала на «Харрикейн», на котором он одержал больше половины своих побед, а потом на «Уорхок».

Лучшим самолетом из тех, что поставляли союзники, принято считать «Аэрокобру». Кстати, это был любимый самолет Александра Покрышкина: он пересел на него в 1943 году и одержал на нем 48 из 59 побед. Шесть пулеметов и одна пушка – такой батареи не было ни у одного немецкого и советского истребителя того времени. Покрышкин категорически отказывался пересаживаться на отечественные истребители и перевооружать ими свой полк. На «Аэрокобре» летал и третий советский ас (после Кожедуба и Покрышкина) Георгий Речкалов, у которого было 57 подтвержденных воздушных побед.


– А что по танкам, поступавшим по ленд-лизу?

– Они не очень вписывались в советскую концепцию использования танковых войск. Например, британские танки «Валентайн», «Матильда» и «Черчилль», поставлявшиеся по ленд-лизу, имели максимальную скорость около 25 км в час – против 55 км в час у нашего Т-34.

Однако союзные танки, особенно британские, имели более мощную броню, нежели большинство наших машин. К примеру, броня среднего британского танка «Матильда» была сопоставима с нашим тяжелым КВ. Американский танк «Шерман» успешно боролся со всеми типами немецких средних танков, причем превосходил наш Т-34 по качеству прицелов и приборов наблюдения.

К концу войны некоторые танковые части Красной армии были на две трети укомплектованы «Шерманами». Яркий пример – 8-й гвардейский танковый корпус на 1-м Украинском фронте.

А вот чего у нас совершенно не было из того, что поставляли союзники, – это корабельных радиолокационных станций. Кроме того, мощные и при этом компактные радиостанции полностью обеспечили связь на уровне полк – дивизия – корпус, с чем у нас были большие проблемы в начале войны.

Кстати, еще существенным подспорьем для нас стали поставляемые союзниками тральщики, имевшие возможность обезвреживать неконтактные мины. У нас таких кораблей не было. Не имели мы и десантных кораблей с раскрывающимся носом, которые мы тоже получили...


– И, конечно, автомобили...

– Безусловно. Союзники действительно поставляли их в огромном количестве. Достаточно сравнить: за время войны в самом СССР было выпущено чуть более 156 тыс. машин, союзники же передали нам почти в три раза больше.

В частности, мы получили по ленд-лизу полноприводные автомобили, без которых невозможно представить современную армию. Да, у нас были собственные джипы – «ГАЗ-64» и «ГАЗ-67», но их выпустили всего около четырех тысяч. А одних американских «Виллисов» по ленд-лизу нам поставили 50 тысяч!

И вот результат: большинство маневренных операций Красной армии конца войны обеспечивалось главным образом автомобильной техникой союзников, которая использовалась затем и в первые послевоенные годы. Если посмотреть кадры хроники конца войны, мы практически не увидим отечественных автомобилей. Мелькают «Виллисы», «Доджи», «Студебеккеры», «Форды». Даже легендарные «катюши» с 1943 года ставились на шасси «Студебеккер»...


– Каким образом осуществлялись доставки грузов по ленд-лизу?

– Было три пути. Самый короткий – северный, когда грузы шли из США сначала в Великобританию, далее из портов Шотландии в Исландию, затем под эскортом преимущественно британских кораблей – в северные порты СССР. Американцы присоединились к конвойным операциям только с лета 1942 года. Но этот маршрут был самым опасным, поскольку проходил мимо скандинавского плацдарма – вдоль берегов оккупированной фашистами Норвегии. И полностью находился под ударом немецкой авиации, подводных и надводных сил врага.

Всего с августа 1941-го по июнь 1945 года прошло 68 северных конвоев. В них приняло участие 583 транспорта, из которых 127 погибло. В среднем до СССР не дошло около 10% грузов.

Доминирующими стали два других маршрута – трансиранский и тихоокеанский. Путь вокруг Африки, через Персидский залив в иракский порт Басра, затем через Иран был безопасным, но самым длинным. Долгим был и путь из портов США во Владивосток, затем по Транссибу в европейскую часть СССР.

Статистика такова: в 1941 – 1942 годах 61% грузов был доставлен северным путем, около 40% приходилось на иранский путь. С 1943 года доля северного маршрута падает до 16%, а основная масса грузов в 1943 году идет через Иран, а в 1944 – 1945 годах – через Дальний Восток. Кроме того, с 1943 года был организован перегон авиации своим ходом по маршруту Аляска – Чукотка – Якутия – Урал и дальше.


– Когда поставки прекратились?

– 8 мая 1945 года президент США Трумэн издал распоряжение о прекращении поставок по ленд-лизу до того времени, как Советский Союз вступит в войну с Японией. С 8 августа они были возобновлены, а 20 сентября прекращены окончательно. Последним отправляли то, что уже находилось в американских портах и предполагалось к поставке.


– Каков был порядок расчета между нами и союзниками за предоставленную ими помощь?

– Начнем с того, что ленд-лиз состоял из двух неравных частей. Треть – оружие, боевая техника, вооружение, горючее. Две трети – невоенные грузы: металлообрабатывающие станки и оборудование нефтеперегонных заводов, которое разместили в Горьком, Астрахани и Баку. Дело в том, что двигатели автомобилей, поставлявшихся союзниками, требовали высокооктанового бензина, который у нас не производился. От нашего бензина моторы американских «Виллисов» и «Доджей» быстро выходили из строя.

Кроме того, союзники поставляли в СССР продовольствие – консервы, зерно из Канады и США. По некоторым оценкам, объема поставленного продовольствия по энергетической ценности хватило бы на то, чтобы содержать 10-миллионную армию в течение 440 дней.

Военные поставки осуществлялись бесплатно с условием, что после окончания войны все будет возвращено – кроме горючего. Причем техника должна была вернуться в полной комплектации, а потерянную требовалось компенсировать финансово. Это условие мы полностью выполнили.

Возвращение грузов шло через несколько наших портов. После приемки и проверки комплектации автомобили тут же загонялись под пресс. В частности, так происходило в Одесском порту. Почему? Американцы строго следовали букве закона. Сама техника им после войны была уже не нужна, а перевозить металлолом было дешевле.

Что же касается поставок невоенных грузов, то они осуществлялись на условиях кредита. В августе и сентябре 1941 года были заключены кредитные соглашения с Великобританией и США сроком на пять лет под 3% годовых. Во время войны СССР платил только проценты, а всю сумму он должен был выплатить после 1945 года.

В 1947 году американцы выставили счет на 2,6 миллиарда долларов. Начались переговоры, которые велись долгие годы. Только в 1972 году СССР согласился выплатить 722 миллиона долларов, включая накопившиеся проценты. Заплатить эту сумму должен был до 2001 года в обмен на определенные преференции в торговле с США.

К июлю 1973 года мы выплатили 48 миллионов, после чего выплаты прекратили, поскольку, как посчитало наше правительство, американцы не выполнили условия торгового соглашения. К этому вопросу вернулись в июне 1990 года, когда СССР согласился выплатить 674 миллиона долларов. Большую часть этой суммы в 1990-х годах заплатила Россия, последние 100 миллионов долларов не возвращены до сих пор.


Дорогами Победы

1941, 21 августа. Из Исландии в СССР отправился первый северный (арктический) конвой. Через 10 дней он прибыл в Архангельск.

1941, 9 октября. Госкомитет обороны СССР принял решение об организации доставки самолетов из США по воздуху.

1941, 28 октября. Президент США Рузвельт одобрил подключение CCCР к ленд-лизу.

1941, ноябрь. Начались поставки по трансиранскому и ти- хоокеанскому маршрутам.

1941 – 1945. Союзники поставили Советскому Союзу 18 786 самолетов, 12 961 танк, 10 343 артиллерийских орудия, 426 725 автомобилей, 2159 радиолокационных станций различного назначения, 43 869 полевых радиостанций, 479 боевых кораблей. Поставки по ленд-лизу составили 17,5 миллиона тонн грузов на сумму 13,3 миллиарда дол- ларов (по курсу того времени).

1945, 20 сентября. Все поставки по ленд-лизу в СССР были прекращены.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook